Никита Петров
7
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Юконская лихорадка

А давайте немного истории. Дата сегодня интересная – 119 лет назад в Клондайке было открыто месторождение золота, началась золотая лихорадка, а само название района стало нарицательным. Интересно, что золото там добывают до сих пор, хотя та самая лихорадка длилась всего год. Судя по всему, климат Клондайка не очень располагал к долговременной неорганизованной добыче. Немного деталей по данному вопросу – в сегодняшней старости, которая была опубликована в «Свободной прессе» под заголовком «Сколько заработал на Клондайке Джек Лондон».

26 июня 1925 года, ровно 90 лет назад, состоялась премьера знаменитого фильма Чаплина «Золотая лихорадка». Картина, снятая 29 лет спустя после вспышки золотой лихорадки на Аляске, в общем и целом воссоздает то историческое явление. Для пущей правдоподобности Чаплин даже нанял 2500 бродяг, которые махали кирками, имитируя работу старателей. Однако за 95 минут экранного времени невозможно отразить все подробности жизни золотодобытчиков. Да этого и не требовалось, потому что в кинокомедии нет места трагедиям и крушениям иллюзий, которые подстерегали старателей на каждом шагу. И экранный Чарли, сказочно разбогатевший и встретивший на приисках счастье, был на Клондайке редчайшим исключением.

Пошли за лососем, вернулись с золотом

Всякое стихийное бедствие — а золотая лихорадка для подавляющего большинства ее участников являлась именно бедствием — начинается случайно, с какого-нибудь пустяка. В начале августа 1896 года трое жителей канадского штата Юкон, граничившего на севере с Аляской, отправились на поиски запропастившихся Кейт и Джоржда Кармаков. Через пару дней те отыскались в устье реки Клондайк, где они заготавливали на зиму лосося.

Затем эти пять человек немного побродили в окрестностях и натолкнулись на богатейшие россыпи золота, которое просто сверкало в ручье, и его можно было собирать голыми руками.

5 сентября Джордж Кармак привез в поселок Серкл-Сити пару килограммов золотого песка, чтобы обменять его на валюту и необходимые товары. Серкл-Сити, в котором проживало около тысячи человек, мгновенно опустел — все ринулись в устье Клондайка. Точно такое же умопомрачение охватило и жителей всей округи. Таким образом на добычу золота в места его наиболее богатых залежей осенью 1896 года собралось около трех тысяч человек. Именно им удалось ухватить за хвост птицу счастья. Золото лежало буквально под ногами, и собирать его было можно, не встречая ожесточенного сопротивления конкурентов. В 1896 году золота на Клондайке хватало всем.

Такой лафе эти счастливчики были обязаны удаленностью региона от цивилизации и отсутствию в холодное время года транспортной и информационной связи с крупными городами, находившимися значительно южнее. Вот именно эти три тысячи человек, за редким исключением, намыли золота на многие тысячи долларов. Однако далеко не все они разумно распорядились нажитым, у большинства золотой песок протек между пальцев.

К прилично заработавшим следует еще отнести от силы тысячу-полторы тех, кто впоследствии прибыл в Юкон из других регионов мира, включая даже Австралию. Этим уже приходилось буквально драться за золото. И терпеть неимоверные тяготы, поскольку они не были приспособлены к тяжелому труду в суровых условиях севера.

Лихорадка на Клондайке вспыхнула весной следующего года. После того, как в Сиэтл на пароходах начали прибывать суровые бородатые люди, из карманов которых буквально высыпался золотой песок. В современном масштабе цен у каждого из них золота было минимум на 100 тыс. долларов, максимум — на 2 миллиона.

Американские газеты начали наперебой рассказывать о краях, где любой желающий может стать миллионером. Характерный заголовок той поры: «На Клондайке золота больше, чем опилок».

Нажито непосильным трудом

Статистика продолжавшейся два года золотой лихорадки, охватившей и Юкон, и перекинувшейся на Аляску, весьма печальна. За этот период в северных краях попытались найти свое финансовое счастье около 200 тыс. человек. Счастье нашли, как было сказано, 4 тыс. человек. Но тех, кто нашел тут смерть, было гораздо больше — по различным оценкам от 15 до 25 тыс.

Невзгоды начинались сразу же, как только ловцы удачи добирались на корабле до Аляски, где необходимо было преодолеть крутой перевал Чилкут, который были не в состоянии осилить вьючные животные. Здесь их встречала канадская полиция, которая пропускала лишь тех, у кого было не меньше 800 килограммов продовольствия. Также полицейские ограничивали ввоз в страну огнестрельного оружия, дабы на приисках не происходили широкомасштабные сражения, грозившие перекинуться на расположенные южнее территории Канады.

