Никита Петров
3
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Венгерский интерактив

Венгерский эмигрант, заработавший миллиарды долларов на фондовом рынке. Кто это? Первый вариант ответа очевиден – Джордж Сорос. Но есть его земляк, который менее известен, хотя не менее успешен и, может быть, даже более влиятелен - Томас Петерффи, основатель Interactive Brokers. Сегодня делюсь рассказом о нем, позаимствованном из Forbes.

Основатель компании Interactive Brokers Томас Петерффи фактически изобрел торговлю на бирже с помощью компьютеров. Теперь он хочет стать брокером. Каковы шансы на успех?

Его поместье на участке в 32 га с огромным каменным особняком расположено вдоль пустынной дороги в Коннектикуте. Чужаку трудно найти нужный адрес, потому что номера зданий здесь идут не по порядку. Уроженец Будапешта, миллиардер Томас Петерффи любит уединение, и пионеру электронного трейдинга десятилетиями удавалось благополучно оставаться в тени.

Распространение высокочастотного трейдинга резко снизило прибыль созданного Петерффи электронного торгового бизнеса. Поэтому в возрасте, когда многие предприниматели отходят от дел, он занялся созданием нового дисконтного брокера и стал публичной персоной в качестве основателя, генерального директора и владельца 75% акций Interactive Brokers, на которые приходится большая часть его $9-миллиардного состояния.

«Раньше я обычно думал о моделях, программах и математической стороне дела, — говорит Петерффи с сильным венгерским акцентом. — А теперь совершенно захвачен маркетингом. Здесь все не прямолинейно и не всегда логично». Одетый в брюки цвета хаки и полосатую оксфордскую рубашку, он сидит в кресле своего гостевого дома, который превратил в домашний офис. Через открытые окна комнаты, обшитой панелями из дорогого африканского красного дерева, открывается вид на поля, где когда-то паслись молочные коровы. Но Петерффи не выглядит расслабленным. Он занимается маркетинговыми задачами с той же интенсивностью, с какой прежде выстраивал математические модели и решал технические проблемы.

Петерффи даже сам снялся в рекламе Interactive. В одном ролике он произносит на фоне обложки бестселлера Майкла Льюиса «Быстрые мальчики»: «Мы в компании Interactive Brokers не торгуем против ваших ставок... Мы выстраиваем технологию, благодаря которой вы извлекаете прибыль из фрагментированных рынков».

Термин «фрагментированные рынки» звучит комично в сравнении с беззаботной компанией «Поговори с Чаком» другого миллиардера Чарльза «Чака» Шваба. Но и целевая аудитория Interactive Brokers более специализирована: это небольшие хедж-фонды и торговые объединения, независимые финансовые консультанты и активные индивидуальные трейдеры, которые хотят иметь тщательно разработанную платформу и широкий ассортимент продуктов — им предлагают на выбор почти 5 млн акций, паевых фондов, торгуемых на бирже инвестиционных фондов, опционов и фьючерсов из 24 стран. «В том, что касается простого доступа к биржевым инструментам, они явные лидеры среди брокеров», — утверждает Макре Сайкс, аналитик Gabelli & Co., который по-прежнему рекомендует к покупке акции Interactive Brokers, несмотря на то что в третьем квартале компания не показала прибыль. Сейчас бумаги торгуются на уровне $26, что в 29 раз превышает годовую прибыль в расчете на акцию: такой же коэффициент цена-прибыль и у акций Schwab.

По подсчетам Петерффи, на данный момент услугами Interactive Brokers пользуются лишь 5% трейдеров из всей потенциальной аудитории компании. Лицо инвестора искажает гримаса.

«Это сводит с ума, — вздыхает миллиардер. — Меня действительно очень расстраивает, что я не могу раскрутить бизнес до того масштаба, на который он рассчитан».

Петерффи всегда был человеком широкого размаха. Задатки предпринимателя проявились у него уже в старших классах школы, когда он начал контрабандой продавать жевательную резинку Juicy Fruit с наценкой 500%. В 21 год Томас приехал в Нью-Йорк, будучи нищим отпрыском аристократической семьи, которая при коммунистах потеряла все свое состояние.

