Александр Шадрин
0
All posts from Александр Шадрин
Александр Шадрин in Александр Шадрин – частный инвестор,

Славная четверка Баффетта.

Лучше быть уверенным в хорошем результате, чем надеяться на отличный (Уоррен Баффетт)

Продолжаю читать письмо Баффетта — 2016…

В портфельных инвестициях Berkshire Hathaway Inc. есть четыре актива (American Express, Coca-Cola, IBM и Wells Fargo), которые сам Баффетт называет «Big Four» — на них сейчас приходится 59% портфеля инвестиций.

Доли акций в портфельных инвестициях Berkshire Hathaway Inc

Баффетт не боится концентрации!

Стоит отметить, что сейчас появился крупный актив Kraft Heinz в портфеле BRK (по размеру он уже второй), но он исключен из списка, потому что Berkshire Hathaway является частью группы контроля и учет происходит по «методу долевого участия».

Кроме этого, Беркшир имеет еще одно существенное участие в акционерном капитале, которая не входит в таблицу: есть опцион колл на 700 млн акций Банк Америки с исполнением в любое время до сентября 2021 по цене 5 млрд. долларов. По итогам 2015 года эти акции стоили $11,8 млрд. (сейчас, правда, уже $9,1 млрд.). Банк Америки является, по сути, четвертой позицией по величине инвестиционного капитала.

Ранее в «Big Four» вместо IBM был Gillette, а потом после поглощения — TheProcter & Gamble Company (эти акции и сейчас есть в портфеле, но уже не в «большой четверке»).

История изменения доли в портфеле Berkshire Hathaway.

Доля стабильно около 40-60% — на четыре актива! Четыре, Карл! А вы говорите, диверсификация. Если Вы знаете, что делаете, то диверсификация Вам не нужна.

60% на 4 акции. Немаленькая доля. Но Баффетт лояльно относится к концентрации. В 1988 году только на одну Coca-Cola приходилось 35% всего портфеля Berkshire Hathaway.

О концентрации и диверсификации от Баффетта:

В противовес современной финансовой теории инвестиционная деятельность разумного инвестора не ограничивается диверсификацией. Она может потребовать даже концентрации, если не портфеля, то, по крайней мере, сознания его владельца. Говоря о концентрации портфеля, следует вспомнить Кейнса, который был не только блестящим экономистом, но и мудрым инвестором и считал, что инвестору следует вкладывать большие суммы в две или три компании, которые он знает и руководству которых можно доверять. С этой точки зрения риск возрастает, когда инвестиции и инвестиционное мышление слишком поверхностные. Стратегия финансовой и умственной концентрации может снизить риск, увеличив как глубину представлений инвестора о компании, так и уровень комфорта в отношении основных показателей компании до покупки.

Мода на бету страдает от невнимания к «основному принципу: лучше быть почти правым, чем абсолютно ошибаться». Долгосрочный успех инвестиционной деятельности зависит не от изучения беты и сохранения диверсификации портфеля, а от понимания, что быть инвестором — значит, управлять собственным делом. Перекомпоновка портфеля через покупку и продажу акций, направленная на достижение желаемого показателя риска, делает долгосрочный инвестиционный успех невозможным. Такое «порхание с цветка на цветок» связано с огромными операционными издержками в форме спрэдов, вознаграждений и комиссионных, не говоря уже о налогах. Назвать кого-то, кто активно торгует на рынке, инвестором— «все равно, что назвать кого-то, кто часто заводит случайные связи, романтиком». Инвестиционная деятельность переворачивает народную мудрость современной финансовой теории с ног на голову: вместо призыва «не класть все яйца в одну корзину» мы получаем совет Марка Твена из «Простофили Вильсона»: «Клади все яйца в одну корзину, но… береги корзину!»

Еще по каждой акции отдельно посмотрел историю инвестирования Баффетта. Интересно, читайте после отрывка из письма Баффетта…

Перевод части письма:

Berkshire в прошлом году увеличила свою долю собственности в каждой из своих инвестиций «большой четверки» — American Express, Coca-Cola, IBM и Wells Fargo. Мы приобрели дополнительные акции IBM (увеличение нашего собственности на 8,4% по сравнению с 7,8% в 2014 г. до конца года) и Wells Fargo (до 9,8% по сравнению с 9,4%). В других двух компаниях, Coca-Cola и American Express, выкуп акций поднял процент владения. Наша доля в Coca-Cola выросла с 9,2% до 9,3%, и наш интерес в American Express увеличилась с 14,8% до 15,6%.

