Sambojoy
0
All posts from Sambojoy
  Sambojoy in Sambojoy,

"...финансовая система страны обречена": интервью с В. Фроловым

Очень информативное интервью с РБК Екатеринбург, масса финансовых тем: банки, золото, блокчейн, биткоин, финтех-стратапы и т.п., спасибо нашим агентам в Екатеринбурге!)))

«Финтех-стартапам в России не выжить, финансовая система страны обречена»

Основатель и научный руководитель проекта Copernicusgold.com, профессор Владимир Фролов – о госконтроле над рынком криптовалют, блокчейне в финансовом секторе и цифровой экономике, которая пока не грозит России.

Проект Copernicus Gold, основанный в Сингапуре бывшим председателем совета директоров банка «Северная казна», доктором экономических наук Владимиром Фроловым, заработал весной 2017 года. Сервис, работающий на технологии блокчейн, позволяет пользователям инвестировать свои средства в физическое золото, которое хранится в сингапурском хранилище, покупать и продавать валюты, а также включает в себя платформу для проведения финансовых трансакций, платежи при этом происходят мгновенно. Разработчикам удалось добиться реального физического онлайна, который пока не могут позволить себе банки. По просьбе «РБК-Екатеринбург» трейдер и финансовый аналитик Виталий Калугин поговорил с Владимиром Фроловым о будущем финансового сектора в условиях новой технологической революции.

— Сейчас о криптовалютах в России заговорили уже на государственном уровне. Причем на самом высшем. Последние новости – это поручения Владимира Путина об установлении государственного контроля над этим рынком. Разумны ли такие действия?

— Криптовалюты не входят в круг моих интересов. Наши интересы связаны прежде всего с технологией блокчейн. На месте любого государства я бы относился к нерегулируемом рынку криптовалют отрицательно. Обращение денежных средств, по моему мнению, требует надзора регулятора.

Может быть, это отпечаток моей профессии и двадцатилетнего опыта работы в банковской системе, но я считаю, что экономика должна быть легальной, честной, а финансовый сектор – максимально прозрачным для надзора.

Работая в Сингапуре, мы следуем всем требованиям регулятора. Знаем своего клиента, мониторим трансакции, блокируя сомнительные операции. Иначе тут работать невозможно.

Нет разницы, о каких деньгах идет речь, – реальных или виртуальных. Контроль в финансовой сфере должен защищать кошельки граждан от криминала и хищений.

— Блокчейн – это революционное будущее современной финансовой системы?

— Считаю, что технология блокчейн, безусловно, революция в финансовой сфере. Попробую более конкретно аргументировать ее революционность.

Действующая банковская система – иерархическая. Трансграничные платежи идут 3–7 дней, и средняя их стоимость – 8,5%.

Блокчейн - это распределенная сеть (каждый соединен с каждым), платежи стоят копейки и совершаются в физическом онлайне - мгновенно.

Действующая банковская система оперирует понятием «операционный день». Скажем, если у банка есть филиал во Владивостоке и там уже 16 мая, то он не может провести платеж в Калининград, где еще 15 мая.

Блокчейн оперирует не понятием времени, а лишь последовательностью трансакций, поэтому у него не может быть коллизий с платежом в прошлый день. По этой причине платежные системы на блокчейне могут работать круглосуточно и без временной привязки.

Для подтверждения перевода денежных средств от одного банка другому используются удостоверяющие центры. Они подтверждают факт проведения платежа, который не может быть оспорен ни при каких условиях. Это удорожает и замедляет проведение платежей.

Блокчейн алгоритмически подтверждает факт проведения платежа, и ему не нужен сторонний посредник для удостоверения подлинности платежа. Это ускоряет и удешевляет проведение платежей.

Банковская система страдает от DDoS-атак. Например, в 2016 году широко обсуждались атаки на крупнейшие российские банки. Это приводило к дезорганизации платежей и не позволяло своевременно проводить клиентские платежи.

Архитектура блокчейна такова, что такого рода атаки практически невозможны в отношении платежных систем на блокчейн-платформах.

Если бы блокчейн-технологии снижали издержки на 20–30%, то они имели бы все шансы на успех. Если же в 2–3 раза – то их победа была бы гарантирована. Но платежные системы на блокчейне снижают издержки на порядок, то есть в десятки раз. Поэтому победа блокчейн-технологий не вызывает никаких сомнений.

