Владимир Шумилов
-7
All posts from Владимир Шумилов
Владимир Шумилов in Владимир Шумилов,

После инцидента с Су-24 «мировой войны не будет»

Так считают западные журналисты и аналитики, которые больше ждут асимметричного ответа Кремля

Инцидент со сбитым Турцией Су-24 случился некстати для попыток объединиться против ИГ ("Исламское государство, запрещенная в России группировка), он подчеркнул ряд уже существующих политических проблем, но в масштабный вооруженный конфликт он вряд ли перерастет, говорится в первых после крушения аналитических публикациях западных журналистов и аналитиков.

Самолет сбили, когда России и Запад медленно двигались к некоему пониманию о необходимости объединиться против ИГ после терактов в Париже и на Синае, пишет the New York Times. Инцидент также подчеркивает непростые отношения Турции с союзниками по НАТО, которые опасаются, что президент Реджеп Тайип Эрдоган безрассудным поступком втянет их в более широкий конфликт. Недовольство Турции вмешательством России в сирийский конфликт тлело месяцы, и нужна была только искра, пишет Economist. Издание отмечает, что у России и Турции разные цели в отношении судьбы президента Башара Асада и поддержки суннитских повстанцев, к тому же Турция напоминала неоднократно о недопустимости нарушения ее воздушного пространства.

Guardian напоминает, что российские военные самолеты в последние годы залетали в воздушное пространство стран Балтиии и Скандинавии, и никто их не сбивал, Турция же реагирует на подобные нарушения жестко, неоднократно об этом предупреждала, и Россия не могла этого не знать. Financial Times напоминает, что Анкара постоянно агрессивно защищала свое воздушное пространство, и турецкие летчики регулярно устраивают воздушные схватки с греческими. "Турки известны готовностью схватиться за оружие, не в том смысле, что они безответственные, а в том, что они всегда давали понять, что собьют все, что залетает в их воздушное пространство", - говорит Джастин Бронк, специалист по воздушному бою НИИ оборонных исследований ВС Великобритании. FT считает инцидент со сбитым Су-24 опасным новым поворотом в сирийской войне и отмечает, что это первый случай за почти полвека, когда российский самолет и самолет страны НАТО встречаются в воздушном бою. Однако для Турции - это совсем не редкий случай, поскольку сирийский конфликт регулярно "переливается" через границу.

У России стало одним союзником меньше

Россия замораживает связи с Турцией из-за гибели бомбардировщика Первым делом пострадает туризм

Guardian отмечает эмоциональную реакцию Путина на инцидент, которая контрастирует с более ранними взвешенными заявлениями Москвы, когда чиновники предлагали набраться терпения и дождаться подробной информации. Личная вовлеченность и гнев российского президента - это тревожно, это может привести к опасным и вредоносным ответным действиям России, вне зависимости от того, кто прав и кто виноват, пишет газета. Несмотря на видимый гнев Путина прямой военный ответ Турции маловероятен, считает Economist. Взамен этого, вероятно, Кремль выберет асимметричный подход. Совместные проекты в сфере энергетики могут быть заморожены, поставки электроэнергии - тоже, Турция может лишиться российских туристов. Наконец, российские самолеты могут активизировать бомбардировки связанных с Турцией сирийских повстанцев или Россия может начать помогать курдам, пишет журнал. Guardian соглашается, что ответные меры Россия может применить и не прибегая к военным действиям, а в сфере дипломатии, в экономике и других сферах. Россия - крупнейший рынок экспорта для Турции, турецкие строительные фирмы активно участвуют в крупных проектах в России, отмечает Guardian, но напоминает, что Россия уже неоднократно показывала, что экономические проблемы для нее не являются первоочередными, даже сейчас, когда ее собственная экономика серьезно подорвана снизившимися ценами на нефть.

Профессор-политолог школы Флетчера при университете Тафтса Дэниел Дрезнер не верит, что ситуация выйдет из-под контроля. Россия и Турция серьезно зависят друг от друга, и напряженность в отношениях нанесет тяжелый ущерб обеим странам, пишет он в Washington Post. Турции будет трудно внезапно прекратить закупки российского газа, России будет трудно отказаться от использования пролива Дарданеллы. "Даже при всем стратегическом безрассудстве, которое до сих пор проявлял Владимир Путин, я подозреваю, что он не захочет эскалации конфликта, в который будет вовлечено НАТО, а не только Турция. Тем более, что остается сирийская проблема, и союзник Путина в Сирии все еще в серьезной опасности", - пишет он.

