furianez
0
All posts from furianez
  furianez in furianez,

Интересная статья по моему. Источник: http://topwar.ru/21941-rossiya-gotovitsya-k-voyne.html

Россия готовится к войне?

Сегодня, 15:40   |   Просмотры: 111   |   Распечатать   |       

Реформы в армии много ругали, но один факт не вызывает сомнений ни у кого: военные расходы России быстро растут.

В ближайшие годы правительство потратит 20 трлн рублей на грандиозное перевооружение армии. Где и против кого могут быть использованы новейшие танки,корабли и самолеты?

«Труднее всего ответить на тот вопрос, ответ на который очевиден». Высказывание великого Бернарда Шоу не теряет актуальности и сегодня. Очевидно, что Россия — великая держава и один из полюсов силы и поэтому всегда должна быть во всеоружии. Но одно дело рассуждать об этом абстрактно и совсем другое — наблюдать за масштабными военными приготовлениями. Реформы в армии много ругали, но один факт не вызывает сомнений ни у кого: военные расходы России быстро растут. В прошлом году они выросли сразу на 9,3% в годичном исчислении — до $72 млрд. Таким образом, мы уже обошли по объему трат на вооружения Великобританию и Францию, кстати, впервые в новейшей истории. А по темпам прироста военных расходов обогнали Китай и Индию, не говоря уже о США. Даже не искушенные в экономике люди заметили, что на фоне царящей экономической неопределенности огромный гособоронзаказ на 20 трлн рублей до 2020 года не был сокращен. Тут поневоле задумаешься: на что же пойдут эти колоссальные деньги и зачем России столько новейшего оружия? Давайте разберемся.

Главным гарантом национальной безопасности России традиционно остаются Ракетные войска стратегического назначения (РВСН). И в этой области в последнее время произошло несколько важных событий. Во-первых, начали реализовываться давно озвученные планы по созданию новой 100-тонной межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) шахтного базирования с перспективными средствами преодоления противоракетной обороны (ПРО) противника. Это важнейшее решение свидетельствует, что командование передумало отказываться от тяжелых МБР. Перспективная ракета должна прийти на смену советскому комплексу УР-100Н УТТХ «Стилет», сроки эксплуатации которого продлены до окончания работ по новому изделию. По-видимому, военные пришли к выводу, что в сложившихся условиях МБР подобного класса являются слишком важным и эффективным средством сдерживания, чтобы отказываться от них.

Во-вторых, в декабре 2011 года и в текущем году военное ведомство в лице командующего РВСН Сергея Каракаева и официального представителя пресс-службы Минобороны по РВСН Вадима Коваля неоднократно заявляло о возможном продолжении научно-исследовательских работ по проектированию боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) нового поколения. Напомним, что стоявшие на вооружении РВСН Советского Союза БЖРК с ракетой «Скальпель» являлись одним из главных козырей СССР в противостоянии с США. Они не поддавались обнаружению средствами космической разведки и гарантировали возможность нанесения ответного удара по Соединенным Штатам в случае ядерного конфликта. Намеки на возможное создание перспективного БЖРК, скорее всего, сигнал американским партнерам, упорно гнущим свою линию в деле строительства системы ПРО в Европе.
Но перевооружение охватит не только РВСН. Сегодня мы наблюдаем начало возрождения российского Военно-морского флота (ВМФ). В гособоронзаказе на его обновление выделено 4,5 трлн рублей! На верфях уже заложено и строится более 40 надводных кораблей и подводных лодок. Но если познакомиться подробнее с составом вооружения этих новых боевых единиц, то невольно возникает вопрос о концепции применения флота в ближайшем будущем. Так, новейшие фрегаты типа «Адмирал Горшков» и строящиеся для Черноморского флота и Каспийской флотилии малые ракетные корабли типа «Буян-М» имеют идентичное ударное ракетное вооружение. Речь идет о ракетном комплексе «Калибр» с дальностью поражения наземных целей более 2 тыс. км, что в несколько раз превышает дальность советских комплексов, стоящих на вооружении ВМФ. По сути, это означает переход от тактических и оперативно-тактических средств поражения к стратегическим, причем командование намерено оснащать такими средствами даже корабли небольшого водоизмещения. Возникает резонный вопрос: зачем? Теоретически возможности такого дальнобойного оружия позволяют, скажем, из акваторий Черного и Каспийского морей контролировать даже район Персидского залива. Очевидно, что военное присутствие в Средиземноморском бассейне продолжает играть важнейшую роль в планах Минобороны. При этом руководство ВМФ приняло волевое решение в сжатые сроки заменить устаревшие корабли Черноморского флота, но не упоминавшимися уже фрегатами типа «Адмирала Горшкова», строительство которых идет со скрипом, а более простыми и отработанными в производстве фрегатами проекта 11356М. Три таких корабля уже заложены и в течение двух следующих лет должны войти в состав флота.

