cerenc
5
All posts from cerenc
  cerenc in cerenc,

Памяти отца

Ни в жизни, ни на войне он не был героем, хотя всегда хотел им быть.

В 17-ть по добровольному заявлению уже был на фронте.  Воевал под Сталинградом. Спустя четыре месяца, и до конца войны валялся по госпиталям. 

После, с инвалидностью, клал  в Москве трамвайные рельсы и 15  лет учился заочно в институте.   

До пенсии работал в военке и гордился когда  полетел Гагарин, а на Кубинке поставили первую - ПРО, когда к 40-ка летию Победы получил орден Красного Знамени.

Месяцами сидел в Красноярске и на Байконуре. 

По традиции на 9-ое, мы собирались у них с мамой,  и  он рассказывал про фронтовую лошадь. 

История эта всем уже давно надоела, её  знали наизусть, но  выпив сильно или не очень, он никак не мог удержаться от этого рассказа.

Сегодня ему бы было 90 и его уже как 7 лет нет с нами.

Теперь мы собираемся уже у меня или сестры с детьми, женами, другими домочадцами для поминания родителей и грустим про ту злополучную лошадь.

Что для меня война?

Абстракция книг и кино, лошадь умершего отца и эвакуационные подвиги мамы, майонезные баночки вместо стаканов нашего дома, и сознание цены нашего теперешнего благополучия.

Мне всегда казалось, что я уж наверняка стану круче.

Но чем старше я становлюсь, тем все больше сомневаюсь  можно ли материальным: деньгами, квартирами дачами, машинами;  и/или социальным - образованием, должностями,  количеством детей и браков, измерить уровень человеческой « крутизны »?!

И мне все больше представляется, что крутизна – это пойти в 17-ть добровольцем и радоваться когда трамвай на Бауманской идет по твоим рельсам, быть с теми, кто пьет за здоровье первого космонавта и остаться в стране, когда многие не только смотрели, но и уехали на Запад...

С наступающим праздником Вас и будьте счастливы...