Сейчас развитие финансовой сферы на базе блокчейн-платформ идет в мире двумя путями. Один — это анархисты, занимающиеся анонимными переводами без идентификации. Наиболее известный пример — биткойн. Второй путь — это полностью регулируемый сектор: идентификация клиента, финансовый мониторинг сомнительных трансакций, лицензирование и контроль. Мы выбрали второй путь.

— Насколько банки готовы принять эту технологию?

— Банки сейчас бодро рапортуют о том, что они полностью погружены в блокчейн и чуть ли не со дня на день готовы перейти на эту революционную технологию. Время от времени мы даже читаем новости, что некий банк между своими филиалами провел трансакцию через блокчейн. Но блокчейн силен не только этим, а имеет много других перечисленных мной ранее достоинств. Для реального использования всей революционной мощи блокчейн-технологий их надо встроить в автоматизированную банковскую систему. Сделать же это в работающем банке – с его десятками взаимосвязанных ИТ-систем, миллионами клиентов и трансакций – фактически нереально.

— По сути надо строить новый банк с нуля?

— В принципе, да. Но это не полный банк со всем его функционалом, а лишь платформа для проведения трансакций. Всё остальное — депозиты, кредиты, работа на спекулятивных рынках, слияния, поглощения, управление наследствами и многое другое – никуда от банков не уйдет. У действующих банков мощный ареал обитания, и он останется за ними. Другое дело, что этот классический банковский бизнес может со временем перейти при проведении различных трансакций на блокчейн-платформу.

— Эффективность этой платформы можно измерить в деньгах?

— Расходы на проведение платежей станут ниже на порядок. Как минимум в десять раз. То есть при проведении трансграничных переводов вместо 8,5% клиент будет платить меньше процента. Но важнее то, что система позволит перейти на физический онлайн: вместо недели платеж будет идти мгновенно.

— Могут ли банки быть не заинтересованными в этой технологии, поскольку она снизит их комиссионные доходы?

— Можно выступать луддитом и пытаться остановить научно-технический прогресс, но сделать это нереально. На месте умного банка я бы не цеплялся за старое, а постарался возглавить прогресс: поучаствовать в развитии технологии, приспособить ее под себя и переделить рынок в свою пользу.

— А регулятор заинтересован во внедрении блокчейна в банковскую систему? Как вообще центробанки воспринимают новации?

— Ситуация достаточно быстро меняется. Еще год назад мы даже не помышляли работать в Европе. Видели, что там нас не ждут с распростертыми объятиями. В вопросе инноваций Европа в то время была достаточно консервативна. А этим летом наш технический директор ездил на Money 20/20 Europe и прямо из первых уст узнал, что ситуация кардинально меняется. Там выступал топ-менеджер Европейского центрального банка и очень активно агитировал финтех-стартапы работать в Европе.

Сложилась весьма интересная ситуация. Половина всех финтех-стартапов в мире имеет американскую прописку, еще 30% – в Великобритании, которая тогда еще не приняла решения о выходе из Евросоюза. Для евробюрократов это была прекрасная статистика. Но тут произошел Brexit – и Евросоюз практически остался без стартапов. Европа сейчас очень обеспокоена сложившейся ситуацией, поскольку если в ЕС не стартуют серьезные финтех-стартапы, то финансовая система обречена на архаику и потерю позиций в мировой финансовой гонке.

— Если говорить о Росиии, можно ли предположить, что если наши банки не будут смотреть в сторону блокчейна, то рано или поздно проиграют более расторопным конкурентам – банкам Европы, США, Азии?

— Россия и сейчас далеко не лидер. Наверное, никто уже не вспоминает времена президенства Дмитрия Медведева, когда широко заявлялось, что еще немного, еще чуть-чуть – и мы станем мировым финансовым центром. Не случилось. И похоже, что никогда и не случится.

