*%
5
All posts from *%
*% in Записки видавшего виды инвестора,

Перевод одного известного эссе Баффета о спекуляциях/инвестициях

Перечитываю тут классику. Вот интересный фрагмент из эссе The Superinvestors of Graham-and-Doddsville (журнал школы бизнеса Колумбийского университета), в котором образно рассказывается о подходах к инвестированию популярных ныне на фондовом рынке. Автор – Уоррен Баффетт, председатель совета директоров и исполнительный директор Berkshire Hathaway.

Я хотел бы, чтобы вы представили национальный чемпионат по подбрасыванию монеты. Давайте предположим, мы попросим 225 миллионов американцев завтра утром сделать ставку в один доллар. Они выходят утром на рассвете и все подбрасывают монету. Те, кто правильно угадали орла или решку — выигрывают доллар у тех, кто не угадал. Проигравшие каждый день выбывают из игры, а на следующий день ставки увеличиваются за счет предыдущих выигрышей.

После десяти туров за десять дней в Соединенных Штатах останется примерно 220 000 человек, которые правильно угадают выпавшую монету десять раз подряд. Каждый из них к этому времени выиграет чуть более $1000. Победители, вероятно, начнут гордиться этим — такова уж человеческая природа. Они, конечно, могут попытаться скромничать, но на вечеринках все-таки наверняка будут рассказывать привлекательным представителям противоположного пола о своей технике броска и о том, как искусно они угадывают на какую сторону упадет монетка.

Если предположить, что победители получают соответствующие награды от проигравших, то еще через десять дней мы будем иметь уже 215 человек, которые успешно угадали как выпадет монета 20 раз подряд и которые превратили свой один доллар в чуть более чем один миллион долларов: $225 миллионов были бы проиграны, соответственно $225 миллионов были бы выиграны.

К тому времени группа победителей совсем потеряет голову. Они, вероятно, начнут писать книги на тему «Как я превратил доллар в миллион за двадцать дней, работая тридцать секунд в день». Что еще хуже, они, наверное, начнут гастролировать по всей стране, выступая на семинарах по эффективному бросанию монеты, замечая скептически настроенным: «Если такого не бывает, то почему 215 из нас смогли это сделать?»

Однако затем некоторые профессора бизнес-школ, вероятно, будут достаточно невоспитаны, чтобы обратить всеобщее внимание на тот факт, что если 225 миллионов орангутангов занимались бы тем же, результаты были бы такие же — 215 орангутангов смогли бы выиграть в чемпионате 20 раз подряд.

Я бы, однако, тут возразил, что есть некоторые очень важные различия в описанных выше примерах. В частности, если бы (а) вы взяли 225 миллионов орангутангов, распределенных примерно, как население США; если бы (б) после 20 дней подбрасываний осталось 215 победителей; и если бы (в) вдруг обнаружилось, что 40 орангутангов вышли из одного конкретного зоопарка в городе Омахе – то Вы бы наверняка решили, что что-то в этом есть. И Вы, вероятно, поехали бы туда и начали бы расспрашивать работников местного зоопарка о том, чем их кормят, какие у них были специальные упражнения, какие книги они читают, ну и т.п. Таким образом, если вы найдете любую действительно экстраординарную концентрацию успеха в одном месте, вы наверняка постараетесь определить, есть ли здесь концентрация необычных характеристик, которые могут быть причиной этого успеха?

Научное исследование, естественно, обычно следует такому шаблону. Если бы вы попытались проанализировать возможные причины редкого типа рака — скажем, 1500 случаев в год в Соединенных Штатах — и вы бы обнаружили, что 400 из них произошли в каком-нибудь шахтерском городке в штате Монтана, ты вас бы очень заинтересовало качество воды в этом месте или профессии тех, кто болеет или другие переменные. Вы наверняка сообразите, что это не случайность, что 400 больных происходят из этого маленького городка. Вы, может, и не сможете обнаружить причины болезни, но, во всяком случае, вы будете знать, где искать.

Я утверждаю, что, в случае с людьми в реальном мире, есть способы определить исходные причины и помимо географии. В дополнение к географическому происхождению, существует то, что я называю «интеллектуальным происхождением». Я думаю нетрудно увидеть, что непропорционально большое число успешных «подбрасывателей монет» в мире инвестиций пришли из очень маленькой интеллектуальной деревни, которую можно было бы назвать Грэхем-Доддсвилль. Такая концентрация победителей просто не может быть объяснена простой случайностью.

… Общая интеллектуальная тема инвесторов из Грэхем-Доддсвилля заключается в следующем: они ищут расхождения между стоимостью бизнеса и ценой небольших кусочков этого бизнеса на рынке. По сути, они используют эти расхождения не заботясь о проблемах теоретиков, к примеру, «эффективного» рынка или о том, купили ли эти акции в понедельник или четверг или же в январе или в июле т.д. Кстати, когда бизнесмены покупают бизнес, они делают тоже самое, что и инвесторы из Грэхем-Доддсвилля, когда покупают акции. Я очень сомневаюсь, что многие из них переносят свое решение о покупке на дни, недели или месяцы, в которые эта сделка должна будет произойти. Если не имеет никакого значения, когда покупать бизнес – в понедельник или в пятницу, то совершенно не понятно, почему академики тратят так много времени и усилий, чтобы определить в какой момент покупать небольшие кусочки тех же предприятий? Наши инвесторы из Грэхем-Доддсвилля, разумеется, не обсуждают коэффициент бета, модели оценки финансовых активов или ковариации доходности ценных бумаг. Это все не представляет для них интереса. На самом деле, большинство из них с трудом могут определить эти термины. Грэхем-Доддсвилльские инвесторы просто сосредоточены на двух переменных: цене и стоимости.

… Мне всегда казалось невероятным, что так много исследований посвящены поведению цен и объемов торгов, а также всевозможным графикам. Можете ли вы представить себе покупку целого бизнеса просто потому, что цена бизнеса существенно повысилась на прошлой неделе и за неделю до нее? Конечно, причина такого большого числа исследований всех этих цен и объемов состоит в том, что сейчас, в век компьютеров, есть почти бесконечное количество данных о них. Их проводят не обязательно потому, что подобные исследования несут какую-то пользу; очевидно, что данные уже собраны, и ученые трудились в поте лица, чтобы получить математические навыки, необходимые для манипулирования ими. Как только такие навыки приобретаются, грех не использовать их, даже если это использование не имеет никакого положительного или отрицательного смыла. Как говорится, для человека с молотком, все вокруг кажется гвоздями.

… В заключение, некоторые из критически настроенных среди вас могут задаться вопросом, почему я пишу эту статью? Добавление новообращенных в фундаментальное инвестирование будет волей-неволей сужать спрэды между ценой и ценностью. Я могу только сказать вам, что этот секрет известен в течение 50 лет, с тех пор как Бен Грэхем и Дэйв Додд написали «Анализ ценных бумаг», но я так и не увидел роста популярности фундаментального инвестирования за 35 лет, в течении которых я практикую. Мне кажется, что существует одна порочная человеческая особенность — усложнять простые вещи. Академический мир, во всяком случае, отказался от преподавания фундаментального инвестирования в течение последних 30 лет и это, вероятно, продолжится. Корабли будут совершать кругосветные плавания, но общество сторонников того, что Земля плоская будет по-прежнему популярным. На рынках по-прежнему будет большое расхождение между ценностью и ценой, и те, кто читал их Грэхема и Додда будут продолжать процветать. Мой телеграм канал об экономике и финансах: t.me/economicsguru

Оригинал: http://www8.gsb.columbia.edu/…/columbia-busi…/superinvestors