Evgenia Dolbina
2
All posts from Evgenia Dolbina
Evgenia Dolbina in Evgenia Dolbina,

Учимся торговать - психологическая сторона профессионализма

Перевод: Евгения Долбина (virtuosclub.ru)
Часть1

Когда люди узнают, что я трейдер и профессиональный психолог, они обычно хотят узнать о моих приемах по контролю эмоций в торговле. Это, конечно, очень важный вопрос и дальше в своей статье я ещё буду говорить об этом. Но работа на бирже – это больше психология и торговля по отдельности, чем просто «психологии торговли» и я попытаюсь здесь это разъяснить.

В частности, я хотел бы поднять вопрос: «Как стать успешным трейдером? И существует ли универсальный способ?»

Здесь возможно два направления саморазвития: с помощью количественного и качественного изучения рынков. По-другому: через научные исследования и опыт визуального анализа, соответственно. Эти направления достаточно академичны и требуют большого запаса теоретических знаний. То, как мы оцениваем свои знания, и опыт работы на рынке, образует определенные стратегии, по которым мы работаем и, вполне вероятно, получим конкретные результаты. В этой статье я подвожу итог по этим направлениям и затем предлагаю третье, уникальное направление, которое строится на последних научных исследованиях в психологии обучения торговли на бирже. Я полагаю, что третье направление, основанное на развитии подсознания, имеет большую ценность для торговли.

Научные исследования

Аналитики ответят на мой вопрос так: мы становимся профессионалами в процессе проведения серьезных научных исследований.

Мы собираем статистическую информацию о рынке, затем исследуем переменные (комбинации переменных), которые оказывают значительное влияние на будущие ценовые тренды. Это принцип электронных (механических) торговых систем. Мы становимся пользователями систем, создавая большую мышеловку, пытаясь найти системы с низким спрэдом, минимальным риском, наивысшей прибылью и тд.

Множество таких ответов мы можем услышать от трейдеров, кто полагается на методику работы, связанную со статистическим анализом данных. Основной вопрос статиста, есть ли универсальная стратегия, подходящая под все рынки или под все временные рамки торговли, используя фразу Виктора Нидерхоффера «Рынок состоит из циклов». Комбинации индикаторов, которые работали на бычьем рынке в 2000 году, могут быть провальными год спустя. Аналитики, кроме того, занимаются долгосрочными исследованиями: моделированием и ремоделированием рынков, чтобы попасть в нужный период цикла.

Существуют комплексные подходы исследования, в которых есть готовые механические системы торговли. Они используются аналитиками для отдельных активов, чтобы пронаблюдать какой из них обладает большей ценностью в настоящее время. Это подход «сканирования» программы, например, такой как платформа Нирвана. Она позволяет определить, какая система работает лучше для определенного инструмента, путем сканирования генеральной совокупности активов и индексов во всей совокупности торговых систем.

Как всем известно, самый известный риск стратегий, построенных на научных исследованиях – это подгонка результатов. Если вы определили достаточное количество параметров и временных интервалов, то в итоге вы найдете нужную вам комбинацию, которая предсказывает прошлое очень хорошо, но не исключено что вполне случайно! Самое интересное, что здесь нет ничего необычного, если вы разработаете стратегию, которая будет плохо прогнозировать. Профессиональные исследователи разрабатывают и тестируют свои стратегии на независимых данных, чтобы продемонстрировать её надежность.

И все же, правда и то, что многие успешные трейдеры не полагаются как на механические системы, так и на анализ данных. Одно из самых интересных интервью в книге Д.Швагера «Маги рынков» было с профессиональным трейдером, работавшим с разнообразными стратегиями. Некоторые основывались исключительно на математических расчетах, другие основывались на его дискреционном решении (по своему усмотрению).

Одни из известнейших участников рынка Уорен Баффет и Питер Линч, например, проводили исследования, но в конечном итоге, принимали решения, основываясь на собственном понимании рынка. Используя количественные методы в работе, мы можем приобрести некий опят работы на рынке, но это бы означало, что весь совокупный профессионализм мог бы быть разделен на всех.

