chingizid
10
All posts from chingizid
  chingizid in chingizid,

Новая норма

Если по какой-то причине вам захочется узнать, сколько времени проводит человек за просмотром CNBC или других финансовых каналов телевидения, спросите его, что он думает про «Новую норму». «Новая норма» — главная тема, которую обсуждают эти ребята в своих money show  
Адам Дэвидсон
ведущий Национального общественного радио

 

В Америке «Новая норма» (New Normal) сегодня демонстрирует все признаки неформальной экономической доктрины: поддержка на самом высоком политическом уровне, бесчисленные противоречащие друг другу интерпретации экспертов, пафос, доступный пониманию простого обывателя.

«Отец» «Новой нормы» — Му­хам­мед Эль-Эриан (на фото), любимый экономист Барака Мухаммеда Обамы: президент активно заимствует риторику Эль-Эриана и, по слухам, был бы не прочь предложить ему кресло своего экономического советника Лорренса Саммерса.

Оценочный диапазон восприятия «Новой нормы» профессионалами простирается от восторженного поклонения на экономических кафедрах и факультетах Гарварда до резкой критики и неприятия со стороны таких знаковых фигур, как Ларри Финк.

Народное прочтение «Новой нормы» замечательно сохранено журналом «Foreign Policy», поместившим Мухаммеда Эль-Эриана на 45-е место своего списка Глобальных мыслителей планеты с формулировкой: «За напоминание нам о том, как ужасно могут разворачиваться события в будущем».

Как видите, в «Новой норме» налицо все атрибуты социальной мифологемы. Поэтому для адекватной оценки неформальной экономической доктрины Америки нам потребуется преодолеть сразу два уровня заблуждений: внутренний, камуфлирующий истинную идеологическую направленность «Новой нормы», и внешний, вносящий искажения в оригинал из-за постоянной мифологической мимикрии под нужды разных социальных страт.

Фактом массовой культуры термин «Новая норма» стал в апреле 2009 года, после интервью Мухаммеда Эль-Эриана телевизионному каналу CNBC. Критики злорадствуют: рождение пессимистического взгляда на будущее совпало с кульминационной точкой обвала фондовых рынков Америки. Стоило, мол, руководителю Pacific investment Management (PIMCO) заявить о стагнации фондового рынка на годы вперед, как начался неудержимый рост, поднявший за два года индекс S&P 500 почти на 120 процентов (!).

ЭТО НАДО УМЕТЬ. ДОХОДНОСТЬ ПАЕВОГО ФОНДА ПОД УПРАВЛЕНИЕМ ЭЛЬ-ЭРИАНА В ТЕЧЕНИЕ ТРЕХ КРИЗИСНЫХ ЛЕТ КОЛЕБАЛАСЬ В ДИАПАЗОНЕ МЕЖДУ 9 И 12%

Злорадство по поводу прогностического просчета Эль-Эриана в данном случае неуместно по двум обстоятельствам. Во-первых, «Новая норма» родилась задолго до весеннего интервью 2009 года: в бестселлере Эль-Эриана «Когда рынки сталкиваются», изданном осенью 2008 года, концепция уже представлена в форме целостной теории. Резонно предположить, что пессимистический прогноз на будущее возник у Эль-Эриана даже раньше, чем экономический кризис вырвался на поверхность: в январе 2007 года гениальный араб, в то время — управляющий дарственного фонда Гарвардского университета, сделал гигантскую ставку (1,6 миллиарда долларов!) на падение рынка, которая обернулась золотым дождем.

Во-вторых, никакой прогноз не претендует на роль догмы и тем более не отменяет биржевой оппортунизм. В этом отношении показательны достижения, демонстрируемые PIMCO на протяжении всего кризиса (взгляните только на график).

Как легко увидеть на скриншоте, доходность паевого фонда под управлением Эль-Эриана три кризисных года колебалась в диапазоне между 9 и 12%, что явно не соответствует прогнозам «Новой нормы» (3–4%). Многие даже заподозрили Эль-Эриана в сознательной дезинформации: «Модный термин — не более чем инструмент лоббирования интересов Федерального резерва и правительства», — возмущается издатель культового финансового портала Insider Monkey.

Как бы там ни было, вопреки 120-процентному биржевому ралли Эль-Эриан сохранил пессимистичный прогноз на будущее, допустив лишь частичное увеличение национального продукта США с изначально прогнозируемых 2–2,5% до 3–3,5% и подчеркнув краткосрочность временного улучшения ситуации, свидетелями которого мы сегодня являемся. Поводом для глобального пессимизма остается объективная (с точки зрения Эль-Эриана) невозможность устранить основные причины экономической «болезни»: огромный и все нарастающий уровень общественной и государственной задолженности, высокая безработица, искусственная регуляция рынка и сокращение роли США в общемировой экономике.

