Aleksandr Kramar
13
All posts from Aleksandr Kramar
Aleksandr Kramar in Aleksandr Kramar,

О психологических, социальных причинах, исторических корнях коррупции в России

 

Две статьи на одну тему, логически дополняющие одна другую:


Что происходит в головах у коррупционеров

Что происходит в головах у коррупционеров

Журнал New Scientist обобщил выводы нескольких исследований о причинах коррупции. Ученые наглядно показали, при каких обстоятельствах умные, здравомыслящие люди могут становиться коррупционерами.  Пытаются разобраться в том, почему противозаконное и аморальное поведение настолько распространено в мире.

Большинство людей считают себя довольно честными, предполагая, что такие неприятные понятия, как «коррупция», относятся к кому-то другому, но уж точно не к ним. Однако новые исследования показывают, что так или иначе любой человек, даже самый честный, может быть в ней замешан.

Дело в том, что каким бы цивилизованным ни было общество, злоупотребления положением в политике, различных органах власти и бизнесе в той или иной степени имеют место везде. Никакими тюремными сроками и прочими наказаниями стремление получивших власть людей к незаконному обогащению в большинстве стран подавить не получается. Эффективная борьба с коррупцией требует четкого понимания того, что же все-таки побуждает становиться коррупционерами.

Незаконное использование должностным лицом своих полномочий для личной выгоды изучалось в самых разных проявлениях. И даже на уровне инстинктов. Ведь с эволюционной точки зрения высокоморальное поведение далеко не самая рациональная стратегия, именно хитрость дает некоторое преимущество и большие шансы на репродуктивный успех перед теми, кто действует как все или строго следует правилам. Вот одна из причин, почему побороть стремление к материальным благам в обход закона и морали настолько сложно.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ МАХИНАЦИИ

«Если вы большую часть времени честны, то это может быть только из-за того, что у вас отсутствует возможность обмануть», — утверждает Самуэль Бендахан из Швейцарского федерального института технологии в Лозанне. Вместе со своими коллегами он придумал игру, участники которой должны были распределять сумму денег между собой и другими людьми, выполняющими роль сотрудников.

Были разные варианты, как это сделать. Можно было делить деньги, давая другим высокое вознаграждение за свой счет. А можно было сделать денежное довольствие меньше и по-тихому забрать то, что недополучили сотрудники, себе. В ходе предварительного опроса вторая стратегия приглянулась лишь 4% участников эксперимента.

На начальном этапе один назначенный человек распределял небольшие суммы реальных денег. И в течение десяти раундов все проходило честно. Затем число ответственных за распределение средств возрастало до трех человек, суммы также увеличивались. По итогам десяти раундов игры по этим правилам 45% участников эксперимента шли против морали и обогащались, пользуясь своим «служебным положением». Так было наглядно продемонстрировано развращающее влияние власти.

ОПЬЯНЕННЫЕ МОГУЩЕСТВОМ
 



Власть не просто предоставляет больше возможностей для финансовых злоупотреблений, она влияет на то, как человек думает. Йорис Ламмерс из Тилбургского университета (Нидерланды) сравнил то, что происходит в головах властей предержащих, с алкогольным опьянением.

Алкоголь сужает внимание и провоцирует поведение, которое можно назвать гиперуверенностью в себе и гипернапористостью. Так вот в Тилбургском университете следили за мозговой деятельностью облеченных властью людей и обнаружили, что у них наблюдалась активность в областях, связанных с подобной расторможенностью. Получается, что высокопоставленный человек, который хочет «взять плату за услуги», до конца не отдает себе отчета или предпочитает не верить в то, что в какой-то момент для него все может полететь в тартарары. Йорис Ламмерс назвал этот эффект «моральной близорукостью».

Поведенческий экономист Дэн Ариэли из Массачусетского технологического института добавляет к портрету мздоимца еще один нюанс. Согласно его выводам, наибольших успехов в махинациях, как, впрочем, и во многом другом, добиваются творческие люди с нестандартным подходом к решению задач и развитой фантазией.

НЕ ПОЙМАН — НЕ БРАЛ

Однако возникновению коррупции способствуют не только полномочия, которых нет у других, но и возможность удерживать психологическую дистанцию. Дэн Ариэли обнаружил, что люди больше склонны обманывать на жетоны, которые можно обменять на деньги, чем на сами деньги. Если продолжать рассуждать в том же ключе, то и взятки через посредника позволяют нечестным на руку несколько дистанцироваться от некрасивой ситуации.

