Артем Бородай
2
All posts from Артем Бородай
Артем Бородай in CPT-Blog,

Вход – евро, выход – два, или Что ждет Еврозону

Кризис в Греции, как будто разрешившийся в июле, вновь дает о себе знать. МВФ не будет участвовать в третьем пакете помощи. Одобрит ли бундестаг участие Германии (без МВФ) – неизвестно. Европа вновь расколота на север и юг: все потеряли терпение. Какой интерес у юга в Еврозоне? Экономика средиземноморских стран, за исключением Греции, растет, но простой народ этого не ощущает. В «ядре» Еврозоны тоже «в товарищах согласья нет». Францию тяготит жесткая экономия и диктат Германии. Politeka проанализировала варианты развития событий.

Зона риска

В 2008 году зона риска включала «южан» – Испанию, Португалию, Италию, Грецию – и одного «северянина» – Ирландию. Ответ ЕС был стандартным: кредиты в обмен на реформы, прежде всего в налоговой системе и на рынке труда. Теперь везде, кроме Греции, экономика растет. Более того, Испания, по прогнозам МВФ, в 2015 г. станет лидером среди развитых стран с ростом ВВП на 3%. Кажется, кризис исчерпан: если Греция хлопнет дверью (или ее выставят за дверь), следом никто не уйдет. Но не все так просто. Не только греки настроены протестно. Репортер The Wall Street Journal провел опрос на улицах Виана-ду-Каштелу (Португалия), который показал, что жители единодушны: пройди у них референдум, как в Греции, результат вряд ли был бы «да». Почему?

Налоговая реформа в странах юга включает повышение налогов. К примеру, в Испании НДС вырос с 18% до 21%. Все хорошо, если рассчитывать на богатых туристов. Но в этой стране есть не только туристы, но и местные жители, безработица среди которых составляет 22% (среди молодежи показатель превышает 50%). Значит, выше цены – меньше покупателей. В этих условиях торговцы уклоняются от НДС: согласно наблюдениям The Economist, в депрессивных регионах Испании в магазинах предпочитают наличные.

Неуплата налогов – в равной степени бич экономик Испании, Португалии, Греции. Для них налоги – это воровство со стороны государства (хотя они и любят различные социальные льготы). Испанец, когда найдет работу, предпочтет остаться безработным на бумаге, чтобы не платить подоходный налог. Тем более что та же налоговая реформа снижает предельную ставку подоходного налога с 52% до 45% (подоходный налог зависит от доходов). В бедном обществе это трактуется однозначно: правительство на стороне богачей, ведь налоги для них снижаются.

Налоговая дисциплина никогда не была сильной стороной юга Еврозоны. В Испании по различным оценкам объем теневой экономики колеблется от 1/5 до 1/4 ВВП.

А если налоги не повышать, а понижать? Ирландия вышла на рост (прогноз на 2015 году – 6,5%) благодаря привлечению в страну высоких технологий. Там работает «дочка» Apple: для нее ставка корпоративного налога установлена в 2% (обычная ставка – 12,5%). Но и здесь не угодили — теперь Еврокомиссия ведет расследование, почему Ирландия дала Apple льготы. Такое ограничение суверенных прав тяжело уже не только для граждан, но и для государства, которому оставляют мало место для маневра.

Плюс к этому: государства Еврозоны в свое время добровольно отказались от национальной валюты, которую могли самостоятельно девальвировать, компенсируя этим низкую эффективность экономики. Теперь в их распоряжении один инструмент — повышать производительность труда. Под давлением Еврокомиссии в странах юга урезают права профсоюзов, бизнес получает свободу в регулировании оплаты труда, рабочего времени, приема на работу и увольнения. В результате товары становятся более конкурентоспособными, экспорт увеличивается, а значит, повышается наполняемость бюджета. Но одновременно с этим растет радикализм в обществе. В Адоре, городке в окрестностях Валенсии (Испания), левый мэр сделал обязательными сиесты – сон после обеда с 14:00 до 17:00. Насколько теперь там вырастет экономика?

Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма

Кажущаяся стабильность экономик юга скрывает глухой протест. Репортажи The Economist, The Wall Street Journal, The New York Times, в сущности, повторяют друг друга: юг не принимает ни свое правительство, ни ЕС – Еврокомиссию, ЕЦБ и т. п. К примеру, в Португалии экспорт вырос до 40% ВВП (против 27% в 2009 году) – бюджет наполняется. Вот только, кроме товаров, растет «экспорт» граждан – за последнее время Португалию покинули 200 тыс. человек. Как говорится, «голосуют ногами». Те, кто остался, хотят перемен.

Растет популярность левых: мэры Мадрида и Валенсии от левой партии PODEMOS (с исп. «Мы можем!»), мэр Барселоны из независимых левых. Их действия спорят с рациональностью. К примеру, этим летом новый мэр Барселоны заморозила выдачу лицензий турбизнесу из-за того, что якобы туристы не уважают горожан. Но в подобных решениях выражена гордость народа: вы, еврочиновники и капиталисты, хотите заставить нас работать, а у нас сиеста.

Если левые победят на общенациональных выборах, то как Германия сработается с ними? Динамика общественного мнения очевидна: юг в целом на стороне Греции. Доводы просты. Греческие облигации куплены немцами, а значит, Германия, выделяя помощь Афинам, на самом деле спасает свои банки. «Помощь» идет не народу Греции, но платить заставляют народ. Страну принуждают к приватизации активов на 50 млрд евро. Приватизация пройдет под контролем ЕС – то есть Германии. Отсюда люди делают вывод: Германия ведет политику колонизации.

Бог из машины

Вся надежда на нестандартное решение: как говорили древние, dues ex machine (в пер. с лат. «бог из машины» — неожиданная счастливая развязка с участием высших сил). Президент Франции Франсуа Олланд предлагает создать правительство Еврозоны, избираемое демократически, куда все страны пошлют своих делегатов. Итак, больше демократии! Но есть встречное предложение. Министр финансов Германии Вольфганг Шойбле хочет ограничить полномочия Еврокомиссии в экономике (она слишком политизирована): финансовая политика – дело технократов. Итак, да здравствует технократия!

Противоречия перенесены в «ядро» Еврозоны. Германия – технократ. Франция – политик. Германия – «за» классическую модель либерализма, сбалансированный бюджет. Франция – «за» Кейнса: рост госрасходов (краткосрочный бюджетный дефицит) может подстегнуть рост в экономике.

СМИ пишут об интригах в политике: Франция сдерживает рост Германии, посадив ей на шею Еврозону. Но в кризисе Еврозоны политические дрязги не главное. Важнее отсутствие экономического единства, необходимого для поддержания единой валюты. И уже для решения этой проблемы нужно политическое решение, которое удовлетворит всех. В противном случае можно ожидать победу силы – немецкой силы. И проигрыш трусости. В конце концов, юг боится остаться без евро и заодно нянек, которые его опекают.