Отдельной строкой идет серия из шести дизельных подлодок, строящихся специально для Черноморского флота. Такое серьезное пополнение боевого состава подводных сил позволит расширить, прежде всего, противолодочные возможности группировки, ведь сейчас у Турции на Черном море целых 14 подлодок против одной у России.

Помимо масштабного строительства новых судов существуют планы по возвращению в строй советских кораблей, долгое время находившихся в подвешенном состоянии. В первую очередь это касается атомного ракетного крейсера «Адмирал Нахимов» и нескольких атомных подлодок с крылатыми ракетами проекта 949 «Антей» (аналоги погибшего «Курска»), которые в настоящее время находятся в долгосрочном ремонте или на консервации. В конце прошлого года агентство РИА «Новости», ссылаясь на источник в оборонно-промышленном комплексе (ОПК), сообщило, что «Антеи» пройдут модернизацию и получат новейшее ударное вооружение, в том числе, по-видимому, и ракетные комплексы «Калибр» и «Оникс». А на «Нахимова» стоит обратить особое внимание: крейсеры этого проекта и сегодня считаются самыми мощными ударными боевыми кораблями в мире, и можно только догадываться, какие возможности данный корабль будет иметь после модернизации. Эти боевые единицы усилят, прежде всего, Северный флот — предстоит борьба за Арктику, и она будет нелегкой.

Перейдем теперь к авиации. Анализ заключенных и запланированных контрактов по фронтовой прежде всего истребительной, авиации позволяет сделать предположение о стремлении командования как можно быстрее обновить авиапарк на ключевых направлениях. Помимо заказов на перспективные машины Т-50 (ПАК ФА) и Су-35С Минобороны заключило контракт на поставку Су-30СМ (российская версия МКИ), а также активно ведет переговоры с РСК «МиГ» о закупке легких МиГ-35. Даже если учесть, что истребителю пятого поколения еще предстоит несколько лет испытаний, логично было бы все-таки остановить свой выбор на Су-35С, бросив все силы на производство этой модели. Но для организации крупносерийного производства требуется время, а самолеты нужны уже сегодня. В конце сентября некоторые СМИ озвучили планы Минобороны по размещению до конца 2013 года на острове Новая Земля группы перехватчиков МиГ-31. Это важнейшее решение позволило бы увеличить боевую устойчивость Северного флота, фактически лишенного в настоящий момент истребительного прикрытия. Известно, что в 1980-е на аэродроме Рогачево базировался 63-й гвардейский авиаполк на истребителях Су-27. Однако в 1993 году он был выведен на материк и расформирован. Так что грядущее перебазирование должно хотя бы частично закрыть опасную брешь в системе противоракетной обороны данного района. В Рогачево уже заменено покрытие взлетно-посадочной полосы и светосигнальное оборудование, и летчики одной из частей на Су-27 в этом году совершили несколько командировок на Новую Землю. 20 лет спустя все возвращается на круги своя.

Раз уж речь зашла об Арктике, стоит отметить и участившиеся полеты наших стратегических ракетоносцев Ту-95МС и Ту-160. Патрулирование в северных районах перестало быть редкостью. Возросшая активность воздушной компоненты стратегических ядерных сил (СЯС) России сопровождается и реконструкцией сети аэродромов, чтобы они могли принимать стратегические бомбардировщики. Цель здесь очевидна: получить как можно больше полос для рассредоточения в случае конфликта.

Ни один серьезный военный конфликт сегодня не обходится без использования танков. Россия обладает крупнейшим танковым парком в мире, который, разумеется, требует обновления и замены. И вот несколько месяцев назад стало известно, что предприятия ОПК, занимающиеся ремонтом бронетехники, получили большой заказ от военного ведомства на глубокую модернизацию уже стоящих на вооружении танков, в частности Т-72. В итоге эти боевые машины практически ничем не будут уступать самому современному на данный момент танку российской армии — Т-90. Правда, возникает вполне закономерный вопрос: зачем тратить крупные средства на модернизацию устаревших образцов, если в разработке находится новая техника? Напомним, что одним из ключевых направлений развития Сухопутных войск РФ было избрано создание нового перспективного танка. Работы по проекту «Армата», по словам оборонщиков, идут полным ходом, а опытные образцы обещают представить чуть ли не в 2014 году. Наращивание танкового кулака выглядит весьма впечатляюще, если вспомнить, что чуть ли не половина стран НАТО уже отказалась или собирается отказаться от тяжелой бронетехники. Причем это не только небольшие государства, как Голландия, но и главные члены альянса — Великобритания и Германия. Если с баллистическими ракетами все более или менее понятно — это средство сдерживания США и их союзников, — то где могут потребоваться столь мощные танковые группировки?