В случае, если вы думаете, что эти, казалось бы, небольшие изменения не важны, рассмотрим математику: для четырех компании в совокупности, каждое увеличение на один процентный пункт в нашей собственности повышает часть их годового дохода, приходящегося на Беркшир, примерно на $ 500 млн.

Эта четверка обладают отличными объектами инвестиций, бизнесом и управляются менеджерами, которые являются одновременно талантливыми и акционер ориентированными. Их отдача на собственный капитал — варьируется «от отличного до ошеломляет»!

В Berkshire, мы предпочитаем владеть неконтрольной, но значительной частью замечательной компании, чем владеть 100% так себе бизнеса. Лучше иметь частичный интерес в Алмазе Надежды (Hope Diamond), чем владеть всем из горного хрусталя.

Если активы Беркшир на конец года использовать в качестве маркера, то наша часть дохода “Большой четверки” 2015 года составила $4.7 миллиарда. В доходе мы сообщаем, однако, только дивиденды, которые они выплачивают нам – приблизительно $1.8 миллиарда в прошлом году. Но не сделайте ошибку: почти $3 миллиарда дохода этих компаний, о котором мы не сообщаем, столь же ценны нам как доля прибыли в отчете Berkshire.

Наши объектами инвестиций доходы часто используют для выкупов их собственных акций — шаг, который увеличивает долю Berkshire в будущих доходах, не требуя, чтобы мы выкладывали и десяти центов. Нераспределенная прибыль этих компании также идет на финансирование бизнеса — возможности, которые, как правило, оказываются выгодными.

Все это приводит нас к ожиданию, что в расчете на акцию этих четырех инвестиций, в совокупности, будет существенно расти с течением времени. Если выгоды действительно материализуются, выгода Berkshire будет увеличиваться, и это тоже будет наша нереализованная прибыль.

Наша гибкость в распределении капитала — наша готовность вкладывать большие суммы в пассивно неконтролируемый бизнес — дает нам значительное преимущество перед компаниями, которые ограничивают себя в приобретениях.

Вуди Аллен однажды объяснил, в чем есть преимущество быть бисексуалом, оно заключается в том, что это удваивает ваши шансы найти пару в субботу вечером.

Подобным же образом — ну, не совсем так, конечно, наш интерес к любому действующему предприятию поглотить полностью или пассивные инвестиции — удваивают наши шансы найти разумные способы применения для бесконечного фонтана наличных денег Беркшира. Кроме того, имея огромный портфель ликвидных ценных бумаг, дает нам запас средств, которые могут быть активированы, когда у нас появится предложение в размере слона.

Оригинал

Berkshire increased its ownership interest last year in each of its “Big Four” investments – American Express, Coca-Cola, IBM and Wells Fargo. We purchased additional shares of IBM (increasing our ownership to 8.4% versus 7.8% at yearend 2014) and Wells Fargo (going to 9.8% from 9.4%). At the other two companies, Coca-Cola and American Express, stock repurchases raised our percentage ownership. Our equity in Coca-Cola grew from 9.2% to 9.3%, and our interest in American Express increased from 14.8% to 15.6%. In case you think these seemingly small changes aren’t important, consider this math: For the four companies in aggregate, each increase of one percentage point in our ownership raises Berkshire’s portion of their annual earnings by about $500 million.

These four investees possess excellent businesses and are run by managers who are both talented and shareholder-oriented. Their returns on tangible equity range from excellent to staggering.

At Berkshire, we much prefer owning a non-controlling but substantial portion of a wonderful company to owning 100% of a so-so business. It’s better to have a partial interest in the Hope Diamond than to own all of a rhinestone.

If Berkshire’s yearend holdings are used as the marker, our portion of the “Big Four’s” 2015 earnings amounted to $4.7 billion. In the earnings we report to you, however, we include only the dividends they pay us – about $1.8 billion last year. But make no mistake: The nearly $3 billion of these companies’ earnings we don’t report are every bit as valuable to us as the portion Berkshire records.

The earnings our investees retain are often used for repurchases of their own stock – a move that increases Berkshire’s share of future earnings without requiring us to lay out a dime. The retained earnings of these companies also fund business opportunities that usually turn out to be advantageous. All that leads us to expect that the per-share earnings of these four investees, in aggregate, will grow substantially over time. If gains do indeed materialize, dividends to Berkshire will increase and so, too, will our unrealized capital gains.