Макс Фишер пишет в Vox, что опасаться широкого конфликта, в котором с учетом НАТО будут участвовать четыре ядерных державы, начала третьей мировой войны, - не стоит, потому что ставки слишком низки. По его мнению, хотя напряженность между Россией и Западом уже давно растет, нет достаточных условий, ради которых Россия и США могут быть втянуты в войну. Говоря о ставках, он называет российские авиаудары по противникам Асада в Сирии, неприкосновенность турецкого воздушного пространства и жизни одного или двух российских пилотов. Турция очень волнуется за свое воздушное пространство и за то, что происходит в Сирии, пишет Фишер. Но для России это не слишком значимые вопросы, чтобы ради них рискнуть и начать крупную войну, как и для ведущих членов НАТО, которые будет определять ответную реакцию альянса. Это достаточные основания, чтобы верить, что и Россия, и НАТО будут стремиться к деэскалации, пишет Фишер. Также он напоминает, что сирийско-турецкая граница так далека от России или от Центральной Европы, что риск, что Россия или Запад могут принять этот инцидент за начало чего-то более крупного, равен нулю. К тому же в регионе у сторон потенциального конфликта слишком мало для этого сил. Профессор Нью-йоркского университета Марк Галеотти, специалист по новейшей истории России, также не верит, что Россия или страны НАТО могут позволить ситуации зайти слишком далеко. Он написал это в блоге, его цитировала, к примеру, Guardian. Россия, по его словам, не может вести даже дипломатические войны на слишком многих фронтах, а Европа явственно хочет, чтобы Россия стала частью решения сирийского кризиса, а возможно - и украинского кризиса. Он признает, что "во многих столицах" есть озабоченность в отношении Турции, ее повестки дня и ее роли в регионе. Многое зависит от того, на чью сторону встанет Вашингтон, но даже если только Москва получит крупицу раскаяния от Анкары или сочувствия от Европы, это может быть продемонстрировано по российскому ТВ и Кремль сможет спустить все на тормозах, считает он. Впрочем, даже если так и произойдет, Галеотти не верит, этим все ограничится. Москва уже проявляла готовность действовать внутри Турции тайно и участвовала в политической борьбе за влияние на Южном Кавказе и Ближнем Востоке. Галеотти ожидал бы от России ответных мер вроде поддержки курдов или других экстремистских движений, или более усидчивой политики по усмирению региональных амбиций Турции. Часто говорят, что на самом деле Путин хочет возвращения к геополитике XIX века, отмечает он и советует не забывать, что одним из определяющих конфликтов того столетия было противостояние России и Османской империи, которые были либо в открытой войне, либо в вынужденном мире, но никогда не больше чем враги. "Вот мы и снова там", - пишет эксперт.

Это еще не кризис, но если тому, что случилось, позволят загноиться или разрастись, больше всех выиграет ИГИЛ, пишет в Financial Times Ричард Хаас, руководитель аналитического Council on Foreign Relations. Турция, которая зависит от российского газа, вряд ли рассорится с Россией, но это станет отвлекающим маневром, который помешает организованно и сообща эффективно ответить ИГ после терактов в Париже, считает он.

Эксперт напоминает, что сейчас Россия по площади в два раза меньше СССР. Ее экономика зависит от экспорта нефти и сейчас сокращается. "Ее мотивирует не только идеология с претензиями глобального масштаба, но и национализм, сплавленный с личностью президента Владимира Путина", - пишет он. Аналитик отмечает, что российские действия в Крыму и на востоке Украины с тем, что происходит на Ближнем Востоке, связывают только попытки Путина добиться более важной роли для своей страны. И это хорошо воспринимается в России.

Однако Россия - не сверхдержава, ее угроза западным интересом должна приниматься во внимание, но ее не нужно преувеличивать, пишет Хаас. Да и Турция, по его словам, больше не верный партнер НАТО, как некогда, и сейчас больше союзник по названию, чем по действиям. "Трудно не заметить иронии в том, что турецкий президент разделяет со своем российским коллегой многие из набора нелиберальных тенденций", - пишет он. Что более важно, Турция Реджепа Тайипа Эрдогана не разделяет целей Запада на Ближнем Востоке, предупреждает эксперт. Да, она пустила американские самолеты на свою базу Инджирлик для операций против ИГ, но борьба с ИГ едва ли является для нее приоритетом. Ее правительство борется с курдским национализмом и делает все, чтобы ослабить курдов, ближайших союзников США в борьбе с ИГ в Ираке и Сирии. Также он напоминает, что Турция сделала мало, чтобы преградить приток иностранных новобранцев в ИГ через свою территорию.

В сложившейся ситуации, по мнению Хааса, со стороны США и НАТО чрезмерно жесткая реакция и враждебное отношение к России не помогут. Россию можно критиковать за многое в Сирии, но ее усилия по поддержке режима Асада не совсем контрпродуктивны, отмечает он. И не в интересах Запада наблюдать свержение нынешнего режима, пока ему не готова замена, которой можно доверять. Он считает, что есть шансы, что политика России эволюционирует. Она уже заплатила за поддержку Асада терактом ИГ против А321. Если со временем что-то подобное произойдет и в Москве, Путин этого не потерпит и может решить изменить политику по Сирии, предполагает аналитик. Он советует США, Европе и арабским странам использовать инцидент с Су-24 как шанс сильнее повлиять на Россию, а не для ее унижения и изоляции. Он рекомендует активизировать отношения с Россией для координации действий военных в регионе с акцентом на цель - ослабление ИГ. По сути, это сделает Россию де-факто членом коалиции, которую хотел создать президент Франсуа Олланд, считает Хаас. Для согласия по ряду вещей необязательно соглашаться во всем, отмечает он. Во-вторых, он рекомендует дипломатам сосредоточиться на создании нового правительства. "И поддержать центральную роль России в дипломатической работе определенно стоит, если в результате господин Асад переберется на дачу в Подмосковье", - уверен Хаас.

Ведомости