С образованием геодезиста он устроился на работу в проектную компанию и в 1966 году впервые сел за компьютер. Его начальство приобрело Olivetti No. 1, но никто не умел писать для него программы. Петерффи вызвался сделать это.

«Я не умел говорить по-английски и полагал, что мне, возможно, будет проще выучить язык программирования», — признается он.

Одаренный программист, он решил использовать свои навыки на Уолл-стрит и начал создавать трейдинговые модели для других. В 1977-м, скопив $200 000, он купил за $36 000 место на Американской фондовой бирже (AMEX) и потратил оставшиеся средства на то, чтобы начать торговать в качестве индивидуального маркетмейкера по фондовым опционам.

В ту пору торговлю вели живые люди, выкрикивавшие ставки, компьютеры даже не допускались на AMEX. Но, работая по ночам, Петерффи создал собственные алгоритмы (сходные с моделью Блэка-Шоулза), определявшие оптимальную цену для покупки каждого конкретного опциона, и приносил с собой на биржу шпаргалки. К 1979 году у него было четыре трейдера, работавших по его моделям.

К 1983-му Петерффи добился разрешения AMEX на то, чтобы оснастить своих сотрудников мобильными устройствами, использовавшими компьютерные программы. К тому времени в его маркетмейкинговой компании Timber Hill было полно специалистов по биржевому анализу, мысливших с ним в одном ключе. Среди них был Томас Франк, пришедший туда в 1985 году, сразу после защиты диссертации по физике в Массачусетском технологическом институте (ныне он занимает должность директора по информационным технологиям). Петерффи распространил опыт использования мобильных компьютеров и торговли на основании алгоритмов на другие биржи по всей стране. «Он был очень дальновидным, возможно, умнейшим среди тех, кто занимался операциями с ценными бумагами, когда я познакомился с ним на Американской фондовой бирже», — вспоминает Артур Левитт-младший, который в 1980-х возглавлял AMEX, а в 1990-х — Комиссию по ценным бумагам и биржам США.

В 1993 году Петерффи создал Interactive Brokers — компанию, которая продавала брокерам электронные инструменты для трейдинга, созданные в Timber Hill (теперь Timber Hill является подразделением Interactive Brokers). Извлечение прибыли из технологических достижений выглядело логичным, но основные доходы Петерффи по-прежнему получал от маркетмейкинга и трейдинга. Он отверг предложение Goldman Sachs, которая хотела купить у него контрольный пакет акций, и в 2007-м провел публичное размещение 10% акций Interactive Brokers, которое принесло ему $1 млрд.

Это был пик карьеры Петерффи. Биржевые операции были, наконец, оцифрованы, и Interactive Brokers «оставили всех далеко позади», признает Кейт Росс, который конкурировал с компанией на протяжении двух десятилетий.

Но вскоре и сам революционер стал жертвой революции.

Новое поколение высокочастотных трейдеров оставило Петерффи позади на рынке маркетмейкинга и резко снизило его доходы.

Теперь основным источников доходов для него стало брокерское подразделение. За период с 2007-го по 2013 годы выручка и прибыль до уплаты налогов от интерактивных брокерских услуг почти удвоились до $814 млн и $391 млн соответственно (при том что весь рынок дисконтных брокеров оценивается более чем в $12 млрд). В то же время доходы от маркетмейкинга упали с $331 млн до уплаты налогов в 2009-м до $72 млн в 2013-м. Это расхождение было еще более резким в квартале, закончившемся 30 сентября. Брокерские операции принесли $152 млн до уплаты налогов, тогда как маркетмейкинг опустился в «красную» зону, зафиксировав $112 млн убытков из-за корректировки валютных курсов, трейдинговых ошибок и высококонкурентной среды. Акции Interactive Brokers, которые сейчас торгуются примерно по цене размещения, опережали по росту рейтинг S&P в последние три года именно благодаря бизнесу на брокерских операциях.

