dburygin 1
-13
All posts from dburygin 1
dburygin 1 in dburygin,

Справедлив ли мир сегодня? Социалисты против либералов

Тут недавно на "Снобе" завязалась очень важная, на мой взгляд, дискуссия между Владиславом Иноземцевым, Алексеем Цветковым и Ильей Будрайтскисом - о том, что представляет собой марксизм сегодня и левые политики в целом. А также о том, справедлив ли современный капитализм и стоит ли подвергать его марксистской критике. Под "левыми", конечно, понимаются не какие-нибудь коммунисты из КПРФ. Те больше называют себя коммунистами по причине сентиментальной верности советскому прошлому. Они вообще находятся в каком-то идейном вакууме, не следят за развитием современной мысли, за передним краем интеллектуальной жизни, предпочитают сидеть без дела в своем болоте, которое им специально выделено властью, и, например, брататься с РПЦ.

Речь совсем о других левых, реальных, а не самоназванных, с совсем другой повесткой.

Вот что пишет Цветков:

"Большинство из нас каждый день заняты не тем, что считают важным, а тем, за что нам платят, и потому мы отказываемся отвечать за то, что ежедневно делаем. Это «просто работа», «просто бизнес» и «просто отдых». Такой опыт создает «просто людей» т.е. парализует их творческую волю и накапливает внутри свинцовое чувство, будто ты живешь чужую, а не свою, жизнь. Так возникает отложенный на завтра человек. Он вынужден непрерывно отодвигать в будущее собственное Полное Присутствие".

"Мы зарабатываем, тратим, а устав и от того и от другого, перед телевизором или в нежной тьме кинозала, смеемся над тем, как мы зарабатываем и тратим, узнав себя на экране. Товары все чаще отсылают нас к зрительскому опыту переживания воображаемого статуса, а не к своей простой функции".

Начал дискуссию экономист Иноземцев, который сам себя считает ученым-марксистом, а современных последователей Маркса - извратившими его труды, как в свое время извратили их большевики. Я решил сначала привести цитаты из Цветкова, так как они указывают на определенную напряженность, очевидную для всех.

Только насколько она принципиальна? И кто виноват?

Иноземцев начинает с моральной плоскости: можно ли считать несправедливым неравное распределение доходов, если это неравенство основывается на неравенстве способностей и, тем более, неравном вкладе людей в производство. То есть если ты работаешь меньше, значит денег должен меньше получать.

Базируется это убеждение на том предположении, что сейчас общество (предположим, хотя бы только в развитых странах) достигло максимально эффективного распределения ресурсов, когда лучшим достается большее (то есть достигло меритократии).

В доказательство этой идеи Иноземцев дает следующую статистику:

«И даже это не все: если на рубеже XIX и XX веков 94% тех, кто относился к 1% американцев с самыми высокими ежегодными доходами, получали эти доходы от своей собственности, то сейчас таких осталось менее 10%; 65% этой группы в 2006 году в США зарабатывали даже не своими позициями в корпора­тивных иерархиях, а своей по сути индивидуальной деятельностью в качес­тве программистов и врачей, юристов и архитекторов, спортсменов и звезд эстрады, трейдеров на проценте от прибыли и журналистов».

И далее делается такой вывод:

«Однако самыми богатыми людьми сейчас являются владельцы новых компаний — корпораций, которые были созданы при их непосредственном участии и благодаря их талантам».

С этим сложно согласиться, так здесь на основе частного делается общий вывод. Примеры таких людей, как Билл Гейтс и Стив Джобс – это вряд ли правило, скорее исключение. Точно также можно делать вывод о том, что наиболее успешные предприниматели – это те, кто не получил высшее образование, ведь Джобс так и не закончил колледж. Или строить выводы на основе того, что богатейший человек в каком-то доме оказался маляром, при том, что этот богатейший человек, скажем, выиграл лотерею.