Во-первых, посредник снимает неопределенность
, озвучивая тариф на определенные услуги, такие как подкуп политика, и тем самым способствует «нормализации» акта дачи взятки. Во-вторых, существование посредника снижает риск наказания для взяткоимца и создает иллюзию совместной ответственности.

КОРРУПЦИЯ ЗАРАЗИТЕЛЬНА

Между тем самым главным фактором, обуславливающим коррупцию, является то, поощряется или нет она самим обществом. В каких-то странах давать взятки даже не придет в голову, а где-то, как в России, они в порядке вещей, что-то вроде неофициального, но быстрого и надежного способа решения важных вопросов.

Нюансы восприятия коррупции изучала Эбигейл Барр из Оксфордского университета. Она провела серию экспериментов со студентами Оксфорда из 34 стран. Каждый из них должен был решить, следует ли давать взятку должностному лицу, например, за больничный лист. Обнаружилось, что люди из государств с наихудшими оценками в рейтинге восприятия коррупции часто решались на это пойти, потому что для них покупка справок была в порядке вещей.

Хорошая же новость заключается в том, что эти же самые люди могли стать менее коррумпированными. Повторное исследование, проведенное г-жой Барр через некоторое время, показало, что, пожив в Великобритании с ее низким уровнем коррупции, такие респонденты начинали вести себя практически полностью в соответствии с общепринятыми нормами. А выпускники из «коррупционно неблагополучных» стран и вовсе были неотличимы в этом вопросе от выпускников-англичан.

«В Англии и других странах с низкой коррупцией есть то, чего пока нет у нас. Главная причина этого — в действии социальных институтов, которым большинство подчиняется даже не всегда осознанно, а в результате усвоения их норм некритически с раннего детства в процессе социализации», — говорит заведующий отделом социологии фонда ИНДЕМ Владимир Римский. В странах, где хорошо выстроены социальные институты, взяточничество становится маргинальным явлением, отвергаемым общественной моралью и общественным мнением.

«Психология человека, которую изучали исследователи, в таких государствах подчиняется социальным институтам, а не доминирует над ними. Поэтому, например, люди, переехавшие из стран с высоким уровнем коррупции в государства, где она практически отсутствует, в большинстве своем прекращают совершать коррупционные действия. Ведь они начинают подчиняться социальным институтам, коррупцию отвергающим, делающим ее ненормальным и недопустимым явлением, — добавляет г-н Римский. — Но природа человека при этом не меняется: возвращаясь назад, такие люди снова начинают давать и брать взятки, потому что они снова подпадают под действие социальных институтов, поддерживающих коррупцию».

Автор - Андрей Сердечнов, www.rbcdaily.ru

http://digest.subscribe.ru/economics/society/n717331210.html


О народе России

О народе России

Подкачал в России народ. Любит власть. И не любит нести ответственность за себя. Первое для власти приятно. А второе — нет. Приходится напрягаться, решать многие проблемы, которые валятся на голову как из рога изобилия. А вот бы по-другому: и власть любит, и все проблемы сам решает! Это был бы хороший народ. Но где ж такой взять?

С нашим народом в самом деле проблемы. Он в своей массе не ценит свободу, проявляет рабскую психологию, не считает высшей ценностью человеческую жизнь и наплевательски относится к правам человека, не признает незыблемость честно нажитой частной собственности, во всем уповает на государство. Странно в этой ситуации удивляться тому, что более половины жителей России неизменно поддерживают национального лидера, что их устраивает суверенная демократия, хотя в большинстве регионов они живут практически в условиях феодализма и у многих своя «кущевка», хотя они еле сводят концы с концами, а российские миллиардеры становятся все богаче.

Вот свежие примеры. Согласно опросам Левада-центра — пожалуй, единственной социологической службы, результатам опросов которой можно доверять, 82% наших сограждан не видят возможности влиять на политику. Но это не только характеристика государства, власти, это и характеристика нашего народа, который позволил этой власти выстроить такое государство. На вопрос «Какими словами вы могли бы обозначить свое отношение к Владимиру Путину?» 3% дают ответ: «Восхищение», 24% — «Симпатия», 33% — «Не могу сказать о нем ничего плохого». Итого 60%! Такова наша культура, во многом сохранившая черты традиционной. Это обусловлено нашей историей.