Our flexibility in capital allocation – our willingness to invest large sums passively in non-controlled businesses – gives us a significant edge over companies that limit themselves to acquisitions they will operate. Woody Allen once explained that the advantage of being bi-sexual is that it doubles your chance of finding a date on Saturday night. In like manner – well, not exactly like manner – our appetite for either operating businesses or passive investments doubles our chances of finding sensible uses for Berkshire’s endless gusher of cash. Beyond that, having a huge portfolio of marketable securities gives us a stockpile of funds that can be tapped when an elephant-sized acquisition is offered to us.

Вы платите высокую цену за входной билет, чтобы только переступить порог. Но когда вы уже оказались внутри, на вас проливается золотой дождь. И чем дольше вы остаетесь там, тем обильнее будет этот дождь.

Баффетт очень разумно поступает, находясь в данных акциях. Его доля в этих компаниях растет даже без дополнительных вложений (Coca-Cola и American Express – куплены в 1988-89 и 1990-98 гг. соответственно). IBM и Wells Fargo Баффетт и сейчас докупает, но и компании тоже ему помогают.

Изменение долей в капитале Coca-Cola, American Express, IBM и Wells Fargo…

Кстати, к данной теме — интересная статья про бай-бэки американских акций у spydell - Ведущие американские корпорации раздали инвесторам $ 3.8 трлн за 5 лет

Анализ по каждой акции из «BigFour».

American Express

Впервые Уоррен обратил внимание на «American Express» в 1963 году во время скандала с растительным маслом. Эта компания выдала заем под залог большого количества растительного масла, якобы хранившегося в гигантских цистернах. Кредит не был возвращен, а когда «American Express» потребовала передать ей залоговое имущество, оказалось, что никакого масла не существует. Потери составили около 80 миллионов долларов, что существенно снизило рыночную стоимость компании. Цена на ее акции упала с 80 до 30 долларов. Уоррен сообразил, что, если бы даже компания потеряла всю свою рыночную стоимость, у нее все равно оставался «золотой» бизнес на кредитных и расчетных картах. Поэтому он вложил в ее акции 40 процентов денег своих партнеров – 13 миллионов долларов, – а уже через три года после этого скандала продал их, получив прибыль в размере 20 миллионов.

Уоррен понимал, что потери «American Express» на афере с растительным маслом, по сути, ничем не отличаются от выплаты крупных дивидендов акционерам, которые также существенно понизили бы ее рыночную стоимость. Компания, обладающая долгосрочными конкурентными преимуществами, может себе это позволить, так как год за годом зарабатывает больше средств, чем тратит на повседневное поддержание своего бизнеса. Чтобы заработать деньги, ей не требуются крупные капиталовложения.

Урок, который необходимо извлечь из этой ситуации, заключается в том, что если такая компания, как «American Express», имеющая долгосрочные конкурентные преимущества, понесет потери, пусть даже крупные, а ее акции в значительной степени обесценятся, то прочная экономическая база позволит ей вскоре восстановить свою рыночную стоимость и поднять цены на акции.

В начале 1990-х годов «American Express» начала терять деньги в секторе брокерских операций, за которые отвечала ее дочерняя компания «Shearson Lehman Brothers». В 1991 году, срочно нуждаясь в дополнительном капитале, «American Express» продала «Berkshire Hathaway» свои привилегированные конвертируемые акции на сумму 300 миллионов долларов. Уоррен понимал, что причиной всех проблем является «Shearson Lehman Brothers» и что основные направления деятельности – дорожные чеки и кредитные карты – по-прежнему остаются сильным и доходным бизнесом. Баффетт часто говорил, что можно хорошо заработать, вкладывая деньги в компании, у которых возникли решаемые проблемы. А решение в данном случае было очевидным.

В 1993 году, когда «Shearson» отчиталась об убытках в размере 116 миллионов долларов, Уоррен приобрел дополнительный пакет акций «American Express», рассчитывая, что материнская компания неизбежно расстанется с дочерней, а затем вновь засияет во всем блеске, зарабатывая на дорожных чеках и кредитных картах. В том же 1993 году «American Express» решила свою проблему, продав «Shearson» за миллиард долларов.

Уоррен не только сохранил у себя ранее купленные акции, но и произвел ряд дополнительных покупок в 1994, 1995, 1998 и 2000 годах. В настоящее время он владеет 151 619 700 акциями «American Express», что составляет 15,6 процента её уставного капитала.


Coca
-Cola

В июне 1988 г. курс акций компании Coca-Cola был равен приблизительно 2,5 долл. за акцию (с учетом сплит акций за все 25 лет). На протяжении следующих десяти месяцев Баффетт купил 373 600 тыс. акций в среднем по цене 2,74 долл. за акцию, что было в пятнадцать раз больше прибыли и в двенадцать раз больше денежных поступлений в расчете на акцию и в пять раз больше балансовой стоимости акций. То есть утверждать, что Баффетт купил акции дешево не приходится. Он купил дорого.

