BenTrishe
6
All posts from BenTrishe
  BenTrishe in BenTrishe,

Кто и почему против «Северного потока-2» в Европе

«Expert Online» 14 дек 2015

17-18 декабря в Брюсселе пройдет очередной саммит Европейского союза, который явно не будет простой формальностью. Дело не только в том, что странам Европы есть что обсудить – и сирийские беженцы, и трещащая по швам Шенгенская зона, и экономические проблемы. Традиционными будут и вопросы поставок энергоносителей и отношение к российским проектам.

Ситуация здесь меняется достаточно быстро. И на севере, и на юге мы имеем довольно любопытные истории. Перед саммитом несколько европейских стран написали жалобное письмо «на деревню дедушке»: «Брюссель, дедушка, помоги, страшная Германия собирается с русскими построить «Северный поток-2», который угрожает безопасности Европейского союза». С этим письмом не всё было ясно. Financial Times сперва написала, что там было 10 подписантов, потом выяснилось, что Болгария его не подписывала. Теперь, вроде бы, говорят, что письмо это не подписывала и Чехия и то ли не подписывала, то ли отозвала свою подпись Греция. Тем не менее, очевидно, что конфликт старой и новой Европы возобновился на почве выяснения отношения к российским проектам.

Кто выступает против проекта «Северный поток-2»? Таких групп стран несколько. Первая – это группа стран, которым ни хорошо и ни плохо от «Северного потока», они не зависят от украинского транзита, и по новой трубе не планируется поставлять им газ. Но они традиционно ненавидят Россию. Это страны Балтии, которые с удовольствием подписывают всё, что касается антироссийской повестки.

Следующая группа стран зависит от транзита через Украину, поэтому у них есть определенные опасения, что прекращение транзита станет для них серьезной проблемой. Политически это разные страны. Например, это Польша, отношение которой к нам тоже хорошо известно. Или Венгрия, с которой у нас вроде бы неплохие отношения. Премьер Венгрии считается чуть ли не основным нашим адвокатом. И, тем не менее, это не помешало Будапешту письмо о «Северном потоке-2» подписать. Это и понятно. Венгрия, как известно, граничит с Украиной, оттуда получает газ, и возникает вопрос: что будет со снабжением?

Ну и естественно, возникает вопрос: как проявит себя "человек года" - фрау Меркель - в ситуации, когда ей брошен прямой вызов и ее будут напрямую обвинять в том, что она сотрудничает с Россией? И ей придется ответы на эти вопросы давать.

На самом деле, конечно, ситуация вокруг «Северного потока» странная. Страны новой Европы предлагают не строить новый трубопровод и сохранить Украину в качестве транзитера российского газа. Они уверены, что Путин только пугает отказом от продления украинского контракта и вынужден будет продолжать транзит газа через Украину. Главными тезисами старой Европы являются: Украина – надежный транзитер, нечего городить огород, не нужно инвестировать лишние деньги, сохраните старый транзит.

Известно, что Россия неоднократно заявляла о том, что транзитный договор с Украиной, который заканчивается в 10 утра 1 января 2020 года, продляться не будет и, соответственно, в 10 утра карета превратится в тыкву. Украинская труба превратится из инфраструктурного объекта в металлолом, который, как в свое время заметил Алексей Миллер, можно будет сдать в музей. Ну или организовать музей под открытым небом.

Проблема заключается в том, что российские аргументы в Европе никто слушать не хочет. А они связаны с тем, что назвать Украину надежным транзитером достаточно сложно. И это лишний раз доказала ситуация в Крыму, когда несколько странных личностей подорвали опору ЛЭП, потом разбили палаточный городок, и украинская власть несколько дней разводила руками: «Извините, это гражданское общество, мы ничего с ними сделать не можем». И только когда был брошен первый кабель в рамках энергомоста, вдруг неожиданно они поставки возобновили. Естественно, возникает вопрос: насколько власти Украины способны контролировать тех «индейцев», которых очень много расплодилось после Майдана? С одними борются, другие появляются. А что мешает этим «индейцам» захватить газокомпрессорную станцию, например, и заявить, что они не могут пустить «москальский» газ до Европы? Кто в этом случае будет отвечать за невыполнение наших контрактных обязательств?

Январь 2009 года показал, что позиция Европы всегда предельно прагматична. На словах, конечно, Европа поддерживает Украину, но как только из-за Украины не получается доставить газ до европейской границы, европейцы «включают дурака» и апеллируют к контрактам, говоря, что юридически вы должны доставить газ до границы Европейского союза, вот есть пункты сдачи-приема газа – пожалуйста, доставьте туда газ. И когда ты говоришь европейцам: «Давайте разберемся, что происходит на Украине?», они отвечают: «Нет-нет, нас это не волнует. Это ваши проблемы, это спор славян между собою. Вы там сами разбирайтесь, а у нас есть контракт, вот, пожалуйста, его соблюдайте». Получается глупая ситуация. Наши аргументы, что Украина не является надежным транзитером, не слышат, а в случае кризиса виноваты будем только мы, Европа будет апеллировать исключительно к юридической стороне этого дела. Поскольку эта история давняя, мы заранее предупреждаем, - еще, кстати, остаются 2016-2019 года – что в такой ситуации мы не можем нести транзитные риски.

