lxs01
8
All posts from lxs01
  lxs01 in lxs01,

Рынок, в принципе, существует только потому, что есть такой непознанный феномен - имя которому цена.

Каждый серьёзный игрок должен понимать смысл, суть этого термина. Цена — это точка пересечения кривых спроса и предложения. Понимаете — точка! А с точки, какой спрос? В реальной (не книжной) экономике, цена — это как гравитационная сингулярность: некоторая область нашего финансово-экономического бытия, в которой кривизна пространственно-временного континуума обращается в бесконечность или терпит разрыв, либо метрика обладает иными патологическими свойствами, не допускающими точной физической интерпретации.

Термином цена, как сложной экономической составляющей (компонентой), в своих «точных» математических расчётах ежедневно пользуются бухгалтеры, фондовые аналитики, инвесторы, спекулянты и прочие специалисты. А цена (в действительности) — это элемент психоанализа, понятие из арсенала психиатров. За высоким забором в Кащенко кого только не встретишь. И на бирже тоже! На рынке есть три группы торговцев: продавцы, покупатели и не определившиеся. “Предложение” — это то, что продавец просит за свой товар. “Спрос” — зависит от того, что покупатель предлагает за него. Продавцы и покупатели всегда противостоят друг другу. Покупатели хотят купить как можно дешевле, а продавцы хотят продать как можно дороже. Если представители обеих групп будут упорствовать, сделка не состоится. Кривые линии спроса и предложения станут параллельными. Отсутствие сделки означает отсутствие цены, только высказанные желания продавцов и покупателей. У продавца есть выбор: ждать, пока цена вырастет или согласиться с меньшим предложением за товар. У покупателя тоже есть выбор: ждать, пока цены упадут, или заплатить за товар продавцу больше. Сделка заключается, когда на мгновение (через минуту один из них пожалеет, что прогадал) достигнуто согласие двух умов: радостный «бык» соглашается на условия продавца и набавляет, или же энергичный «медведь» соглашается с условиями покупателя и продаёт чуть дешевле.

Присутствие интересующихся товаром, пока не определившихся игроков оказывает моральное давление и на «быков», и на «медведей». Когда покупатель и продавец торгуются в уединении, они могут спорить спокойно, не торопясь. Оба должны шевелиться быстрее, если они торгуют на бирже. Они знают, что окружены толпой других игроков, которые могут вмешаться в спор в любой момент. Покупатель знает, что если он колеблется слишком долго, то другой игрок может забрать его товар. Продавец знает, что если он будет держаться высокой цены, то другой игрок может вмешаться и продать дешевле. Толпа ещё не определившихся заставляет продавцов и покупателей нервничать и идти навстречу друг другу. Сделка совершается, когда два мнения совпадают. Каждая отметка на вашем биржевом терминале соответствует сделке на нервах между продавцом и покупателем. Покупатели покупают, потому что ожидают роста цен. Продавцы продают, потому что ожидают, что цены упадут. Кто из них прав? Продавцы и покупатели торгуются в окружении толпы колеблющихся игроков. Нервы, нервы, нервы, нервы…, — дурдом, психушка! По мере изменения цен или просто с течением времени участники запросто могут сменить амплуа — стать продавцами или покупателями. Покупки «быками» толкают рынок вверх, продажи «медведями» тянут его вниз, а присутствие массы сомневающихся заставляет события разворачиваться быстрее, вызывая в продавцах и покупателях потребность пошевеливаться.

Рынки составлены из отдельных личностей (психосоматических типажей), а каждому индивидууму необходимо по самой его природе жить согласно основным принципам экономики — определять альтернативы, оценивать их, выбирать цели, решать, сколько тратить или инвестировать, и рисковать своим временем и/или накоплениями. Всё бы ничего, но главный прикол заключается в том, что делать это приходится ежедневно. Так уж устроена нынче жизнь. И всё ради торговли — обмена менее желаемого сейчас состояния на ожидаемое (в туманном будущем), более желательное состояние. Все мы (участники рынка) можем ошибаться, неверно оценивать перспективу как индивидуально, так и коллективно. Силой, заставляющей личность или группу личностей действовать, чтобы обменять одно состояние на другое, является восприятие стоимости. Стоимость не заключена в товарах, предназначенных для обмена, или в объекте возможной будущей инвестиции. Стоимость — субъективная мера оценки — может относиться к одной из двух категорий. Потребительная стоимость — это чисто психологическое отношение между представлением личности о своих желаниях и представлениями, насколько полно и своевременно рассматриваемые товары удовлетворяют эти желания (оно мне сейчас очень надо или перебьюсь?). Инвестиционная стоимость — это психологическое отношение между представлением личности о том, что дёшево, а что дорого, основанное на субъективном понимании относительной важности компонентов процесса при определении цены данного объекта (оно того стоит или мне лапшу на уши вешают?). Чтобы преуспевать, трейдер должен уметь отличать одно от другого.

