Никита Петров
2
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Вербальные интервенции

Международная риторика становится все более пугающей день ото дня. Если еще полгода назад фраза «новая холодная война» звучала устрашающе, то сейчас вполне серьёзно обсуждаются варианты полноценного военного столкновения. Тут как раз журналисты РБК не так давно опубликовали любопытную подборку «Война слов: как за год изменилась риторика Путина и Обамы». Делюсь ей с вами.

Охлаждение в риторике наметилось в середине февраля 2014 года после возобновления столкновений в Киеве. Точкой расхождения стало мнение лидеров о природе Евромайдана – Обама считал, что это законный протест народа против притеснений коррумпированной власти, Путин отмечал, что противостояние стало результатом действий национал-радикалов, которые следует пресечь.

Барак Обама на саммите глав государств Северной Америки, 19 февраля 2014 года:

«Господин Путин имеет иные взгляды на базовые вопросы свободы, чем я, и мне кажется, это не секрет... Надеюсь, рано или поздно Россия признает, что она находится с этими ценностями по одну сторону баррикад. Однако сейчас у нас серьезные разногласия».

Владимир Путин в телефонном разговоре с Обамой, 21 февраля:

«При обсуждении ситуации в Украине российский президент подчеркнул необходимость принятия срочных мер по стабилизации обстановки, акцентировав важность работы с радикальной оппозицией, которая довела противостояние в Украине до крайне опасной черты», – говорилось в сообщении пресс-службы президента.

После смены власти в Киеве 22 февраля и решения Совета Федерации РФ о возможности ввода войск на Украину ситуация становилась все более напряженной, как и тон высказываний.

Путин в телефонном разговоре с Обамой, 1 марта:

«Президент акцентировал наличие реальных угроз жизни и здоровью граждан России и многочисленных соотечественников, находящихся на украинской территории. Он подчеркнул, что в случае дальнейшего распространения насилия на восточные регионы Украины и Крым Москва оставляет за собой право защитить свои интересы и проживающее там русскоязычное население», – заявили в пресс-службе.

Обама в ходе выступления о бюджете на 2015 год, 4 марта:

«Есть сильная уверенность в том, что российские действия по оккупации Крыма – это нарушение международного права. В отношении его права на размещение своих войск в Украине, наверняка у президента Путина есть некий пул юристов, которые готовят некий ряд интерпретаций и объяснений. Но я не думаю, что это способно кого-то обдурить».

Путин на пресс-конференции, 4 марта:

«Наши партнеры, особенно в США, всегда ясно, четко для себя формулируют свои геополитические и государственные интересы, преследуют их очень настойчиво, а потом, руководствуясь известной фразой: «Кто не с нами, тот против нас», подтаскивают под себя весь остальной мир. А кто не подтаскивается, того начинают сразу тюкать, и в конце концов, как правило, дотюкивают».

После референдума в Крыму стороны перешли к открытой конфронтации и угрозам.

Обама на пресс-конференции, 17 марта:

«Мы и впредь будем пытаться объяснить Москве, что дальнейшие провокации не принесут ничего, кроме дальнейшей изоляции России и снижения ее уровня на международной арене. Международное сообщество продолжит стоять на страже суверенитета и территориальной целостности Украины».

Обама на саммите по ядерной безопасности, 25 марта:

«Россия является региональной державой, угрожающей некоторым из ее непосредственных соседей – не от силы, а от слабости. Действительно, Соединенные Штаты имеют значительное влияние на своих соседей, но мы обычно не вторгаемся на их территории, чтобы обеспечить, утвердить с ними тесное сотрудничество».

Обама в интервью телеканалу CBS News, 28 марта:

«Путин думает, что Запад когда-то воспользовался Россией, и теперь Россия хочет взять реванш. Но он не понимает, чего хочет Запад. Его представления об американской внешней политике превратны. У нас нет интересов окружать Россию недружественным кольцом и нет интересов на Украине, кроме как обеспечить украинцам право на самостоятельные решения».