«Визуальный анализ» рынка

Второе направление действия - это визуальный анализ рынка. Рынок представляет собой фигуры, которые периодически повторяются. Трейдеры совершенствуют себя, изучая информацию о фигурах рынка, чтобы в дальнейшем их использовать. Аналогично, студент – медик учится ставить диагноз как, например, пневмония. По ходу практики через него проходит множество пациентов, и он начинает ставить диагноз уже по отдельным симптомам, собирая их воедино гораздо быстрее и более точно.

Самым ярким примером использования визуального анализа является технический анализ. Большинство книг по техническому анализу похоже на книги по медицине для студентов. Они пытаются сгруппировать сигналы рынка как «симптомы» в поддающихся распознаванию фигурах, которые помогают трейдеру «поставить диагноз» рынку. Некоторые – это схематические фигуры, другие базируются на определении циклов, конфигурации осцилляторов и т.д. Подобно доктору, аналитик приобретает определенные навыки, наблюдая за рынками, и определяя фигуры рынка в нужное время и в нужном месте.

Обратите внимание на то, что ответ с позиции визуалистов ведет к абсолютно иному пониманию обучения трейдеров. Со стороны исследований, трейдеры учатся улучшать их навыки торговли, проводя более качественные исследования. Это подразумевает использование более сложных инструментов, сбор большего количества данных, поиск лучших индикаторов. С позиции визуалистов успех зависит не от этого. Скорее мастер класс от экспертов и массовая практика ведет к развитию компетенции.

С другой стороны ответ исследователя приравнивает торговлю к науке. Мы приобретаем знания, за счет новых наблюдений и моделей. Ответ с позиции визуального анализа приравнивает торговлю к динамической деятельности. По принципу менторства (перенятие опыта у старшего) мы приобретаем мастерство и постоянную практику. Это подход атлетов, музыкантов и ремесленников.

Можно ли стать профессиональным трейдером, изучая чужие стратегии и затем приобретая уже собственные навыки?

Я считаю да, это традиционный подход «выращивания» олимпийских чемпионов и чемпионов по шахматам. Существует пример: «Переговорная Линды Рашке». Это прекрасный пример изучения механизма работы на бирже, который дает нам подход визуального анализа. Пользователи сайта могут «слушать» как Линда определяет фигуры в режиме реального времени. Мой разговор с участниками этого сайта не внушил мне уверенности того, что они научились зарабатывать деньги, став на путь успешных трейдеров, самостоятельно. Эксперимент Ричарда Дениса с «Черепахами» - это, пожалуй, самый яркий пример того, как профессионализм может быть «насажен» на людей с малым запасом знаний о бирже.

И все же есть неясности о реальной ценности фигур представленных в книгах и на кассетах. Комплексные исследования стратегий технического анализа не находят больших доказательств своей эффективности. Попытки исследования рыночных фигур Эндрю Ло обнаружили, что в них действительно содержится информация о будущих изменениях на рынке, но это также трудно как трудно разглядеть саму фигуру. Очень трудно продемонстрировать эффективность качества технического анализа одного трейдера для работы другого, так как визуальный анализ подразумевает рассуждения отдельного человека. Другими словами, трейдер - как создатель стратегии, может использовать больше информации для торговли, чем Он или Она может хотя бы увидеть. Это, безусловно, случай шахматистов и атлетов. Пока они описывают, что они делают, это очевидно, что они могут видеть далеко за пределами определенных правил или фигур или даже своего рассказа.

Этот феномен был всесторонне изучен в психотерапии. Он показывает большую разницу в результатах между врачом – специалистом и новичком. Но это и подтверждает, что есть разница между тем, что терапевт назначает пациентам и тем, от чего они вылечиваются. Это было обнаружено ещё во времена Фрейда. Пока он пропагандировал комплекс терапевтических процедур, его собственные случаи значительно отклонялись от теории. Что есть в терапии для работы, это не обязательно то, с чем терапевты работают (их поведенческие методы, психоанализ и тд), но это направления в которых они работают. Использование множества методик, индивидуально для каждого пациента, зарабатывает доверие и взаимопонимание от него. И это гораздо важнее, чем применение общих процедур, включающих любые методики лечения. Это также хорошо работает с торговлей. Опытные трейдеры могут описать свою работу с точки зрения моделей, отслеживающих изменение цен актива, моментов дивергенции, вложенных структур циклов. Но это мог быть вариант, по которому эти модели работают. Многие трейдеры могут описать модели своей работы, но это ещё не значит, что секрет успеха лежит именно в этих моделях.