Далее Иноземцев проводит более важную мысль: ограничивать богатейших – значит, тормозить общественный прогресс. Что сегодня капитал в большей степени вкладывается в новаторство, в инновационные технологии. Но с этим опять же сложно согласиться: действительно ли все миллиардеры – это Биллы Гейтсы, занимающиеся проблемой бедности в Африки, или Цукерберги, создающие технологические компании? В доказательство этой идеи Иноземцев не приводит никакой статистики. Ее и не может быть.

Зато он ставит в вину левакам то, что они сегодня заняты только проблемами бесправных меньшинств в развитых странах, а не угнетенного большинства, как во времена Маркса. Они, по мысли Иноземцева, всячески препятствуют мировой интеграции, объединяясь в этом с крайне правыми националистами. И еще пытаются создать из отдельных меньшинств некое искусственное электоральное большинство, которое будет выступать против мирового капитала. Далее Иноземцев выражает совсем парадоксальную мысль: сегодняшние «эксплуататоры» - это те самые безработные меньшинства на пособии, которые ничего не приносят экономике и прогрессу, но требуют содержания за свое бездействие. Сидят на шее прогрессивного общества, то есть.

Иноземцеву ответил поэт левых взглядов Алексей Цветков, почему-то, главой из своей новой книги о марксизме. В этом была ошибка как и самого "Сноба", так и Цветкова, потому что книга в сущности совсем о другом. И, вполне закономерно, Иноземцев в ответной статье разорвал публикацию Цветкова в пух и прах – с позиции экономиста.

Здесь я должен пояснить контекст. Дело в том, что за последние лет 70, по меньшей мере, все хоть сколько-нибудь значимые мыслители – марксисты: начиная с Франкфуртской школы 1930-40-х (Теодор Адорно, Макс Хоркхаймер, Герберт Маркузе), французских постструктуралистов, появившихся после революционного 1968-го года (Ж. Бодрийяр, Ж. Делёз, Ф. Гваттари, Ж.-Л. Нанси, Ж. Деррида, Р. Барт, Ю. Кристеву, Ж. Лакана, М. Фуко, П. Бурдьё), заканчивая современными философами и историками: А. Бадью, А. Негри, М. Хардт, Ж. Рансьер.

Они занимаются критикой современного общества, используя инструментарий, разработанный Марксом. Только философы эти – не экономисты. Они занимаются утонченной интеллектуальной областью, которую можно назвать «культурой». Глубокими, не видимыми на первый взгляд идеологемами, образом мышления, поведенческими моделями, которые, как оказывается, жестко подчинены логике капитала и насилия.

Именно в этом ключе предлагает понимать современный марксизм Цветков, используя несколько метафорические фразы: «Деньги осуществляют небесную жизнь товаров точно так же, как товары воплощают земную жизнь денег».

Но главная идея Цветкова все же касается проблемы распределения собственности: невозможно говорить о справедливости в мире, где средства производства принадлежат неконтролируемому меньшинству, продающему затем товар большинству, которое само же его произвело.

Утопический «коммунизм», если оставить всю лирику, Цветкову видится в автоматизации труда, и следующим из нее свободном доступе любого ко всем благам. Он это сравнивает со свободным доступом к информации, который наметился уже в сегодняшнем мире.

В своей ответной статье Цветкову Иноземцев пишет о том, что главная надежда человечества – не перераспределение отнятого капитала, не отъем «награбленного» у меньшинства, а стимулирование «креативного класса». «Отчужденный» труд рабочего, о котором писал Маркс, когда рабочему не принадлежат средства производства и нет никаких прав на товар, а его труд, следовательно, ценится мало, постепенно нивелируется в обществе, где «главной производительной силой стал человек». Такова главная мысль Иноземцева. Будущее – за теми, кто может сам производить свой продукт. Они и будут большинством.

