Михаил Абрамов
3
All posts from Михаил Абрамов
Михаил Абрамов in Промышленная политика,

В.А. Кашин. Почему российское государство «портит» деньги?

Недавно мы опубликовали Доклад "Экономика России. Первоочередные меры для реализации в 2017-2018 г. г.». Доклад можно прочитать здесь http://www.modern-rf.ru/new/new_7.html В своем блоге я публикую статьи авторов доклада по вопросам, некоторые из которых не затронуты в Докладе, но интересны всем. В частности, я продолжаю публиковать статьи В.А. Кашина о деньгах.

В.А. Кашин. Почему российское государство «портит» деньги?

Прежде чем читать дополнительные соображения В.А. Кашина о деньгах, вспомните три максимы о деньгах из его статьи «Деньги в послевоенной России. Триумф диктаторов и провалы демократов» (см. https://s30285525606.whotrades.com/blog/43117238006).

  • Настоящие (товарные) деньги – как универсальная мера стоимости – не имеют ни национальности, ни гражданства.  Точно так же, как не имеют ни особой «национальности», ни определенного «гражданства» такие мерные стандарты, как метр, килограмм, литр.
  • Настоящие (товарные) деньги – это золото. Критики в отношении золота как денежного товара достаточно, но проблема в том, чтобы найти другой товар, превосходящий золото по всем его основным физическим и ценностным свойствам. Пока такой товар не найден.
  • Для настоящих (товарных) денег нет и не существует понятия их «нехватки» – как не существует и так называемой «проблемы недостаточной ликвидности».

Именно поэтому только настоящие деньги предоставляют их обладателю идеальное укрытие для его богатства от любых внешних сил и от любых действий любых государственных эмиссионных властей, стремящихся подменить эти настоящие (товарные) деньги своими бумажными суррогатными деньгами.

А запомнив эти три максимы, легко ответить и на вопрос, почему государство так держится именно за суррогатные, искусственные деньги.

Для этого нужно просто обратить внимание на баланс государственного банка, выпускающего эти суррогатные деньги. В этом балансе вся суммы эмиссии, выпущенных в обращение суррогатных денег, представлена как пассив, как долг этого банка. Поэтому, чем меньше стоят выпущенные государственным банком его бумажные обязательства, тем меньше долг этого банка. В этом – первый интерес и первая выгода государства именно в «порче» денег, т.е. – в денежной инфляции.

Но в балансе государственного банка есть и статья «активы», показывающая, во что он вкладывает свои средства. К примеру, это банк «вкладывается» в некоторый товар (золото, серебро, титан, и т.д.) или в определенную иностранную валюту. На начальный момент такой операции баланс этого банка показывает нулевое сальдо: на сколько он выпустил своих «денег», на столько у него есть и данного товара на складе (данной иностранной валюты в его сейфе).

А дальше – все просто: чем меньше стоят эмитированные этим государственным банков «дензнаки», и чем больше стоит приобретенные им товарные запасы (инвалютные резервы), тем больше «плюс» в его балансе, положительное сальдо этого баланса. А это – второй интерес, это - прибыль, которой можно распоряжаться, доход, в котором заинтересован всякий разумно хозяйствующий субъект. Поэтому государственному банку выгодно обесценивать свои обязательства (например, за счет дополнительных эмиссий своих дензнаков, или путем регулярного проведения так называемых «денежных реформ») и одновременно содействовать тому, чтобы росли рыночные цены его активов (приобретенных им материальных запасов, иностранной валюты).

И чем этот банк активнее действует в этих двух направлениях, тем больше его прибыли – которые могут использоваться на разные «полезные цели»: повышение окладов его руководителей, строительство и оборудование «достойных офисов», оказание финансовой «помощи» правительству, и т.д.

Но при этом надо помнить, что никакие прибыли «из воздуха» не берутся. И то, что «зарабатывает» государственный банк в своем балансе, имеет свою оборотную сторону, а именно - зеркально отраженные убытки граждан, предприятий и частных финансовых учреждений, которые держат на своих счетах или в своих сейфах выпущенные государством денежные знаки.

А есть ли какие-то пределы у этой «игрограммы», какие-то тормоза у субъектов, разыгрывающих эту безрисковую – для них – финансовую комбинацию? А это – вопрос к нам, к тем, кто выбирает государственные власти, во всех их ведущих «ветвях», кто уполномочивает государственные органы вести ту или иную денежную политику и, таким образом, дает общее «добро» на проведение вышеуказанных комбинаций (манипуляций) с нашими деньгами. 

Экономисты, прочно «сидящие» на государственных окладах, объясняют нам, что – «все в порядке, друзья», что «иного – не дано». СМИ успешно эти «квалифицированные мнения» размножают и распространяют. А каждый из нас волен сам решать, верить им или нет. У нас ведь полная «свобода совести», не так ли?

 И теперь – главный вопрос: возможно ли введение настоящих, золотых денег в современной России?

Возможно, если будет на то воля Главного Лица и наличия рядом с ним людей, которые в этом понимают.