Еще в начале XX века подавляющее большинство подданных Российской империи было сельскими жителями, то есть носителями традиционной культуры. Проходивший тогда вполне успешный процесс индустриализации прервала гражданская война, которая вконец разрушила промышленность и отбросила страну в прошлое. Для того чтобы преодолеть катастрофическое отставание от Запада, Сталин жесткой рукой осуществил индустриализацию. Начало ей положил первый пятилетний план в 1927 году.

Тогда, в тридцатые годы, значительные массы сельского населения за короткий исторический период переместились в города. Известно, что в ходе индустриализации происходит не только перетекание сельского населения в города, но и модернизация традиционного общества, которое в конце концов становится постиндустриальным. Подобный процесс происходил и в СССР. К 1937 году, по прошествии десяти лет, его последствия были уже ощутимы. Однако наметившиеся подвижки в обществе не устраивали Сталина, поскольку грозили обернуться в будущем потерей власти. И он нашел способ остановить их.

Репрессии продолжались весь период правления «отца народов». Но особый размах они приобрели именно в 1937-1938 годах, охватив самые разные социальные группы. Страну окончательно пропитала атмосфера страха. В итоге были сохранены родовые черты традиционного общества.

Прежде всего это отсутствие уважения к человеческой личности, непринятие человеческой жизни и, соответственно, прав человека высшими ценностями, непризнание незыблемости частной собственности (она вообще отсутствовала в СССР), непринятие того, что человек выше государства. Это неумение нести ответственность за себя, стремление во всем полагаться на государство и рабская психология.

Все эти черты сохранились у основной массы советских людей к 1991 году. Вот почему подавляющая часть населения России не могла и не хотела понять, что либеральные реформы требуют изменений не только в экономике, но и в обществе — то есть во всех нас.

Большинство из тех, кто сохранял традиционное мышление, ожидали новой, устроенной, сытой жизни как само собой разумеющегося, что следовало получить без каких-либо собственных усилий. А когда через три-четыре-пять лет не получили этого, тут же разочаровались в новой власти и начали поддерживать коммунистов.

Фактически граждане России в своей массе не готовы были к жизни в демократическом обществе и рыночной экономике, чем сполна воспользовались чиновники и чекисты.

Сегодняшняя Россия
так же далека от демократии, как и пятнадцать лет назад. Но причина этого отнюдь не в нынешней власти. У нас такая страна, потому что такой народ. И если поменять власть, нет гарантии, что мы получим другую страну. И гарантий не будет, пока не изменится культура основной части граждан.

Народ наш показывает полное равнодушие к политике, нежелание проявлять даже минимальную общественную активность. Многие общественные деятели и представители творческих профессий публично демонстрируют примеры рабской психологии.

В одной из своих работ культуролог Игорь Яковенко писал: «Подавление личностного начала одна из магистральных функций русской культуры». А известный философ Вадим Межуев подчеркивал: «Отличие России от Запада следует… искать не в цивилизации — здесь можно говорить лишь об отсталости России от Запада, — а в культуре».

Ситуация и в самом деле тупиковая. Надежда может быть только на власть. Разумеется, не нынешнюю. А ту, которая, по-настоящему думая о будущем страны, станет осуществлять широкую просветительскую деятельность. Подобную по влиянию на общество той, какая проводилась после Второй мировой войны в Германии и Японии. Попутно эта власть должна подавать обществу пример в законопослушности, порядочности, в реальном неприятии коррупции. Так что речь в любом случае о не столь близком будущем.

В проблемах нашего народа не его вина, а - его беда. Как бы разъяснить нашему народу, что уважение к личности напрямую связано с экономическим процветанием. Что эффективна вовсе не та власть, которая держит все в кулаке, а та, которая обеспечивает действие закона для всех без исключений. Что нести за себя ответственность надежнее, чем доверять это государству.

Автор – ИГОРЬ ХАРИЧЕВ, генеральный директор журнала «Знание-сила», секретарь Союза писателей Москвы

http://digest.subscribe.ru/economics/society/n719474714.html