Штаб-квартира компании находится в непримечательном офисном центре из красного кирпича, расположенном в центре Гринвича (Коннектикут), в 15 минутах от поместья Петерффи. Там молча стучат по клавишам трейдеры и программисты: на столе перед каждым — по четыре экрана, еще несколько висят над головами.

В угловом отсеке, напоминающем помещение авиадиспетчерской службы, круглосуточно 6 дней в неделю присутствует десяток системных администраторов.

Эта платформа разработана для активных трейдеров и независимых профессионалов рынка. Комиссионные начинаются с минимальной ставки $1 за торговлю сотней акций и падают до полпенса за акцию при более значительных объемах. Услуги конкурентов с фиксированной комиссией при некоторых покупках оказываются дешевле.

Но Петерффи конкурирует не только по размеру комиссии. Клиенты, которые поддерживают баланс на уровне $100 000 или платят $10 в месяц комиссии, получают бесплатный доступ к рабочей станции Interactive (доступной в виде настольного или мобильного приложения или через сайт компании). Она предлагает такие изощренные инструменты, как Probability Lab, где инвесторы могут моделировать будущую цену опциона на графике нормального распределения, и Mutual Fund Replicator, который анализирует портфель фонда и указывает на аналогичные доступные по цене торгуемые инвестиционные фонды, пригодные в качестве замены. Еще один привлекательный момент — дешевые маржинальные кредиты: Interactive Brokers могут выставлять 0,96% комиссии за $1,5-миллионный кредит, тогда как у Schwab и TD Ameritrade комиссионные могут достигать 6%.

Как и у некоторых других брокеров, компьютеры Interactive Brokers сканируют разные фондовые биржи и скрытые пулы и могут даже разбить заказ, чтобы выполнить его по наилучшей цене. Но Петерффи подчеркивает, что, в отличие от прочих брокеров, Interactive Brokers не продаст свой поток заказов другой компании, которая может торговать против них.

Сайкс из Gabelli считает, что системы Interactive Brokers достаточно уникальны, чтобы обеспечить им преимущество. «Я думаю, что их модель можно воспроизвести, но это будет чрезвычайно сложно», — утверждает он. По словам аналитика, широкий ассортимент продуктов Interactive Brokers и сложные трейдинговые системы представляют собой «значительное препятствие».

Теперь вместо того чтобы проводить дни, руководя трейдерами, а ночи — за разработкой программ, Петерффи погряз в проблемах клиентского сервиса, продажах и маркетинге. Interactive Brokers использует контекстную рекламу в интернете (с ключевыми словами «дисконтный брокер»), печать и телевидение. После неудачного опыта с крупными рекламными агентствами компания сама разрабатывает печатную рекламу. Телевизионные ролики создаются рекламными отделами CNBC и Bloomberg News.

По-видимому, Петерффи отдает себе отчет в том, что его хвастливому рекламному заявлению «Мы создали технологию, чтобы вы могли извлекать прибыль из фрагментированных рынков» недостает огонька.

«В рекламе так много значат эмоции, — замечает он. — Нужно обращаться к душе людей, но в этом я не слишком большой мастер».

Удивительным образом, искренняя речь Петерффи сработала на выборах 2012 года, когда он выпустил рекламный ролик, осуждающий мало-помалу проникающий в Америку социализм. Он имел успех благодаря искренней интонации, пусть даже несколько суховатой. Петерффи говорит, что это даже принесло ему несколько новых клиентов.

В своем гринвичском офисе Петерффи смотрит будущий рекламный ролик. В нем два симпатичных парня играют в сквош и обсуждают свои карьерные дела, пока мяч летает по корту. В конце один из них наносит решающий удар и выигрывает. Победителем оказывается инвестиционный консультант, который только что начал независимую деятельность, используя платформу Interactive Brokers. Петерффи не в восторге от слогана («Я никогда не спал крепче»). «Я подумываю его сменить», — признается он. Вариант, который он предлагает взамен: «Нет, это просто так и есть». Он смеется, понимая, сколь невнятно это звучит. Он продолжает осваивать тонкости маркетинга.