Что касается инвестиций, то «Северный поток-2» является инвестициями Газпрома и его европейских партнеров, 50 на 50. Здесь, естественно, денег Европейского союза не требуется. Кстати, когда ЕС строит странные газопроводы, вроде газопровода из польского Свиноустья на побережье Литвы, соединяющего два непонятных СПГ-терминала с неясными перспективами, здесь никаких вопросов не возникает. Это - пожалуйста, это называется частью европейской программы. А когда коммерческие компании строят газопровод на свои деньги, это почему-то вызывает огромное количество вопросов.

Самое интересное, что тема инвестиций в украинскую трубу вообще никого не волнует. В каком она находится состоянии, кто ее ремонтирует, кто поддерживает ее техническую работу, не произойдет ли там какой аварии? Это вообще никого не интересует. И европейцы никаких денег вкладывать в реконструкцию не собираются.

Таким образом страны ЕС предлагают сохранить самый рискованный путь. При этом у них есть, конечно, и коммерческие мотивы. Например, у Словакии, которая находится сразу за Украиной и теряет деньги в случае, если транзит будет заведен в Германию. Кстати, Чехия, наоборот, только выигрывает. Поэтому, видимо, подписи Чехии действительно нет под письмом. Ведь планируется, что дальше «Северный поток» будет продлен в Чехию и оттуда уже пойдет в Германию и Австрию, до Баумгартена, потому что главная цель «Северного потока» - доставить газ через Австрию на север Италии, где основной рынок Газпрома на юге Европы. В этом и есть главная задача «Северного потока» - две нитки, которые через австрийский Баумгартен пойдут на итальянский рынок.

Здесь, конечно, есть обеспокоенность и части старой Европы, например, Италии, которая попадает в зависимость от связки Германии и Австрии, связки мощной. Тем более что бывший руководитель компании Wintershall г-н Зеле стал главой австрийской компании OMV, и в этом плане союз Германии и Австрии становится еще более очевидным. Здесь, безусловно, есть у Германии дополнительные политические аргументы в пользу данного проекта. Именно поэтому я думаю, что фрау Меркель постарается проект отстоять.

Проект «Северный поток-2» возник еще летом и, судя по всему, отражал не только нашу обеспокоенность настроениями Турции (уже тогда было понятно, что Турция валяется проблемной страной), но и обеспокоенность европейцев. Не исключено, что это была не только российская идея, но совместная идея российских и европейских компаний, которые понимали, что на самом деле означает возможный транзит через Турцию. Поведение Эрдогана вызывает вопросы не только в наших с ним отношениях. Вообще эти вопросы должны возникать и в европейских головах с учетом всех планов по транзиту газа из Ирана, из иракского Курдистана, из Азербайджана. Потому что все эти трубы должны пройти через турецкую территорию. Сегодня Эрдоган поступил так с Россией, совершенно неизвестно, как он завтра поступит с Европейским союзом. Пока решили его «облизывать» - дали ему 3 млрд долларов на беженцев. Хотя, похоже, все понимают, по каким карманам разойдутся эти 3 млрд. Тут никаких секретов нет. Но тем не менее, пока что делать с Турцией не ясно, но звонок-то прозвенел не только для нас. И хорошо еще, что две нитки этой трубы мы перебросили на север. Остался вопрос еще с двумя нитками, и сейчас ведутся дискуссии, что же делать с оставшейся половиной «Турецкого потока» - пока проект заморожен. Но хитрость в том, что одна нитка «Турецкого потока» нужна самой Турции, потому что она, как известно, половину газа получает по «Голубому потоку», а половину – по Трансбалканскому газопроводу, который идет через Украину. И поскольку газовый баланс Турции пока без России не бьется, совершенно неясно, как Турции собирается эти 12-13 млрд кубов замещать. А вторая нитка нужна для Болгарии, Греции, Балканских стран. То есть острота вопроса еще не снята. И совершенно не исключено, что мы вернемся к идее, можно сказать, «Южного потока лайт», то есть это будет уже не тот «Поток» на четыре нитки, но от «Южного потока лайт» одна или две нитки пойдут в Болгарию. И не исключено, кстати, что Турция, которая могла бы стать транзитером российского газа, в том числе и в Италию, сейчас сама будет получать этот газ, например, из Болгарии. Такой вариант вполне возможен. Болгария уже, между прочим, поменяла свою точку зрения, сожалея, что «Южный поток» не был реализован. И очень показательно, что София не подписала письмо в Брюссель о «Северном потоке-2», потому что она надеется, что «Южный поток» в каком-то формате будет реализован. Понятно, что Болгария – страна-флюгер, понятно, что на нее будут давить Соединенные Штаты. Но все-таки перспектива, во-первых, остаться без газа в случае прекращения поставок через Украину достаточно очевидна. Болгария вряд ли найдет замену. Во-вторых, какие-никакие, пусть и небольшие, но денежки Болгария могла бы заработать. При полном функционировании «Южного потока» София могла зарабатывать на транзите 700-800 млн евро в год. Сейчас любые средства для Болгарии, находящейся в непростой экономической ситуации, были бы неплохим дополнением.

Так что интрига вокруг всех этих труб далеко не закончена. Тем более что российский газ в 2015 году потихоньку начинает восстанавливать свои позиции с точки зрения объемов поставок. Да и в целом газ, хоть и медленно, но начинает возвращать позиции как товар на европейском рынке. Потребление газа в следующем году в Европе вырастет, ну и доля российского газа, кстати, тоже на этом рынке увеличится. Так что, вопреки всей борьбе с российским газом в Европе, наша доля там остается стабильной, альтернатив пока нет, и интриги вокруг маршрутов доставки российского газа сохраняются