Затем следовала переправа через озеро Линдеман, 70-километровый переход по бездорожью и 800-километровый сплав по усыпанной порогами реке Юкон до Клондайка. До приисков добирались далеко не все.

На месте людей поджидал суровый климат с крепкими (до 40 градусов) морозами зимой и изнуряющим зноем летом. Люди умирали и от голода, и от болезней, и от несчастных случаев во время работы, и от стычек с конкурентами. Ситуация усугублялась тем, что на добычу золота приехало значительное количество «белых воротничков» — клерков, учителей, врачей, непривычных ни к тяжелому физическому труду, ни к бытовым невзгодам. Это было вызвано тем, что Америка в тот период переживала далеко не лучшие экономические времена.

А труд, действительно, был тяжелым. После того, как быстро собрали золото с поверхности земли, необходимо было перелопачивать грунт. А он большую часть года был промерзшим. И его приходилось прогревать кострами. Во время калифорнийской золотой лихорадки старателям было значительно легче.

Решил попытать счастье и начинающий писатель Джек Лондон, который был вынужден уйти из Калифорнийского университета из-за невозможности оплачивать учебу. В 1897 году, в 21 год, он добрался до приисков и застолбил с товарищами участок. Но золота на нем не оказалось. И будущий знаменитый писатель был вынужден просидеть на пустой делянке без надежды на обогащения, дожидаясь весны, когда можно будет выбраться из проклятых провидением краев. Зимой заболел цингой, обморозился, спустил всю имевшуюся у него наличность… И нам, читателям, здорово повезло, что он выжил, вернулся на родину и написал великие романы и блистательные циклы рассказов.

Надо сказать, что намытого за 2 года лихорадочной добычи золота оказалось не так уж и много в расчете на каждого старателя. В современном масштабе цен это 4,4 млрд. долларов, которые следует разделить на 200 тыс. человек. Получается всего лишь 22 тыс. долларов.

Деньги, перетекшие в чужие карманы

Но самые крупные деньги в Юконе получили те, кто никогда не держал в руках промывочного лотка. Это и поставщики продуктов, продававшие товары минимум в 50 раз дороже, чем в «более спокойных» местах. И содержатели гостиниц, казино, салунов и борделей, где охочие до грубых развлечений старатели тратили изрядные суммы, заработанные непосильным трудом. Буквально все на Юконе — от табака до мясных консервов — было запредельно дорогим.

Серьезная конкурентная борьба была развернута не только между старателями, но и между поставщиками товаров. Канадец Алекс Макдональд по прозвищу Большой Алекс довольно скоро подмял под себя торговлю продуктами. Через год его состояние приблизилось к 10 млн. и далее продолжало расти. Миллионершей стала и Белинда Малруни, которая контролировала продажу виски и резиновой обуви.

Существовал хорошо налаженный транспортный бизнес, который приносил стабильные высокие доходы. Носильщики, перетаскивавшие через перевал Чилкут груз потенциальных старателей, брали за каждую тонну 15 тыс. долларов в современном масштабе цен. Лодку для сплава по Юкону приходилось покупать за 10 тыс. Существовала целая армия проводников, сопровождавших на прииски новоприбывших и по воде, и по суше. У них цены были также чрезвычайно высокими — за лоцманское сопровождение лодок по бурной реке надо было выплачивать до пяти тысяч. То есть людям, вознамерившимся добывать на Клондайке золото, необходимо было иметь изрядный начальный капитал.

Но самым разумным и прозорливым предпринимателем оказался Джон Ладю. За 6 лет до начала золотой лихорадки он основал торговый пост на севере Канады, снабжая всем необходимым местных жителей, а также старателей, которые в ту пору добывали золото в очень скромных объемах.

Когда в сентябре 1896 года все окрестные жители ринулись к устью Клондайка на открытые Кармаком россыпи, Ладю в стороне не остался. Но он купил не золотоносный участок, а некому не нужные 70 гектаров земли. Затем завез на них запасы продовольствия, построил дом, склад и лесопилку, основав поселок Доусон. Когда весной следующего года десятки тысяч ловцов удачи ринулись к устью Клондайка, то все и жилые дома, и здания инфраструктуры строились на земле Ладю, что приносило его громадные прибыли. И совсем скоро Ладю стал мультимиллионером, а поселок разросся до размеров города с 40-тысячным населением.