В апреле на востоке Украины начались пророссийские выступления, что привело к серьезному разговору между лидерами России и Штатов по телефону. «Президент Обама выразил глубокую озабоченность действиями российского правительства по поддержке и вооружению сепаратистов, которые пытаются дестабилизировать новое правительство Украины», – заявила пресс-служба Белого дома. Это стало новой вехой противостояния – акцент критики сместился с присоединения Крыма на поддержку вооруженных ополченцев на востоке Украины.

Обама на совместной с канцлером ФРГ Ангелой Меркель пресс-конференции, 2 мая:

«Я с самого начала говорил, что Россия справедливо интересуется тем, что происходит за соседней дверью. У России и Украины долгая и сложная история взаимных отношений, и взгляды президента Путина нужно обязательно принимать к сведению. С чем нельзя согласиться, так это с правом нарушать суверенитет другой страны и диктовать ей экономическую политику... Еще пару недель назад Путин утверждал, что российские военные не были вовлечены в произошедшее в Крыму. А потом он признался, что да, дескать, это наши ребята. Мне кажется, это не та честность и искренность, которой следовало ожидать, и не то желание разрешить эту дипломатическую проблему».

Путин на Петербургском международном экономическом форуме,23 мая:

На вопрос журналиста CNBC Джеффри Катмора о том, что Обама обвинил российского лидера в неискренности, тот ответил: «Он судья, что ли, чтобы обвинять кого-то? Он же не судья. Пускай идет тогда в судебную систему и там работает. Я думаю, что вы неточно все-таки сформулировали. Не думаю, что Барак меня в чем-то обвиняет. У него есть своя точка зрения на какие-то процессы, у меня есть своя точка зрения».

Обама на саммите G7 в Брюсселе, 5 июня:

«У России по-прежнему есть шанс вернуться в поле международного права. Но для этого ей надо в ближайшие недели признать Петра Порошенко легитимным президентом Украины, перекрыть поток оружия через российско-украинскую границу и отказаться от поддержки пророссийских сепаратистов».

В начале июня в Нормандии состоялась первая встреча российского лидера с избранным президентом Украины Петром Порошенко. В конце месяца Путин совершил первый за несколько месяцев официальный визит на Запад – в Австрию. Однако крушение малайзийского Boeing 777 в небе над Донецком 17 июля открыло дорогу для секторальных санкций и дальнейшего усугубления кризиса.

Обама на пресс-конференции перед Белым домом по украинской проблеме, 21 июля:

«Учитывая свое прямое влияние на сепаратистов, Российская Федерация и президент Путин в частности несут ответственность за принуждение их к сотрудничеству со следователями».

Обама на пресс-конференции в Вашингтоне, 1 августа:

После телефонного звонка Владимиру Путину американский президент выступил перед журналистами и заявил: «Президенту Путину стоит решить этот кризис дипломатическим путем. Чтобы санкции были сняты, чтобы экономика вновь росла, чтобы отношения с Украиной были добрососедские. Но иногда бывает, что люди не действуют рационально, не поступают согласно своим средне- и долгосрочным интересам».

Обама в интервью The Economist, 2 августа:

«В свое время у нас с президентом Медведевым были очень продуктивные отношения. Вообще, Россия подобна двуликому Янусу, который смотрит и на запад, и на восток. Президент Путин представляет собой фактор напряженности, который разрушителен для его страны в долгосрочной перспективе. В краткосрочной же такая политика становится популярной внутри и вызывающей проблемы снаружи границ».

С конца лета, вслед за падением нефтяных цен, в России стал разворачиваться кризис – сначала на валютном рынке, затем и экономическая стагнация. С тех пор риторика Запада зачастую сводилась к тому, что санкции против Москвы оказывают свое воздействие, и лучшим выходом стала бы реальная деэскалация украинского конфликта.