Иноземцев говорит новым марксистам: вы сейчас не выступаете за большинство, как когда-то делал Маркс. Сейчас большинство – это не люмпены, не маргиналы, а средний класс. И у него якобы все хорошо.

Куда более взвешенный ответ Иноземцеву получился у левого активиста и публициста Ильи Будрайтскиса, который завершил полемику (хотя, возможно, Иноземцев еще что-то ответит). Будрастскис обращает внимание на очевидное:

«Умножение военных конфликтов, стремительная милитаризация ведущих мировых держав, экономический кризис и взрывной рост социального неравенства — все это указывает на глубокие противоречия системы глобального капитализма, неотъемлемой частью которой является, безусловно, и наша страна».

Самое главное в статье Будрайтскиса касается проблемных европейских стран (Италия, Ирладния, Испания), где от 20% до 50% людей до 30 лет не только не могут получить работу, но и уверены, что не смогут в принципе это сделать в своих странах. Из-за этого – мигрируют в более удачные страны, где могут рассчитывать на позицию гастарбайтера.

Действительно, в реальности все получается не так радужно, как у Иноземцева. Массовая безработица молодого населения в развитых странах стала ключевой проблемой. Образование, на которое они потратили большие деньги, а многие и влезли в долги, обесценилось и больше ничего не гарантирует.

Современными угнетенными Будрайтскис называет прекариат. Это наименее защищенная часть современного капиталистического общества, которая не может защищать свои права: те, кто получают зарплаты в конвертах, кто не составляет трудовые договоры и чьи интересы не могут защищать профсоюзы.

Кстати, в России к такой категории относятся в целом 15,2 млн. чел. или 19,2% от численности занятого населения. Как обстоят дела в развитых странах, трудно сказать. К прекариату относятся молодые люди, пожилые люди, мигранты, нетрудоспособные, в прошлом судимые люди. Это явно не большинство, но тем не менее эта категория растет вместе с систематическим сокращением госрасходов. Эти люди работают больше, чем им положено, разница между трудом и отдыхом размывается. Работодатель часто говорит им, что они должны работать «за идею» и поэтому не качать права. Все это – следствие логики, в которой оказываются в условиях современного капитализма те, кому меньше повезло.

Мои личные симпатии в этой полемике на стороне Будрайтскиса. Идиллическая картина с «креативным классом», которую рисует Иноземцев – это скорее абстракция. В реальности крупный капитал наращивается, монополии только растут. Как пишет Томас Пиккети, в 1928 году 1% богатейших американцев зарабатывал 24% всех доходов в стране. В 1944 году этот показатель снизился до 11%, но уже в 2012 году опять вырос до 23%. Капитал действительно концентрируется, и я не вижу возможности для появления на рынках этих самых «людей как экономических единиц».

Но у всех полемистов в этой дискуссии есть две проблемы. Во-первых, постоянно говорится о проблемах сегодняшнего общества, но не делается разницы между развитыми странами, догоняющими и третьим миром. Очевидно, что никакого «креативного класса» в Африке нет, зато крупные капиталисты есть.

Во-вторых, проблема с этим самым большинством. У понятия «средний класс» нет общепринятого определения, слишком разные характеристики дают разные исследователи. Economist в 2009 году писал, что к ним принадлежит где-то половина человечества. При этом, понятна разница в возможностях жителей Индии и США. В целом, это возможность покупать импортные продукты, пользоваться услугами мирового уровня, в том числе, касательно образования. Сегодня действительно появились миллионы людей с такими возможностями в развивающихся странах.Но, скажем, в США к среднему классу Economist относит 45% населения. В России – 15%.

Хочу предложить продолжить дискуссию. Справедлив ли мир? За кем из полемистов истина? Маркс жив? Только просьба, не писать что-то вроде «Брр, какая чушня. Даже разбирать лень - одна нелепица громоздится на другую», а что-то более обдуманное и вразумительное. То есть высказывать мнение, когда действительно есть что сказать. Тема-то не такая простая, на самом деле.