Полагаю, что российская финансовая система обречена на деградацию. И будет становиться все более и более периферийной. Очень дорого заходить на российский рынок. Обычно у финтех-стартапов денег не так много, а минимальный капитал для небанковской кредитной организации (а именно такая организационно-правовая форма нужна для работы на российском рынке) должен быть не менее 90 млн руб. Плюс оборотный капитал, всякие текущие расходы, денежная подушка для этапа запуска проекта и выхода его на безубыточность – так что наберутся все 200 миллионов. В то время как практически в любой стране мира – в разы меньше. Кроме того, в России надо годами получать лицензию, информацию о клиентах можно хранить только в российских облаках, а их технологичность пока под вопросом.

Кстати, тема персональных данных тоже весьма интересна. Мы летаем самолетами иностранных компаний, живем в гостиницах за рубежом, имеем электронную почту и аккаунты в Google, Facebook и т. д., нас мониторят всякие бигдаты – и что же мы можем скрыть от мировой общественности?

— То есть эффективное развитие блокчейн-технологий в России и вообще движение к цифровой экономике – большой вопрос?

— Есть такой феномен русского человека: он любит душевно и много поговорить. Вся российская пресса заполнена темой блокчейна. Мне много приходится бывать за рубежом – и такого количества статей в популярной прессе о блокчейне нет, пожалуй, ни в одной стране мира. А в России это самая обсуждаемая тема. При этом за рубежом есть реальные системы, которые работают на блокчейне. А в России нет вообще ничего. К сожалению, всё начинается и заканчивается бесконечной болтовней.

Да, у меня много сомнений в том, что объявленный курс на цифровую экономику сколь-либо реалистичен. По одной простой причине: во всем мире сейчас финтех-стартапам дан зеленый свет – приходи и работай. Причем это в условиях того, что в классический финансовый сектор там постороннему человеку совершенно невозможно встроиться. Это закрытый мир, куда первого встречного-поперечного никто никогда не пустит. А вот все, что связано с блокчейном, – пожалуйста.

Я недавно разговаривал с молодыми людьми в Екатеринбурге, они занимаются блокчейн-технологиями, ну и где они работают? В Швейцарии. Знаю другие стартапы российского происхождения – в Сингапуре, Лондоне и т. д. Россияне сейчас присутствует везде, кроме России. Катастрофически теряем умных людей.

— Ваш проект Copernicus Gold будет работать в России?

— Мы хотим работать в России, но это не от нас зависит. Решать этот вопрос будет инвестор. С момента, как мы взяли чужие деньги, решения о локализации продукта принимает он. И я не уверен, что Россия будет присутствовать в списке приоритетных юрисдикций. Скажем честно, для инвестора интересна любая страна, где можно заработать хорошие деньги. Но Россия вряд ли является таким рынком. Туча заградительных барьеров, какие-то нереальные деньги, которые требуются для выхода на рынок, угрозы рейдерства, полунищее, немногочисленное население... Думаю, в мире есть рынки и поинтереснее.

— Вы запустили систему в мае. Для чего она нужна?

— Это мультивалютная платежная система. С развитым функционалом, с конвертацией, платежами и работой с физическим золотом. Она опирается на реальное золото в хранилищах, при этом позволяет также работать с фиатными деньгами – пока это американские и сингапурские доллары, евро. Клиентами могут быть как физические, так и юридические лица.

— Система построена на блокчейне биткойна, это был верный выбор?

— Безусловно, верный выбор. Главное, что этот блокчейн специально заточен на проведение платежей и уже восемь лет простоял на рынке. За эти годы с ним случались всевозможные коллизии, и команда программистов, сопровождающая биткойн, отполировала его до блеска.

Но конечно же этот блокчейн тоже не без проблем. Под нашу конкретную задачу он потребовал существенную доработку. Биткойн достаточно тормозная система. Пять-семь трансакций в секунду – это очень мало. Деревенский банк, а не глобальная система. Потенциала роста у него практически нет. Нам пришлось этот блокчейн существенно модернизировать. На старте скорость увеличили более чем в сто раз. Кроме того, удалось обеспечить физический онлайн. Больше года потратили на эту работу.

— Вы проект реализовывали четыре года. Не страшно было выходить на такую дистанцию на столь бурном рынке?

— Мы решали вопрос фундаментально, хотели сделать мощную, совершенную систему. Ну и когда мы начали, у нас вообще не было ни одного конкурента, никто этой темой в том уже далеком 2013 году даже и не занимался. Мы всё сделали к нужному сроку, когда наш проект стал столь актуален для рынка. Мало того, я думаю, что у нас есть еще фора года в полтора-два.