Обама в ходе официального визита в Таллин, 3 сентября:

«Россия платит свою цену. Бегство капитала, количество инвестиций падает: инвесторы понимают, что ставить на Россию невыгодно из-за ее поведения на международной арене. Экономика страны скатилась в рецессию; производство энергоресурсов – мотор российской экономики – ожидаемо упадет; кредитному рейтингу недалеко до «мусорного» уровня; рубль недавно упал до исторического минимума. Если вкратце, действия России на Украине ослабляют ее саму и русский народ».

В середине сентября Запад привел в действие последний на этот момент крупный пакет санкций. В конце месяца, выступая на открытии Генассамблеи ООН, американский лидер назвал «российскую агрессию на Украине» одним из трех вызовов мировому сообществу, наряду со вспышкой вируса Эбола и «Исламским государством» на Ближнем Востоке.

Путин в интервью сербской газете «Политика», 15 октября:

«Что касается перспектив российско-американских связей, то мы всегда стремились к открытым, партнерским отношениям с США, однако взамен получали различные оговорки и попытки вмешиваться в наши внутренние дела... Теперь президент Барак Обама с трибуны Генассамблеи ООН включил «российскую агрессию в Европе» в число трех основных угроз для человечества на сегодняшний день. Вместе с ограничениями, введенными против целых секторов нашей экономики, подобный подход трудно назвать иначе как враждебным».

Обама на саммите G20 в австралийском Брисбене, 15 ноября:

«Если президент Путин продолжит идти путем нарушения международного права, предоставлять тяжелое вооружение сепаратистам, нарушать минские договоренности, текущая изоляция России продолжится».

Путин на встрече с новым послом США в России Джоном Теффтом,19 ноября:

«Мы готовы к практическому сотрудничеству с нашими американскими партнерами в различных областях, основанному на принципах уважения интересов друг друга, равноправия и невмешательства во внутренние дела».

Обама на встрече с представителями деловых кругов, 3 декабря:

«Если вы меня спросите, верю ли я в то, что господин Путин может внезапно изменить свой ход мысли, я отвечу, что такое произойдет, лишь когда внутриполитическое состояние России станет схожим с ее экономическим состоянием, чему мы все сейчас свидетели. Отчасти из-за этого мы продолжаем санкционное давление».

Путин на ежегодной пресс-конференции, 18 декабря:

«Текущая ситуация в экономике – это не расплата за Крым, это плата за наше естественное желание самосохраниться как нация, как цивилизация, как государство... Мы после крушения Берлинской стены и развала СССР были абсолютно открыты перед нашими партнерами. Но что мы увидели? Полную поддержку [боевиков] на Северном Кавказе. Партнеры так не поступают. Это факт. Все это знают».

Обама в интервью CNN, 21 декабря:

«Была куча историй о том, что Путин, подобно гроссмейстеру, обвел вокруг пальца Запад, меня, и того, и другого, и третьего. Хорошо, но теперь именно он руководит страной в условиях краха национальной валюты, серьезного финансового кризиса и значительных проблем в российской экономике. Все это совсем не похоже на то, что кто-то провел меня или Соединенные Штаты».

Путин в новогоднем поздравлении зарубежных лидеров, 31 декабря:

В поздравлении президенту США российский лидер подчеркнул, что в наступающем году страны отмечают 70-летие Победы, за которую сражались плечом к плечу с союзниками по антигитлеровской коалиции. Президент отметил, что эта историческая дата напоминает об ответственности России и США за поддержание мира и международной стабильности, их особой роли в противодействии глобальным вызовам и угрозам. Отмечено, что российско-американское партнерство могло бы успешно развиваться, опираясь на принципы равноправия и взаимного уважения.

Обама в обращении к Конгрессу «О состоянии Союза США», 20 января 2015 года:

«В прошедшем году, на фоне агрессии господина Путина, мы вместе с союзниками провели тяжелую работу по введению санкций, укрепили наше присутствие в прифронтовых государствах. Некоторые говорили, что стратегия Путина была мастерской демонстрацией мощи. Но сегодня именно Америка является сильной и сплотилась со своими союзниками, в то время как Россия изолирована, а ее экономика разорвана в клочья».