Никита Петров
6
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Спасатель Америки

Сегодня день рождения Джона Пирпонта Моргана. Если бы он не помер в 1913 году, то сегодня вместе с друзьями и коллегами по General Electric мог бы отмечать 178-летие. Прославился г-н Морган не только как крупный предприниматель периода угара эпохи первоначального накопления капитала в США и автор достаточно грубых афоризмов, но и как человек, который трижды спасал Америку. Подробнее об этом – в старости, опубликованной журналом «Компания» в 2010 году под заголовком «Человек и центробанк».

В отличие от многих нуворишей XIX века, Джон Пирпонт Морган родился (17 апреля 1837 года, Хартфорд, штат Коннектикут) в богатой семье: еще его дед перебрался в Хартфорд в 1817-м и процветал, вкладывая деньги в недвижимость, пароходные компании и железные дороги. Отец Джона, Джуниус Спенсер Морган, несколько лет был партнером в одной из хартфордских фирм, затем переехал в Бостон, где стал компаньоном в торговавшей хлопком James M. Beebe & Company. Благодаря отличной репутации в 1854 году его пригласили на работу в один из ведущих банков лондонского Сити - George Peabody, которым он и стал руководить в начале 1860-х, после ухода на пенсию Джорджа Пибоди.

Перед Джоном Пирпонтом никогда не стоял вопрос, кем он будет, когда вырастет. Ему было 12 лет, когда вместе с кузеном он открыл диараму "Высадка Колумба в Америке" и отвечал на этом предприятии за бухгалтерию, причем вел ее так аккуратно, что опытные бухгалтеры не находили ошибок. Кстати, он до последних дней лично проверял финансовую отчетность своей компании, с легкостью находя в ней малейшие погрешности.

Образование Джон Пирпонт Морган получал по обеим сторонам Атлантики. После школ в Хартфорде и Бостоне и переезда семьи в Лондон была частная школа в Швейцарии и два года в Геттингенском университете в Германии. Профессор математики был высокого мнения о способностях студента из Америки и предложил ему место своего ассистента. Морган отказался: математика интересовала его лишь как инструмент бизнеса. После Германии Джона Пирпонта отправили на родину, где в 1857-м он начал карьеру с должности младшего бухгалтера в известном нью-йоркском банке Duncan, Sherman & Co.

МОРГАНИЗАЦИЯ ВСЕЙ СТРАНЫ

Первую по-настоящему крупную сделку Дж. П. Морган заключил в 1879 году, продав в Англии по поручению Корнелиуса Вандербильта 150 000 акций New York Central Railroad по $120 за штуку, причем так тихо, что о сделке узнали лишь после ее завершения. Эта операция принесла ему внушительные комиссионные и позволила попасть в правление Central.

После этого он увлеченно взялся за железные дороги Америки, которые предыдущие полвека развивались хаотично. Даже крупные железнодорожные компании состояли из десятков мелких и имели очень громоздкую административную структуру. К середине 80-х годов XIX века прибыльность железных дорог начала быстро снижаться в результате жестоких войн, которые вели между собой фирмы. В 1885-м Морган уговорил Вандербильта разрешить ему помирить самых передовых и прибыльных противников: New York Central и Pennsylvania Railroad. Он пригласил их директоров совершить круиз по Гудзону на его знаменитой паровой яхте "Корсар" и добился заключения мира.

В результате этого посредничества авторитет Дж. П. Моргана значительно вырос. Конечно, он был банкиром, но это не помешало ему быстро стать самым влиятельным человеком и в железнодорожной отрасли. К 1900 году Морган контролировал 80 000 км железных дорог, свыше шестой части этого сектора экономики Америки.

Морган строил свой бизнес, как мало кто до него: он брал под контроль и реорганизовывал проблемные компании (эта операция получила название "морганизация"). В сферу его интересов входили и промышленные концерны. Венцом корпоративного строительства Моргана стало создание в 1901 году United States Steel Corporation - самой крупной на тот момент корпорации планеты, первой с капитализацией в $1,4 млрд, контролировавшей 60% американского рынка стали. Для сравнения: суммарная капитализация всех американских промышленных компаний на рубеже веков составляла $9 млрд. U.S. Steel была создана путем слияния Federal Steel Company, Carnegie Steel Company и нескольких других сталелитейных и угледобывающих фирм. Э. Карнеги продал свою компанию за $487 млн, причем сделка была заключена без участия адвокатов и составления письменного договора.

Большой резонанс произвело образование в 1892 году General Electric, получившейся в результате слияния Edison General Electric и Thomson-Houston Electric Company, а также объединение в 1902-м двух конкурентов, производивших сельскохозяйственное оборудование, в International Harvester (сейчас Navistar International).

ВЛАСТИ ПРОТИВ ВЛАСТИ ДЕНЕГ

Между тем и в обществе, и в правительстве все чаще возникали опасения: крупные корпорации получались чересчур мощными, а большой бизнес становился влиятельнее политиков. И Моргана обвиняли в стремлении к власти. Тем не менее, когда в 1907 году в стране разразился финансовый кризис, за помощью обратились именно к нему. Он оправдал ожидания: под его руководством финансисты договорились рассчитываться не деньгами, а бумагами существовавшего еще с 1853 года New York Clearing House. $84 млн, вброшенные благодаря этому в финансовую систему США, а также миллионы правительства спасли страну.

