ZeroHedge
0
All posts from ZeroHedge
ZeroHedge in ZeroHedge,

Почему соотношение путов и коллов (уровень страха) выше, чем в момент коллапса Лемана в 2008?

Предоставлено Чарльзом Хью Смитом, автором блога ofTwoMinds

Растущий уровень страха, возможно, отражает смещение настроений с веры во всемогущество центральных банков к скептицизму.

 

По меньшей мере, один хорошо известный индикатор настроений, уровень страха на фондовом рынке, сейчас превосходит страх, спровоцированный коллапсом банка LehmanBrothers в сентябре 2008 года. Леман объявил о своем банкротстве 15 сентября 2008 года, спровоцировав каскад падений, который вскоре стал угрозой обрушить мировую глобальную финансовую систему.

Не существует подобного сопоставимого для сравнения события (по уровню страха), кроме как Великого Краха в 1929 году.

Поэтому является экстраординарным тот факт, что вчерашнее соотношение путов и коллов в 1.53 на бирже CBOE превысило соотношение путов и коллов во время глобального финансового обрушения в 2008 году, достигшее отметки 1.52.

Чем является соотношение путов и коллов? Вот стандартное определение: соотношение путов и коллов (PCR) на Бирже CBOE (Chicago Board Options Exchange‘s) является техническим индикатором, отражающим настроения инвесторов. Соотношение представляет из себя пропорцию между всеми купленными опционами «пут» и всеми купленными опционами «колл» на определенный момент времени.

Путы – это опционы, которые увеличиваются в своей стоимости при снижении цен на акции. Коллы – это опционы, которые растут в цене во время роста стоимости фондовых рынков. Итак, если игроки считают, что рынки упадут, они покупают больше путов (ставки на то, что рынки упадут), чем коллов (ставки на то, что рынки вырастут).

Не существует в природе идеального индикатора настроений. Участники покупают опционы с целью защитить или захеджировать свои портфели, а также для спекуляций на движениях рынка, поэтому соотношение путов и коллов отражает обширный диапазон мотиваций и эмоций. Тем не менее, данный индикатор является упрощенным термометром уровня страха и паники участников рынка.

Любой может загрузить соотношение путов и коллов на бирже CBOE с 01 ноября 2006 года до нынешнего времени с сайта CBOE и открыть его на графике Excel.

Если Вы отсортируете показатели 2,003 дней наивысших и наименьших значений, то обнаружите, что единственными показателями данного периода, превышающими соотношение путов и коллов во время коллапса Лемана и сегодняшние показатели 13 октября 2014 года, являются три дня в начале 2007 года, когда появились первые признаки того, что вода перестала лить на мельницу рынка закладных суб-прайма, и рынок недвижимости оказался в центре новостей. (Именно в эти три дня были зафиксирован PCR выше 1.53: 1.61, 1.65 и 1.68.)

В 28 из тех 2,003 дней зафиксировано соотношение путов и коллов выше 1.40. Только в 12 днях показатель PCR превышал 1.50. Очевидно, что текущий уровень страха является достойным внимания.

Что же так напугало игроков до уровней, которых не случалось с момента ударов по мировой финансовой системе в октябре 2008? Является ли совокупность сегодняшних глобальных рисков эквивалентной взрыву мировой глобальной системы? Игроки полагают, что таки есть.

Возможно, сегодняшнее отличие от 2008 года – сочетание глобальной эпидемии Эбола и геополитических конфликтов, а также ухудшение положения дел в глобальной экономике.

Растущий уровень страха, вероятно, отражает смещение настроений с веры во всемогущество центральных банков к скептицизму. К тому же, если центральные банки не могут гарантировать рынкам их рост еще выше, то тогда зачем держать акции на текущих уровнях? Обычный ответ: корпоративные прибыли и будущие доходы являются составной частью глобальной экономики, которая, по всей видимости, скатывается в рецессию или стагнацию, что не является идеальным с точки зрения для повышения будущих прибылей.

Также остается догадываться, является ли текущий взрыв уровня страха отражением новой неопределенности, так как участники рынков понимают, что вся современная хитроумная конструкция очень шаткая, поэтому они предпочитают бежать к выходу сейчас, чем взять на себя риск оказаться затоптанными толпой.

В подобной нервозности имеется также ирония: если бы центральные банки не были столь одержимыми в подталкивании рынков наверх за предыдущие 6 лет всевозможными уловками, возможно, рынки не так бы опасались своего коллапса.

 

Источник