Что же сделал Уоррен Баффетт? За 1988 и 1989 гг. компания Berkshire Hathaway купила акций Coca-Cola на сумму более 1 млрд долл., что составило 35 % от всех обыкновенных акций, которыми на тот момент владела компания Berkshire. Это был смелый шаг. В этом случае Баффетт поступил в соответствии с одним из своих основных принципов инвестиционной деятельности: когда вероятность успеха очень высока – не бойтесь делать большие ставки. Позже были еще куплены акции по более дорогой цене — кол-во доведено до 400 000 тыс. штук (в текущих акциях) за 1 299 млн. долл. (3,25 долл. за акцию). Сейчас этот портфель оценивается в 18 600 млн. долл. (46,5 долл. за акцию), еще на конец 2015 года — было $17,184 млрд. Плюс еще дивиденды 5 660 млн. долл. (14,22 долл. на акцию за 28 лет)!!!

Уоррен Баффетт был готов пойти на это из-за его уверенности в том, что действительная стоимость компании намного выше. И оказался прав!


IBM

Berkshire Hathaway Уоррена Баффетта купила в 2011 году около 5,4% акций крупнейшего провайдера информационных услуг International Business Machines (IBM) на $10,9 млрд. (и продолжает наращивать позиции, по сей день). Этот шаг немало удивил аналитиков, знавших о его крайне настороженном отношении к вложениям в бумаги компаний сектора высоких технологий.

Неожиданный интерес к бумагам IBM Баффетт объяснил тем, что компания обладает очень хорошими возможностями по привлечению и удержанию клиентов. По его словам, эта особенность «бросилась ему в глаза» в ходе изучения открытой финансовой информации компании, с менеджментом компании он не встречался.

«Это компания, которая помогает IT-департаментам делать свою работу лучше», — пояснил Баффетт. А для любой компании смена поставщика информационных услуг является серьезным вызовом точно так же, как в случае с аудитором или юридическим консультантом (цитаты по Dow Jones).

В данный момент IBM самая неудачная инвестиция Баффетта, но время еще покажет прав или нет — мудрый Уоррен.


Wells
Fargo

Из письма Уоррена Баффетта к акционерам Berkshire Hathaway в 1990 г.

«Нашей покупке акций Wells Fargo помог хаос на рынке банковских акций. Месяц за месяцем из-за глупых кредитных решений некогда уважаемые банки оказались выставленными на всеобщее обозрение. И после того как становилось известно об одном крупном убытке за другим – часто сразу после уверения менеджеров, что все в порядке, – инвесторы заключали, что никаким банковским цифрам доверять нельзя, что совершенно понятно. Благодаря бегству из банковских акций мы купили 10% капитала Wells Fargo за $290 млн».

Банк скупает на рынке собственные акции, из-за чего доля Berkshire Hathaway в его капитале превысила 10% – порог, после которого нужно получать разрешение ФРС на дальнейшее увеличение доли. Хотя у Berkshire Hathaway также есть акции Goldman Sachs и US Bancorp, Баффетт не раз говорил, что именно Wells Fargo он считает своей ключевой банковской инвестицией. «Мне нравится наращивать долю [в том активе], который ценю больше всего», – говорил он Bloomberg в 2013 г. В феврале 2016 в эфире телеканала CNBC Баффетт отмечал, что гендиректор Wells Fargo Джон Стампф добился «потрясающего результата», а у самого банка «отличный бизнес».

У меня в портфеле американских акций на Санкт-Петербургской биржеесть акции IBM (Баффетт IBM и Wells Fargo покупает и в наши дня, в отличие от AE и Coca, которые куплены в доисторические времена).

Coca-Cola – тоже котируется на СПб, компания очень классная, но немного дороговата для меня. Правда, если Вы готовы «заплатить дорогую цену за вход, чтобы на Вас потом пролился потом золотой дождь», то и Coca-Cola – это идея для Вас, как и в 1988 году :)

Это акции-облигации, где постоянно растет «купон». Это очень классно!

Успешных инвестиций!

P.S. Кстати, в новом письме встретил замечание о двух «управляющих-наследников» Todd Combs и Ted Weschler, у них лимиты уже по 9 млрд. долл. Так что 18 из 112 (16%) уже приходится на них. Несколько лет назад они начинали с $2,5 млрд. Баффетт сейчас положительно о них отзывается в своем письме: «Трудоустройство этих двух был одним из моих лучших ходов».