— Если завтра вдруг кто-то разработает более мощный блокчейн, чем у вас, возможна же такая ситуация?

— Архитектура системы у нас модульная. Ядро блокчейна – это лишь один из ее элементов. Появится, скажем, новый, более мощный блокчейн – мы выдернем старый и заменим на новый. Конечно, если он хотя бы года три поработает на рынке, и станет понятно, что он действительно реально эффективен и достаточно хорошо уже отлажен.

Вообще наше достижение не в том, что мы блокчейн модернизировали, а в том, что мы его упаковали в понятную для потребителя обертку. Это нормальный и понятный пользователям интерфейс и достаточно большой функционал. Пожалуй, на сегодня для систем на блокчейн-платформе беспрецедентно широкий.

— А если мне золото не нужно и я не его поклонник, то зачем мне ваша система?

— Если золото не нужно, вы можете о нем навсегда забыть. Пользуйтесь нашей системой как платежной платформой и работайте только с обычными валютами. Покупайте товары в интернет-магазинах, переводите деньги своим друзьям и партнерам по очень низким тарифам, конвертируйте одну валюту в другую. Сейчас конвертация у брокеров, я уж про банки и не говорю, стоит около 0,5%. Это достаточно дорого. Мы можем работать существенно дешевле.

— За счет чего?

— За счет полной автоматизации процессов. У нас нет человека внутри системы. Идентификацию проводит робот, финансовый мониторинг осуществляет робот. Покупка-продажа – робот. Конвертация – робот. Все автоматизировано. Это резко снижает издержки, ну и кроме того, мы не смогли бы обеспечить действительно физический онлайн, если бы в работе участвовали люди. Мы убрали людей как очень дорогой и ненадежный элемент, поэтому работаем с низкими тарифами и круглосуточно.

— Если вернуться к золоту. Получается, что купленное в системе золото в любом размере – хоть грамм, хоть тысячная доля грамма – обеспечено физически?

— Да, именно физическим золотом, а не бумажным. С золотом вообще есть очень интересный момент. Никто не знает, сколько в мире бумажного золота. Оценки разнятся кардинально: кто-то говорит, что его в три раза больше, чем физического, кто-то – что в тридцать раз. Необеспеченного золота стало так много, что участники рынка опасаются, что этот пузырь может лопнуть. Если это произойдет, то понятно, что будет: цены на физическое золото резко взлетят вверх. В этом плане бумажное золото – это реальные финансовые риски.

— Сейчас, по статистике, Россия покупает каждый четвертый грамм добываемого в мире золота. И владеет золотом примерно на 70 млрд долларов. При этом население в золоте накопления не хранит, почему так?

— В России ежегодно население покупает около четырех тонн. Много это или мало? Например, в Германии больше 100 тонн при населении в 80 млн человек. Хорошо, Германия – богатая страна, деньги некуда девать. Возьмем Китай или Индию. Мы покупаем четыре тонны – они более 300. То есть на душу населения у россиян в 10 раз меньше. Почему? Потому что у нас введен НДС на золото. Это абсурд! В Юго-Восточной Азии нет НДС на инвестиционное золото, в Европе нет, в Америке нет. В Белоруссии, Казахстане Киргизии тоже нет.

Если отменить НДС на золото, у граждан появится еще один инструмент для сохранения денег. Инструмент надежнее валют, того же доллара. За последние сто лет золото относительно доллара подорожало в 40 раз, с начала XXI века – в четыре раза. Конечно, спекулянты качают его вверх и вниз, но долговременный тренд однозначно на рост цены на золото.

Еще аргумент. Качнулась экономика хотя бы слегка – тут же все люди бегут в банк за долларами. А их становится в финансовой системе России всё меньше и меньше. Да и те валютные средства, которые население хранит в банках, давно уже значительной частью выданы нашим госкорпорациям в кредит. А в условиях дефицита валюты неизбежна волатильность рубля.

То время, за которое может быть создан такой розничный рынок золота в России, всецело зависит от оперативного принятия решений об отмене НДС на инвестиционное золото и от того, как быстро Центральный банк разработает пакет документов для такого рода финансовых организаций. Тянуть с этим не стоит.