Chelovek_v_chernom
0
All posts from Chelovek_v_chernom
  Chelovek_v_chernom in Chelovek_v_chernom,

Tele. Единственного в России сотового оператора с низкими ценами продали ВТБ

Шведский сотовый оператор Tele2 продал свою российскую «дочку», известную самыми низкими ценами на рынке, госбанку ВТБ. Глава финорганизации Андрей Костин, комментируя покупку, вспомнил хит The Winner Takes It All. «Эта сделка непохожа на знаменитую песню группы АBBА "Победитель получает все, проигравший довольствуется малым". В этой сделке мы оба победители», — заявил Костин. Тем не менее от продажи оператора выиграют не все. Если верить источникам деловых СМИ, в скором времени российские активы Tele2 разделят между «большой тройкой». В таком случае в минусе останутся абоненты: МТС, «Билайн» и «МегаФон» не готовы опускать цены до уровня Tele2.

Российская «дочка »Tele2 начала работу в 2001 году. Мобильный оператор развивался стремительно: довольно быстро компания вышла на четвертое место по количеству абонентов (22,7 миллиона человек в конце 2012 года) и заняла десять процентов рынка. Сейчас «Tele2-Россия» располагает лицензиями на оказание услуг связи стандарта GSM в 42 российских регионах. Доля компании, скорее всего, была бы существенно больше, если бы ей удалось выйти на столичный рынок, но в столице для этого оператора за все 12 лет его существования так и не нашлось свободных частот. 

В некоторых регионах оператор занимает ведущие позиции, обгоняя лидеров общероссийского рынка. Не в последнюю очередь абоненты предпочитают Tele2 из-за низких цен. Средний доход с одного абонента (ARPU) у Tele2 составляет 229 рублей. Для сравнения, у МТС этот же показатель составляет 297 рублей, у «МегаФона» — 320 рублей, у «Вымпелкома» («Билайн») — 336 рублей.

При этом «Tele2 Россия» — прибыльная компания; в 2012 году она заработала 300 миллионов долларов (стоит учитывать, правда, что к настоящему времени оператор набрал долгов на 1,15 миллиарда долларов). По состоянию на 2011 год шведы вложили в российское подразделение около трех миллиардов долларов; дальнейшие инвестиции оценивались в 300-500 миллионов долларов в год.

В мае 2011 года гендиректор Tele2 Матс Гранрид (Mats Granryd) рассказывал, что лицензий GSM компании хватит на пять-шесть лет. Для дальнейшего обеспечения высокой рентабельности бизнеса компании нужны новые лицензии, но с ними как раз и возникли сложности. Еще в 2007 году Tele2 проиграла «большой тройке» лицензии на 3G, и с тех пор получить доступ к связи третьего поколения шведы так и не смогли.

Итоги конкурса на частоты четвертого поколения были подведены в июле прошлого года, и Tele2 снова проиграла «МегаФону», «Вымпелкому», МТС, а также подключившемуся к тройке «Ростелекому». Шведы пытались зайти с другой стороны и получить разрешение на использование технологий 4G на частотах 2G, то есть ввести принцип технологичной нейтральности. Добиться успеха и в этом вопросе пока не удалось. Власти не торопятся давать разрешение на развитие любых технологий на любых частотах — в этом году планируется выяснить только, как такое нововведение может сказаться на качестве связи, а когда принцип введут и введут ли вообще, неясно.
Нет жизни без частот

Слухи о том, что Tele2 может продать российский бизнес, появились еще до конкурса на 4G — в мае 2012 года. Впрочем, уже тогда СМИ писали, что у шведов мало шансов на получение новых частот. В августе «Коммерсантъ» сообщил со ссылкой на неназванные источники, что «Tele2 Россия» может объединиться с «Ростелекомом». Обсуждались разные варианты сделки; в итоге планировалось создать компанию, которой операторы владели бы на паритетных началах.

Такое сотрудничество могло создать серьезную конкуренцию «большой тройке», поскольку у госкомпании есть неплохие возможности для привлечения инвестиций, а шведский оператор обладает профессиональной командой. Но сделка так и не состоялась.

Как долго ВТБ продержит Tele2 у себя, сказать пока невозможно, но в любом случае бренд Tele2, скорее всего, с российского рынка уйдет — сложно представить, что в одной отдельно взятой стране будет развиваться торговая марка, которая при этом не будет принадлежать шведам, владеющим ею в других странах. Вместе с маркой за границу потянутся и топ-менеджеры компании, а за ними, вполне вероятно, уйдут и «копеечные» цены на связь. http://lenta.ru/articles/2013/03/28/teledva/
На первый взгляд кажется, что сделка между ВТБ и скандинавами по покупке «Tele2-Россия» заключена на вполне рыночных условиях. Компания А, имеющая хорошо отстроенный, но ограниченный в росте из-за бюрократических препон бизнес, продает его на пике стоимости за вполне приличную сумму банку Б. Покупатель считает, что сможет выгодно перепродать этот бизнес, особенно если уберет те самые препоны. Довольны вроде бы обе стороны, антимонопольщикам придраться не к чему, клиенты, по крайней мере в ближайшее время, точно не пострадают. Почему же тогда эта сделка оставляет впечатление чего-то стыдного, чего-то, что возможно только в российском бизнесе?
 Ответ очевиден: потому что одной из сторон сделки стала государственная организация. ВТБ купил актив в той отрасли, где до недавнего времени сильных государственных игроков вообще не было, в отрасли, которая доказала, что потребительский сектор и нерасторопные госкомпании — вещи если не взаимоисключающие, то уж точно плохо сочетающиеся друг с другом.

В идеально отстроенной экономике государство берет на себя управление только теми сферами, куда по каким-то причинам не хочет идти частный капитал. Россия за последние годы сильно отдалилась от этого идеала, поскольку государственные компании все больше и больше наступают на частный сектор, отвоевывая у него даже те отрасли, которые долгое время считались закрытыми для чиновников.

Сравнительно маленькая «Роснефть», которую в начале 2000-х намеревался поглотить «Газпром», с покупкой активов ЮКОСа стала крупнейшей нефтяной компанией в России, а с приобретением ТНК-ВР — и в мире. Сбербанк и ВТБ начали активно заниматься потребительским и экспресс-кредитованием, вытесняя частников из этого высокодоходного бизнеса. В сфере телекоммуникаций впечатляющий рывок совершил «Ростелеком», который уже воспринимается не только и не столько как оператор фиксированной связи, сколько как конкурент «большой тройки» и один из лидеров на рынке широкополосного доступа в интернет. «Газпром» все последние годы активно скупал электроэнергетические компании, которые после реформы РАО «ЕЭС России» стали частными. При этом государство по-прежнему обещает расширенную программу приватизации, но, похоже, так и не расстанется с контрольными пакетами акций крупнейших компаний в стране.

Случай с покупкой госбанком Tele2 — неклассический, потому что ВТБ сразу же заявил, что приобретает телекоммуникационный актив для перепродажи, причем, вполне возможно, частной структуре. И все же ощущение чисто российского подхода — с разными правилами игры для частников и государства — остается: добавочную стоимость Tele2 госбанк может создать, только пробив бюрократические препоны (а речь идет о вещах немалых — предоставлении лицензий на 3G и 4G, разрешении на выход в Москву и другие регионы), с которыми много лет ничего не могли поделать скандинавы. Ну, а кому договариваться с чиновниками как не госбанку? http://lenta.ru/columns/2013/03/28/tele/