Это было третье и наиболее впечатляющее спасение Дж. П. Морганом Америки. Предыдущее состоялось за 12 лет до этого, в 1895-м. На Уолл-стрит тогда уже заключали пари на день, когда у Минфина закончится золото и президент Гровер Кливленд объявит дефолт: в нью-йоркском отделении казначейства желтого металла осталось всего на $9 млн, тогда как в любой момент могли быть предъявлены к оплате бумаги на $12 млн.

Морган предложил тогда Кливленду следующее: Морган и Ротшильды покупают в Европе 3,5 млн унций золота на общую сумму $62 млн. При этом власти выпускают 30-летние "золотые" облигации на эту же сумму и рассчитываются ими с Морганом и его партнерами. Идея сработала - ажиотажный спрос на драгоценный металл упал, опасность миновала. Морган легко продал облигации, которые пользовались большим спросом как на Уолл-стрит, так и в Лондоне. Эта сделка принесла ему, по разным оценкам, от $1 млн до $16 млн.

В первый же раз Дж. П. Морган спас Америку в 1877-м, когда Конгресс ушел на каникулы, не выделив деньги на финансирование вооруженных сил США, и Морган, чтобы не допустить волнений в армии, почти 5 месяцев перечислял Министерству обороны по $550 000.

НЕ ТАКОЙ, КАК ВСЕ

Морган очень отличался от других представителей банковского, финансового, промышленного истеблишмента. Он был из богатой семьи, поэтому деньги никогда не служили для него самоцелью. Он оставался во многом верен внушенным отцом принципам чести. Показателен следующий случай: в 1905 году Морган купил для Erie Railroad контрольный пакет акций компании из Цинциннати - Hamilton and Dayton Railroad (CH&D). Когда выяснилось, что владельцы подправили отчетность, чтобы выгоднее продать бумаги, Джон Пирпонт по собственной инициативе выкупил у Erie акции по первоначальной цене и после этого обанкротил CH&D. J.P. Morgan and Company эта сделка обошлась примерно в $12 млн.

Морган не был помешан на работе и еще молодым часто и надолго уходил в отпуск, который в основном проводил в Англии или на европейском континенте. "Зачем просиживать в офисе по 10 часов 7 дней в неделю, - говорил он, - если годовой объем работы можно выполнить за 9 месяцев".

Во время нередких поездок в Европу Морган пополнял коллекцию произведений искусства, собирать которую он начал после смерти отца в 1890 году. В холлах европейских гостиниц, где он останавливался, обычно было не протолкнуться от продавцов картин и обедневших аристократов, стремившихся поправить свои дела продажей фамильных раритетов. Джон Пирпонт считал искусство подарком прошлого и любил старину - до 1700 года. Его интерес к работам старых мастеров спровоцировал стремительный рост цен на их картины.

Моргана отличала и быстрота принятия решений. Как-то Гарвард обратился к нему и Джону Рокфеллеру с просьбой профинансировать расширение университета. В благотворительном фонде Рокфеллера размышляли полгода и выделили $1 млн. Морган, когда к нему приехала делегация из Гарварда, попросил показать планы, бросил взгляд на чертежи, сказал, что средства даст, и, попрощавшись, удалился. Пожертвовал он тот же миллион долларов, но понадобилось ему для этого 30 секунд.

ЕГО НЕЛЬЗЯ БЫЛО НАЗВАТЬ БОГАТЫМ?

В последние годы жизни Морган все реже бывал на Уолл-стрит и все больше времени проводил в своей библиотеке и за рубежом, охотясь за произведениями искусства. В начале 1913 года он отправился в Египет посмотреть на работу экспедиции Метрополитен-музея, которую сам же финансировал. В Египте он заболел, срочно возвратился в Рим, где и скончался 31 марта 1913 года. Только в первые 12 часов после его смерти в гостиницу пришло 3698 телеграмм с соболезнованиями, в том числе и от Папы Римского, императоров и королей, банкиров и промышленников. Когда тело Джона Пирпонта Моргана провозили по улицам Нью-Йорка, флаги на Уолл-стрит были приспущены, а фондовая биржа закрылась на два часа. Похоронен он в Хартфорде.

Учитывая его огромное влияние на жизнь Америки в конце XIX - начале XX веков, многие были удивлены относительно небольшими размерами состояния Моргана. На момент смерти оно составляло $68,3 млн ($1,39 млрд в сегодняшних ценах). Еще примерно в $50 млн специалисты оценивали его коллекцию. Джон Рокфеллер, узнав, сколько денег оставил Морган, воскликнул: "Подумать только, его нельзя даже было назвать богатым человеком!"

Мощь и влияние Джона Моргана заключались в количестве не личных миллионов, а подконтрольных миллиардов. В момент наивысшего расцвета он так или иначе контролировал несколько десятков корпораций, активы которых превышали $22 млрд.

В декабре 1913-го, через 8 месяцев после смерти Дж. П. Моргана, президент Вудро Вильсон подписал закон о создании Федеральной резервной системы. В США появился Центральный банк, роль которого прежде не раз исполнял Джон Морган.