Представляю себе читателя, который узнает все эти революционные откровения человека по имени Мухаммед Эль-Эриан и недоумевает: каким образом «Новая норма» умудрилась стать неформальной экономической доктриной Америки?! Куда подевался традиционный оптимизм? Где разговоры о гегемонии Бастиона Демократии в мире? Где уверения в торжестве светлого будущего? Да «Новая норма» — это происки маргиналов-конспирологов, а не излюбленная риторика президента Обамы в его дискуссиях с европейскими коллегами!

Разбор парадокса начнем с самого простого — с биографии отцов-основателей «Новой нормы». Я не оговорился: именно отцов, а не отца, поскольку, помимо Мухаммеда Эль-Эриана, концепцию проталкивает его партнер по PIMCO Уильям Гросс. Гросс тоже раздает интервью направо и налево, однако, судя по всему, не обладает должной пассионарностью и не вхож в высшие властные круги Америки и Европы. Зато Эль-Эриан вхож, и вот почему.

Мухаммед Эль-Эриан родился в 1958 году в Нью-Йорке. Его отец — посол Египта во Франции, а мать — просто француженка. Начальное образование Мухаммед получил в Египте, в 1973 году поселился в Великобритании. В 1980-м получил диплом бакалавра экономических наук в Кембридже. В 1983-м защитил кандидатскую диссертацию в Оксфорде и сразу же поступил на службу в Международный Валютный Фонд (МВФ), откуда уволился через 15 лет с должности заместителя директора.

В течение следующего года Эль-Эриан служил управляющим директором лондонского подразделения Salomon Smith Barney/Citigroup, после чего переехал в Калифорнию и стал одним из руководителей инвестиционной стратегической группы компании Pacific investment Management (PIMCO), управляющей целой колонией паевых фондов.

PIMCO была учреждена в 1971 году Уильямом Хантом Гроссом, дипломированным психологом, морпехом и профессиональным игроком в покер. Легенда гласит, что Билл взял в управление 12 миллионов долларов и вложил их в корпоративные и муниципальные облигации. Сегодня под управлением PIMCO — страшно даже вымолвить — 1 триллион 300 миллиардов долларов, и это самый крупный паевой фонд в мире.

В 2000 году PIMCO была приобретена международным страховым гигантом с немецкими корнями Alianz, однако Гроссу и Эль-Эриану покупатели предоставили полную свободу действий и автономию, демонстративно устранившись от управления калифорнийскими паевыми фондами.

В PIMCO Эль-Эриан проработал до 2005 года, продемонстрировав, не побоюсь этого слова, феноменальные успехи: ежегодная доходность паевых фондов под его управлением ни разу за пять лет не опускалась ниже 19 процентов (это на облигациях-то!) — показатель, не имеющий аналогов ни у одного конкурента.

Следующие три года Эль-Эриан возглавлял, как мы уже говорили, дарственный фонд Гарвардского университета, откуда ученые мужи провожали его осенью 2008 года обратно в PIMCO со слезами на глазах. Оно и понятно: доходность вложений Эль-Эриана по итогам последнего перед разлукой года составила 23 процента!

С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЭЛЬ-ЭРИАНА, ПОВОД ДЛЯ ГЛОБАЛЬНОГО ПЕССИМИЗМА — НЕВОЗМОЖНОСТЬ УСТРАНИТЬ ПРИЧИНЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ «БОЛЕЗНИ» США

Последние три года Эль-Эриан трудится генеральным директором PIMCO (учредитель компании Билл Гросс формально находится у Мухаммеда в подчинении!), продолжает свой беспроигрышный биржевой поход и активно продвигает теорию «Новой нормы», выступая с лекциями по всему миру, участвуя в международных симпозиумах и публикуя регулярные колонки в ключевых финансовых изданиях: Economist, Bloomberg, Financial Times, Newsweek, Wall Street Journal, Reuters, Washington Post и т.п.

Какие выводы можно сделать из биографии? Двух мнений, полагаю, быть не может: перед нами один из ярчайших представителей правящей мировой элиты, неповторимый по уникальному умению совмещать теоретические знания с практикой. Во всяком случае, я не припомню другого деятеля современной истории, который демонстрировал бы столь безупречный стиль, как Эль-Эриан: пассионарный, успешный, образованный, опытный, наделенный широким кругозором и — главное! — напрочь лишенный каких-либо узко национальных иллюзий и амбиций.

Рассмотрим теперь детально саму концепцию «Новой нормы». До Эль-Эриана доминирующим представлением об экономическом кризисе была картина волны, распространяющейся в одном направлении: от Запада к странам Третьего мира. Предполагалось, что если будет плохо Западу, плохо придется и остальным.