Когда вы как профессиональный спекулянт или инвестор знаете, что большая часть участников рынка ошибаются в своём восприятии, возникает ситуация, которую можно условно назвать «возможностью Сороса», то есть нечто, на чём можно нажиться, используя своё владение фундаментальными факторами экономики, но только в контексте понимания ошибочности направления господствующего мнения. Выдохшийся бум вселяет в публику убеждение, что всё проходит. Не то чтобы покупатели сделались более разборчивыми, но слепые закупки остались в прошлом. Меняется состояние умов. Пессимизм оказывается модным даже без того, чтобы цены резко пошли вниз. Достаточно того, чтобы рынки стали вялыми и оставались такими некоторое время. В ходе каждого инвестиционного бума перспективные компании создают, прежде всего, чтобы быть в струе (сегодняшние нанотехнологии), если не исключительно для того, чтобы извлечь выгоду из всеобщего стремления владеть акциями (нас это пока не сильно касается). Иногда компании (фирмы, предприятия) организуют слишком поздно (всё уже украдено до нас). Причина ошибки в том, что организаторы тоже люди, и им не хочется думать, что бум когда-нибудь кончится.

Более того, неплохо попытать удачу, когда возможная прибыль ещё достаточно велика. Когда правит бал безумная надежда, вершины прячутся за облаками. Слушай, я прямо стихами заговорил. Средний человек видит только одно, например, акции АВТОВАЗ-ао, которые никто не хотел покупать в июне 2010г. по цене 14,5 руб., неожиданно прыгают в августе до уровня 18,5 рублей. А когда этот рекорд становится привычным, они выстреливают в сентябре на 35,95. Дальнейшего роста просто быть не может и потом цена падает до 21,13 руб. Тут уже все уверены, что эти акции, которые еще несколько недель назад никто не брал за 14, больше расти, не могут. Дальше — некуда! Вот почему аутсайдеры, которым хватает ума, чтобы не покупать по самой верхней цене, расплачиваются за это тем, что не берут свою сверхприбыль. Но они поднимаются в октябре до 31, доходят до 36,5 руб., а потом и до 39,2 в ноябре — декабре. И вот тогда средний человек, который никогда не думает о ценности, но всегда только о ценах, действиями которого руководит не понимание условий, но смесь страхов и надежды, становится на самый лёгкий путь — он отбрасывает мысль, что бесконечный подъём невозможен и начинает покупать. Но ажиотаж, он и в Африке — ажиотаж. Во время бумов большие деньги сначала делает публика — на бумаге. Эта прибыль игроков так и остаётся на бумаге. Даже отхватив свой куш, и вовремя выйдя из игры, ещё никто не сумел удержаться, чтобы не поставить по второму разу. И, естественно пролететь, как фанера над Парижем. А вот реальные деньги публики, отстоявшись (как пена в пивной кружке) на самых высоких ценах год или полтора куда-то исчезают бесследно, оседают в чьих-то глубоких карманах.

Наша система управления капиталом должна обеспечивать безопасность полётов во сне и наяву, чтобы мы могли расслабиться. Не поймите меня превратно: расслабиться — в смысле не нервничать, а не отдаться в экстазе роботу-автопилоту, бросив штурвал. В спокойной, творческой обстановке соблюдать дисциплину и рулить твёрдой рукой будет намного проще. Функции контроля риска аналогичны. Всё сводится к тому, чтобы обеспечить себе комфорт и выработать навыки, позволяющие контролировать убытки. Теперь, в комфортной обстановке и расслабленном состоянии, ты готов к тому, чтобы подумать: какую пользу (для себя лично) можно извлечь из того хаоса, который царит вокруг! Инвестор и спекулянт (в одном лице) относится к фондовому рынку, как профессиональный игрок в бильярд к раскатившимся шарам, иными словами, он смотрит и рассчитывает далеко вперёд, а не думает исключительно о ближайшем ударе. Развивает, знаете ли, в себе инстинктивное стремление к созданию стратегических позиций. Эта, на первый взгляд, малоподвижная базовая концепция служит монолитным фундаментом для широкого спектра применяемых в процессе торговли тактик. Один из ключевых факторов успеха — увеличивать число продуктивных вариантов действий в максимально возможном числе ситуаций.