По мнению руководства страны, количество внешних угроз для РФ растет. И сегодня можно выделить ряд потенциально опасных конфликтных зон. Главным источником беспокойства на данный момент остается перспектива развертывания американской системы противоракетной обороны в Восточной Европе. В Москве по-прежнему считают, что она направлена исключительно против России. Отсутствие какого-либо прогресса в переговорах с США по ПРО уже вынудило Генштаб принять ряд ответных мер военно-технического характера, в частности, поставить на боевое дежурство несколько РЛС дальнего обнаружения. Однако помимо этого лидерами страны были анонсированы и куда более жесткие решения, которые могут быть приняты в том случае, если возникнет реальная угроза для российских СЯС. В ноябре прошлого года президент Дмитрий Медведев заявил: «Российская Федерация может разместить на западе и на юге страны современные ударные системы вооружений, обеспечивающие огневое поражение европейского компонента ПРО. Одним из таких шагов станет развертывание ракетного комплекса «Искандер» в Калининградском особом районе…»

Тем не менее не все специалисты согласны с такой постановкой вопроса. Один из ведущих российских военных экспертов Руслан Пухов в интервью нашему изданию заявил: «Тема ПРО — вещь надуманная. Кстати, как и проблематика расширения НАТО на Восток. Эти угрозы я считаю отложенными — они актуализируются в будущем. А Россия к тому времени либо по-настоящему окрепнет и сможет эти угрозы парировать, либо нас ждет новый 1917-й, ну, или 1991 год, и тогда нам уже ничего не будет страшно».

Гораздо большую тревогу у экспертов вызывают возможные локальные конфликты на постсоветском пространстве и в сопредельных государствах к югу от бывших границ СССР. Ситуация вокруг Ливии, Ирана и Сирии показала, что слабая в военном отношении Россия не может быть равным партнером Запада при разрешении региональных конфликтов. И это явно раздражает российское руководство. Кроме того, Москву тревожит усиление Турции, особенно в связи с войной в Сирии.

Но даже не Ближний Восток является главной зоной риска для России. Потенциальные угрозы могут подстерегать нас гораздо ближе — в Закавказье и в Средней Азии. Грузия, несмотря на произошедшие там политические изменения, по-прежнему не может считаться дружественной страной, она едва ли смирится с потерей Южной Осетии и Абхазии. Кроме того, в Закавказье продолжается противостояние между Арменией и Азербайджаном. Расходы Баку на оборону постоянно растут (в 2013 году они составят около $2 млрд, или 13% расходов бюджета), а так как финансовые возможности Азербайджана и Армении несопоставимы, то рано или поздно равновесие в этом регионе может быть нарушено. Причем Азербайджан, по-видимому, больше не верит, что Москва поможет ему вернуть оккупированные Арменией территории, и медленно меняет свой внешнеполитический курс, устремляя свой взор в сторону Запада. Первый тревожный звоночек прозвенел в июне этого года, когда азербайджанская сторона выдвинула России заведомо неприемлемые условия продления аренды Габалинской РЛС. И хотя проблему удалось разрешить, неприятный осадок остался.

Серьезный конфликт может возникнуть и в Приднестровье. В октябре МИД РФ в лице посла по особым поручениям Дмитрия Губарева заявил о готовности признать Тирасполь в том случае, если Молдавия утратит независимость и войдет в состав Румынии. Может быть, не завтра и не послезавтра, но подобное развитие событий представляется вполне реальным.

Но главная потенциальная опасность исходит, судя по всему, из Средней Азии. «Ближайшая война будет в той или иной форме в Центральной Азии, — утверждает Руслан Пухов. — Скорее всего, после вывода американских войск из Афганистана». Нельзя также исключать и какого-то варианта «среднеазиатской весны» — смены режимов и дестабилизации обстановки в регионе.

Подводя итоги, можно сказать: масштабное перевооружение российской армии свидетельствует, что Россия активно пытается вернуть себе статус великой военной державы и готова выделять на это огромные средства. При этом можно довольно четко выделить два вектора развития. Первый вектор — стратегический, и он по-прежнему подразумевает неявное противостояние с США, что, впрочем, совсем не означает неизбежного военного конфликта между странами. Скорее, это желание российской элиты восстановить прежний военный паритет с американцами, пусть не в советских масштабах, но тем не менее…

Второй вектор — это подготовка к возможным локальным войнам и, соответственно, наращивание потенциала обычных неконвенциональных вооружений. Вероятность «малых войн» определенно нельзя исключать — события августа 2008 года в Южной Осетии стали ярким тому подтверждением. Сейчас Россия явно хочет иметь возможность говорить со своими ближайшими соседями с позиции силы — к примеру, с теми же бывшими советскими республиками или Турцией. А в будущем, возможно, сочтет необходимым вмешаться в не столь далекие от российских границ конфликты. Так что крылатая фраза римского историка Корнелия Непота — «Хочешь мира — готовься к войне» — актуальна и по сей день.
А применительно к России — особенно.