При этом движение в обратном направлении ни малейшей системной опасности для Запада не представляло. Возьмем, к примеру, кризис «южноазиатских тигров» в середине 90-х или российское безобразие ГКО 1998 года. Считалось, что в обоих случаях сильный и великодушный Запад протянул руку финансовой помощи (в лице ВБР и МВФ!) и в обмен на идеологические уступки благородно-демократического характера быстро вытянул заигравшихся в дикий капитализм шалопаев из инфляционного болота. Можно по-разному относиться к этим идеологическим агиткам, но факт остается фактом: азиатско-российские срывы 90-х годов на экономику стран Запада никакого долгосрочного угнетающего эффекта не возымели.

Все, однако, изменилось в 2008 году, когда впервые в истории кризисный вектор развернулся в обратном направлении. Осенью в Соединенных Штатах разразилась невиданная ипотечно-деривативная катастрофа, и следом посыпались, как карточные домики, игрушечные экономики европейских недоразумений — Исландии, Греции, Португалии, Ирландии. По закону жанра, заклание стран Третьего мира было лишь вопросом времени.

И случилось чудо: страны Третьего мира не только не согласились на заклание, но еще и вытянули Запад за уши из самодельного болота. Главным фактором, стабилизировавшим мировую экономику, стали страны БРИК — Китай, Индия, Бразилия и Россия, каждая — как умела и по-своему: Россия удержалась в седле за счет нефти и газа, Китай и Бразилия — благодаря колоссальным внутренним ресурсам не только производства, но — как оказалось — еще и потребления, Индия — безмерной самодостаточностью и неисчерпаемостью собственных трудовых, интеллектуальных и производственных резервов.

По мнению Эль-Эриана, мы являемся свидетелем рождения неведомой парадигмы — той самой «Новой нормы», которая предполагает качественное смещение приоритетов в мировой экономике:

  • третий мир становится ведущим фактором не только производства (этот статус-кво сложился уже давно), но и потребления. Как следствие, именно в страны Третьего мира будут перетекать основные финансовые инвестиции, кадры, технологии и инновации;
  • удел стран Запада в обозримой перспективе: стабильно низкий прирост ВВП, стабильно высокая безработица, рост сырьевых цен, застой на рынке ценных бумаг (в первую очередь — простых акций) и стагфляция (стагнация + инфляция), вызванная всеми вышеперечисленными факторами;
  • международные структуры — G7, Международный валютный фонд, Всемирный банк — не отражают реальных приоритетов (голос Бельгии при голосовании в МВФ приравнивается к голосу Китая!) и потому обречены либо на реструктуризацию, либо на маргинализацию;
  • в среднесрочной перспективе доллар утратит статус резервной валюты.

Что же предлагает Западу Эль-Эриан? Какая роль уготована вчерашним властителям мира в рамках «Новой нормы»? Запад должен осознать новую реальность, смириться с утратой статуса гегемона и отказаться от узко национальной риторики ради собственного процветания и полноценной интеграции в систему мира, в которой флагманом выступят страны БРИК. Требуется, короче, добрая воля.

ТРЕТИЙ МИР НЕ СОГЛАСИЛСЯ НА ЗАКЛАНИЕ И ВЫТЯНУЛ ЗАПАД ИЗ БОЛОТА. А ГЛАВНЫМ ФАКТОРОМ СТАБИЛИЗАЦИИ СТАЛИ СТРАНЫ БРИК — КАЖДАЯ ПО-СВОЕМУ

Забавно, не правда ли? Перед нами удивительная амальгама трезвого экономического анализа и политической утопии. Утопии, поскольку Мухаммед Эль-Эриан выстраивает теорию «Новой нормы» абсолютно все всяких контекстов реальной власти, силовых линий контроля и распределения влияния в мире.

Эль-Эриан дополняет свой беспристрастный экономический анализ рекомендациями Западу, однако ничего не сообщает по ключевому вопросу: зачем Западу нужна новая парадигма? Дальше больше: президент Барак Обама радостно подхватывает теорию Эль-Эриана, рекламирует ее где только может и также делает вид, что ключевого вопроса — вопроса власти! — не существует в принципе.

В самом деле: для чего странам Запада нужна «Новая норма»?! Неужели иссякли пороховницы, и больше не существует возможностей навязывать собственную волю вопреки нарастающей экономической гегемонии Китая? Все мы помним, что экономические интересы определяют политику, однако именно по этой причине и непонятно, зачем Западу добровольно соглашаться на перераспределение финансовых потоков в пользу стран Третьего мира?! Что это за альтруизм такой странный?

Понимание пришло ко мне во время чтения одной из последних статей Мухаммеда Эль-Эриана, посвященных злободневным событиям в Ливии: «В торговом отношении мы имеем дело с партнером, демонстрирующим неплохие показатели. Ливия экспортирует полтора барреля нефти в день, и это существенный показатель. Ливия одна из 10–11 крупнейших экспортеров нефти. Стоит, однако, перевести внимание на внутренние показатели — ВВП, инфляция, — как ситуация становится не такой однозначной».