Таким образом, вы никогда не застрянете надолго в проигрышной позиции — всегда под рукой найдётся методика, которая поможет вам вернуться в колею. При использовании в работе такого механизма заключения сделок, Филип Карре: «…настоятельно не советует предпринимать процесс пересмотра своих позиций намного чаще, чем один раз в шесть месяцев. Если участник попытается делать это чаще, то, вероятно, впадёт в порочную и обычно фатальную привычку часто изменять свои правила. Одно из основных качеств успешного игрока — терпение. Рынку данного актива могут потребоваться годы, чтобы отразить в ценовом росте ту степень стоимости, которая аккумулируется на нём». Для наглядной иллюстрации используем пример роста цен на золото, которые в 1934 году были зафиксированы на уровне $35 за унцию. С 1935г. по 1980г. производство золота неуклонно сокращалось, а цена выросла только до $40 за унцию. И вот оно, мгновенье, настаёт! В период 1979г. — начало 1980г. мы наблюдаем гигантский рост золота, от $40 до $875. Это рост на 2187,5%!!! Если я где-то ошибся, поправьте меня. Сегодня, в 2011 году цена на золото в диапазоне 1300 — 1400 долларов выглядит вполне адекватно, и мы гадаем только о новых максимумах.

А теперь, дорогие сограждане, давайте зададимся вопросом: если предположить, что выросшая цена золота не дорогая, а справедливая то, во сколько же крат (не процентов!), доллар уже девальвировал?! Тогда, на каком основании, мы все (или не все?) ожидаем в ближайшей перспективе падения курса бакса? Да он уже ниже плинтуса! А значит и остальные реальные активы на рынке, в нём исчисляемые, следует считать, по их нынешним ценам, вполне адекватно оценёнными, а не выросшими до неприличных уровней. И нет никакой перекупленности! Мы стоим на справедливых ценовых уровнях. И любое движение, неважно, вверх или вниз, следует считать отклонением от справедливой рыночной стоимости и рассматривать, как возможность заработать на противоходе при естественном возврате к норме. Можно сказать, что слухи о скорой кончине фондового рынка оказались сильно преувеличены. Это произошло потому, что мы оказались психологически не готовы признать происходящий, с нашей точки зрения, процесс умышленного раскручивания гиперинфляции как нормальное (экономически оправданное!) приведение цен всех основных активов в будущее соответствие со справедливыми стоимостными уровнями. Что поделать — инерция мышления! Мы предвзято определяем стоимость активов через их цену, а цены измеряем бумажными фантиками (долларами). Ну, как тут не допустить невольную ошибку? Переведите баррель на унции и давайте спросим сами себя: «Разве это дорого?» ИМХО.

Итак, подведём промежуточные итоги, коллеги. Тщательный анализ может обнаружить стоимость, намного превышающую текущую рыночную цену некоторых активов. Рынок может не отражать эту стоимость, пока необходимый толчок не даст комбинация из бычьего тренда и новой информации. Даже на сегодняшнем, не определившемся рынке для пытливого ума есть, что прикупить за «не дорого». Время покажет, но будет поздно. Всего-то и требуется от нас с тобой, легионер, добиться в нашей работе синхронности с манёврами кукловодов, или, как сказал бы Гораций, найти: «Concordia discors — согласие противоречий», сиречь — прийти к единству противоположностей. То есть, необходимо научиться на вскидку определять ту самую точку, с которой и начинался наш разговор. Да, уж, цели то у нас, трейдеров, и у наследников (в пятом поколении) гольф-клубов — разные. У нас — выжить, у НИХ — власть удержать. Как думаете, сограждане, справимся?