Работа подсознания

Термин «подсознательная активность» появился с именем Артура Ребера в середине 1960х годов. С тех пор это стало активной сферой исследования для множества статей журналов и книг.

Работа подсознания отличается от научного и визуального направлений, описанных выше, потому что последние - это только примеры работы подсознания. Проводя исследования или получая определенную информацию о рынке, мы работаем сознательно и преднамеренно. Исследования нашей подсознательной деятельности доказывают, что большую часть каких-либо навыков мы приобретаем в результате процессов, которые не связаны с работой нашего сознания.

Простой пример Ребера может проиллюстрировать эту мысль.

Предположим, я придумал свою собственную «грамматику». В этой грамматике существуют правила, определяющие, какие буквы могут следовать за другими, а какие нет. Например, такое сочетание MQTXG. Когда я показываю букву M, это подразумевает, что за ней должна следовать буква Q, и когда я показываю букву T, значит, что за ней должна идти X.

Главное в эксперименте то, что объекты не знают правила, по которым создана «грамматика» заранее. Им просто показывают последовательность букв (QT например) и спрашивают правильно это или нет. Если они дают неправильный ответ, им говорят правильный и затем показывают другую комбинацию букв. Эксперимент повторяется много раз. Интересно, что объекты постепенно начинают «выучивать» верные или неверные комбинации. Если я показываю TX, они знают, что это правильно и что, например, TG не правильно. Не смотря на это, если вы спросите у них, почему они это знают, они не смогут объяснить это на словах. Действительно, многие объекты утверждают, что последовательности букв случайны, также утверждают, что они с трудом рассортировывают правильные и неправильные комбинации.

Ребер говорит об активности подсознания, потому что именно она играет решающую роль в данном эксперименте, ведь обучение было не сознательным и не самостоятельным. Ребер и его последователи по изучению данной области полагали, что многое, что мы умеем, например, кататься на велосипеде и изучать языки, происходит именно таким образом. Мы учимся что-нибудь делать, даже, если мы это умеем делать очень хорошо, мы не может объяснить это или просто свести наши знания в группу определенных правил и моделей поведения.

Второй пример, демонстрирующий работу нашего подсознания. Клереман и Клеланд, например, включали лампочки на экране компьютера для объектов эксперимента в шести различных местах экрана. Объекты должны были нажимать кнопку на клавиатуре, соответствующую местоположению лампочки на экране компьютера. Было разработана целая система правил, по которым зажигались эти лампочки, но участники эксперимента об этом не знали. После сотни опытов, участники уже хорошо предвидели место загорания лампы, так же как и ускорился процесс выбора. Важно, когда лампочки загорались на экране случайным образом, не наблюдалось никакого торможения реакции реагирования. Это было серьезным открытием, так как схемы загорания лампочек, подобранные для объектов были не только за пределами их сознательного понимания, они к тому же были очень трудны, с точки зрения математики и, естественно, объекты не могли заранее просчитать их появление (как и на рынке, фигуры и модели реально «искаженные» - смесь случайных и не случайных событий)!

Это происходит, потому что необходимо множество повторений, прежде чем заработает подсознание. И здесь нет ничего необычного. Более того, опыт показывает, что решающую роль играет внимание объекта эксперимента. В работе этих ученых говорится, когда объект выполняет упражнения, достаточно не сконцентрировавшись, подсознание практически не включается в работу. Интересно и то, что действие сознания по правилам в ходе эксперимента также мешает обучению. Это привело к выводу, что подсознание работает по принципу нейронных сетей, где все задачи решаются с помощью обучения сети на множестве примеров.

Исследование подсознания наводит на интересную гипотезу: возможно, что опыт в торговле подобен опыту в психотерапии. Пока терапевты говорят, что их работа основывается на анализе, и заставляют использовать теоретически-обоснованные технологии, реальные факторы, которые являются причиной положительных результатов – это интуитивное понимание болезни, приобретенное врачами за годы работы с пациентами. Таким же образом трейдеры относят свои результаты на счет исследований и стратегий, по которым они торгуют. В реальности, однако, исследования и стратегии – это просто «иллюстрация к обложке» узаконивающая наблюдения за рынками в определенный период времени. На самом деле - это подсознательное осознание рынков на сотни экспериментах (сделках), которые создают необходимый опыт, а не стратегии, о которых буквально кричат трейдеры.