Этот текст, как и все, что выходит из-под пера Эль-Эриана, демонстрирует чудеса дипломатии, естественной для сотрудника Международного валютного фонда с 15-летним стажем. Однако впервые я столкнулся с сознательным искажением фактов, которое было бы немыслимо в других — более спокойных и мирных — обстоятельствах. О какой «неоднозначности» в отношении «внутренних экономических показателей» Ливии вообще может идти речь?! Что может не нравиться в ВВП — самом высоком в Африке (14 192 доллара в расчете на душу населения)? О каких инфляционных проблемах может идти речь в стране, где размер пособия по безработице 730 долларов, за рождение ребенка выплачивается 7 тысяч долларов, новобрачным для покупки квартиры государство выдает безвозвратную ссуду в
64 тысячи долларов, где образование и медицина бесплатны, отсутствует плата за жилье и электричество, выдаются беспроцентные кредиты на автомобиль и покупку дома, а стоимость литра бензина — 14 центов?!

И тут меня озарило: «Новая норма» — не новая экономическая доктрина, а НОВОЯЗ, взятый на вооружение самыми продвинутыми, изысканными и искушенными политиками Запада! «Новая норма» на самом деле — это «Новый нормалек», система комфортных отношений и правильной риторики, призванная обеспечить спокойное проживание Соединенным Штатам и Европе на весь период экономического кризиса.

Я не случайно поднял вопрос о власти. Зачем Западу отказываться от роли гегемона и уступать экономические приоритеты Китаю, когда у него в арсенале есть в избытке инструменты, которые в обозримом будущем могут принудить кого угодно к исполнению собственной воли? Правильно — незачем!

Прелесть «Новой нормы» в том, что она позволяет Западу говорить вещи, приятные для ушей проживающих в странах Третьего мира. «Новая норма» риторически красива!

ДО ЭЛЬ-ЭРИАНА СЧИТАЛОСЬ, ЧТО КРИЗИСЫ РАСПРОСТРАНЯЮТСЯ C ЗАПАДА К СТРАНАМ ТРЕТЬЕГО МИРА. «НОВАЯ НОРМА» ТРАКТУЕТ СОБЫТИЯ ИНАЧЕ

Почему так усиленно продвигают концепцию Эль-Эриана американские политики-демократы? Думаю, потому, что «Новая норма» — это альтернатива, которую разработали Ослы в противовес концепции заламывания рук, традиционно исповедуемой Слонами.

Показательно, что риторика «Новой нормы» действует ровно столько, сколько ей удается сдерживать противоречия. Как только ситуация выходит из-под контроля, о теории Мухаммеда Эль-Эриана забывают, и Барак Мухаммед Обама начинает по старинке втирать в землю Ливию. И никого это не смущает.

Полагаю, что «Новая норма» будет использоваться все то время, что Запад будет малой кровью пересиживать экономический кризис за счет энергии, исходящей из стран Третьего мира. Как только встанет вопрос об интеграции в новую экономическую парадигму, причем интеграции на подсобных ролях, как то видится Эль-Эриану в рамках «Новой нормы», Запад выйдет из оцепенения и станет, как и прежде, когтями и ракетами возвращать себе статус привилегированного игрока.

Последний вопрос: для чего Западу нужно что-то пересиживать? Почему бы сразу не взять быка за рога и не укатать в ракетную демократию всех несогласных? Потому что, помимо мнимо-декоративной «Новой нормы», мы переживаем на фоне всеобщего кризиса еще одну — на сей раз подлинную — революцию: переход к управлению мировой экономикой с помощью патентного террора!

Сегодня над этим переходом трудится не покладая рук вся гигантская машина Всемирной торговой организации, поэтому в качестве временного транквилизатора востребованы риторические паллиативы вроде «Новой нормы».

Когда же переходный процесс завершится, когда окончательно утрясутся и апробируются инструменты юридического и государственного понуждения к «соблюдению авторских прав», которые практически монопольно сосредоточены сегодня в странах Запада, и когда широким миллиардодолларовым потоком потекут отчисления за использование священной «интеллектуальной собственности», вот тогда и можно будет расслабиться, смело махнув рукой на то, что Индия, Бразилия и Китай превратились из всемирного центра производства, «глобальной мастерской», еще и во всемирный центр потребления!

Пока же процесс не завершен, пока более 90% западной «интеллектуальной собственности» «безвозмездно» оседает в странах Третьего мира, риторика «Новой нормы» служит замечательной исторической смазкой для устранения преждевременных трений между цивилизациями.

 


Автор: Сергей Голубицкий