Никита Петров
11
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

Недоходное искусство

В последние недели от нескольких человек услышал мысль, что фондовые рынки постепенно исчерпывают себя, будут активно расти различные альтернативные инвестиции, в частности, инвестиции в искусство. На мой взгляд, идея достаточно странная – слишком уж низколиквиден, специфичен и непрозрачен этот сегмент. Как раз наткнулся на интересную заметку блогера EgValian, разделяющего мою точку зрения. Решил поделиться ей с вами.

Еще 20-30 лет назад хедж-фонды или фонды прямых инвестиций были какой-то экзотикой для инвесторов. Сейчас уже никого этим не удивишь. Альтернативных инвестиций становится все больше и многие уважаемые финансовые институты предлагают своим клиентам возможность вкладывать деньги в предметы искусства, антиквариат и вино. Это могут быть также скрипки известных мастеров и музыкантов, ценные коллекционные часы, марки и даже виски.

Звучит заманчиво? Но реально ли заработать на покупке этих вещей?

Казалось бы, все выглядит неплохо. Например, цены на картины старых мастеров сильно не меняются вслед за индексом S&P, а следовательно, есть шанс, что в случае падения рынка акций доходность предметов искусства не пострадает. Да и вообще, арт-инвестиции — это не просто бездушные цифры в банках, а прекрасные предметы, которые могут просто визуально радовать удачливого инвестора.

Однако почему-то крупнейшие инвесторы не торопятся скупать творения Питера Брейгеля Cтаршего или коллекции минского фарфора для своих инвестпортфелей. Есть много причин. Это низкая ликвидность, непрозрачность рынка и высокие издержки. И вообще не факт, что эти инвестиции действительно приносят альтернативный доход.

У JP Morgan есть результаты исследования, которое проводили в 2012 году. За последние 25 лет цены на искусство абсолютно никак не реагировали на движение американских индексов и падение облигаций и недвижимости. Но на практике излишняя ликвидность и высокая инфляция, которые провоцируют пузыри на финансовых рынках, прямо влияют на стоимость практически любых коллекционных товаров.

Скорее, влияют на цены альтернативных активов другие финансовые рынки. Например, огромный рост цен на картины французских импрессионистов (в 1980-90) совпал с бумом на японском рынке недвижимости. Японские страховые компании платили десятки миллионов долларов за подсолнухи и ирисы Ван Гога. В мае 1990 зафиксировали даже два рекорда - японский магнат Рёэи Сайто приобрел «Портрет Доктора Гаше» Ван Гога за $82,5 млн и «Бал в Мулен-де-ла Галетт» Ренуара за $78,1 млн. Затем был крах на рынке недвижимости и «аппетиты» инвесторов-коллекционеров резко упали.

Другой пример — непревзойденный рост цен на коллекционные вина Бордо после кризиса 2008 года. Затем за три года индекс Liv-ex 100 Benchmark Fine Wine, отслеживающий изменение цен на самые знаменитые вина, вырос на 80%. Вина на аукционах распродавались мгновенно, пресса трубила о любви китайцев к Chateau Lafite... Но любовь эта бала недолгой. Когда свернули посткризисное стимулирование китайской экономики и уменьшили доступные кредитные ресурсы, любовь к французским винам пошла на убыль, а индекс потерял 35%.

Что показательно — 8 из 15 самых дорогих аукционных продаж предметов искусства были совершены после 2009 года, когда американский печатный станок заработал на полную мощь, а реальные процентные ставки оказались отрицательными. Что будет с аппетитами инвесторов, когда программы стимулирования будут свернуты, а доллар продолжит укрепление?

Прежний рост ставок и укрепление доллара в 1990-х не повлек за собой никаких ценовых рекордов на рынке искусства. На самом деле, если вы покупаете картины, вино или даже почтовые марки с целью заработать, тогда надо сразу настраиваться на довольно длинный инвестиционный горизонт. Конечно, случаются и счастливые истории, когда практически случайно купленная вещь дорожает в несколько раз за два-три года, но это, пожалуй, лишь исключение из правил.