Jonny23
20
All posts from Jonny23
  Jonny23 in Jonny23,

Всем кто следит за электроэнергетикой!

Итоги года: электроэнергетика - государство заказывает музыку, погода заставляет танцевать

 

 

 

 
Фото ИТАР-ТАСС
   Консолидации электроэнергетики в 2010 году не получилось, хотя год обещал много сделок. Зато у энергетиков были дела поважнее - морозы, жара, ураганы, и опять морозы. Самым активным игроком стало государство, дописавшее документы, по которым отрасли предстоит жить
 
    Москва. 31 декабря. FINMARKET.RU - Этот год обещал много сделок. Главные из них были связаны с консолидацией отрасли - объединять активы собирались практически все игроки рынка, кому было что объединить. Только-только консолидацию завершило "Евросибэнерго" и уже заявляло о возможном IPO, "Газпром" планировал слияние ОГК-2 и ОГК-6, КЭС - подконтрольных ТГК, венцом всему - "Интер РАО" с масштабной допэмиссией для консолидации всего, что осталось после ухода РАО "ЕЭС".
 
    Но ничего не произошло. Все это - события 2011 года. Зато у энергетиков были дела поважнее - морозы, жара, ураганы, и опять морозы. А также первая расторговка мощности на новом долгосрочном рынке и долгожданное подписание ДПМ.
 
    В это время государство дописывало документы, по которым отрасли предстояло жить и 2011 год, и все последующие. И, в целом, дописало.
 
    Сети медленно, с опозданием и не без трений получали законный RAB. И, в целом, получили.
 
    В итоге, самым активным в 2010 году в электроэнергетике было государство. Это и логично - уходящий год был последним в "переходном периоде в электроэнергетике". По задумке реформаторов, с 2011 года отрасль должна была прийти к целевой модели. И пришла. Только цели немного поменялись.
 
   
 
   Государство заказывает музыку
 
   
 
    Постановление о правилах работы долгосрочного рынка мощности было самым ожидаемым документом года, и его подписание Владимиром Путиным уже в феврале стало сюрпризом для многих. Концепцию рынка переписывали до этого минимум три раза, вопрос о сроках утверждения вызывал у участников рынка неприкрытый скептицизм.
 
    О том, что документ подписан, Путин рассказал сам, на знаковом пуске первого восстановленного гидроагрегата Саяно-Шушенской ГЭС. Подписанных правил рынка мощности государству не хватало для того, чтобы сказать инвесторам: "Мы выполнили свои обязательства, теперь выполняйте свои". И государство сказало - на том же совещании в Хакасии Путин жестко раскритиковал ряд инвесторов, которые, по мнению властей, не выполняют взятые на себя обязательства по инвестпрограммам в генерации. Больше остальных это совещание должны были запомнить "господа" (это обращение и спустя десятилетия после смены исторической формации в устах чиновников звучит угрожающе) Потанин, Лебедев, Прохоров и Вексельберг. В порядке перечисления - ОГК-3, ТГК-2, ТГК-4 и КЭС.
 
    В продолжение темы Минэнерго обратило внимание на то, что те же "господа" растратили средства, полученные от целевых допэмиссий подконтрольных генкомпаний, совсем нецелевым образом. В марте энергетики узнали, что деньги придется вернуть, позднее выяснилось, что до конца года. В сумме получалось довольно много - 66 млрд рублей (из 450 млрд рублей совокупно привлеченных ОГК и ТГК от допэмиссий). В конце года представители Минэнерго сообщали, что возврат средств согласован со всеми участниками.
 
    Вопрос с задержкой строительства разрешился вполне благополучно. Состав обязательств государство совместно с инвесторами откорректировало перед подписанием договоров о предоставлении мощности (ДПМ) с учетом изменения прогнозов спроса на электроэнергию и появления новых точек потребления, главная из которых Олимпиада в Сочи.
 
    В итоге объем и сроки строительства были увеличены: теперь ОГК и ТГК предстояло построить 28 ГВт вместо 25 ГВт, и не до 2015 года, а до 2017-го. С учетом включенной в ДПМ модернизации объектов совокупный прирост мощности должен составить по договорам 31 ГВт. В октябре ДПМ были подписаны и ни одной из генкомпаний согласно новым срокам строительства не грозили штрафы за просрочку (при сдвиге более чем на 1 год).
 
    Ускорение принятия решений многие участники рынка связывали с приходом в Минэнерго нового куратора отрасли - замминистра Андрея Шишкина. Бывший банкир и тюменский энергетик появился в министерстве в январе после ухода своего предшественника Вячеслава Синюгина, и заслужил репутацию весьма дотошного человека с активной позицией.
 
    В 2010 году у энергетиков появилась стратегия - Генеральная схема размещения энергообъектов до 2030 года. Можно сказать, новое ГОЭЛРО, первый вариант которого как раз в этом году отметил 90-летие. Многостраничный документ включил в себя до 160 ГВт новых вводов, до 46 ГВт выводов, 33 трлн рублей инвестиций, 2,9-3,1% ежегодного роста спроса и приятные новинки в виде smart-grid, суперсверхкритики и других новаций.
 
    Что касается 2010 года, то по его итогам энергетическая мощь страны приросла на 4,5 новых ГВт, в 2011 году прирастет еще на 3,6 ГВт, сообщало Минэнерго. Пуски по ДПМ в этом году осуществили ТГК-4, ОГК-4 и "Интер РАО", 2,56 ГВт принесли четыре гидроагрегата Саяно-Шушенской ГЭС, приходящей в себя после крупнейшей для отрасли аварии.
 
    На фоне выхода масштабных документов происходила ручная настройка законодательства в преддверии окончания переходного периода в электроэнергетике с 1 января 2011 года. Флагом нового "непереходного" периода были и остаются полная либерализация рынка и конкуренция, по крайней мере, первая из них. Между тем, изменения, вносившиеся в закон "Об электроэнергетике", в основном, были направлены на обеспечение госрегулирования в новых условиях, в том числе в части поставок электроэнергии населению и введения регулирования при отсутствии конкуренции.
 
    Крупным постреформенным документом стал принятый в этом году закон "О теплоснабжении", история которого корнями уходит в начало 2000-х годов. По сути, закон формирует правила для отдельной от электроэнергетики и на время обойденной вниманием отрасли - производства и передачи тепла. Новый закон определяет, как будут оплачиваться услуги тепловиков. Для ТГК это возможность сбалансировать денежные потоки от двух составляющих - выработки электроэнергии и производства тепла. Ранее государство в законе об энергоэффективности предусмотрело возможность долгосрочного регулирования в тепле, в том числе по методике RAB.
 
    Собственно, именно тепло государство может занести себе в актив без оговорок. Осталось увидеть, как все заработает. Из того, что власти решить так и не удалось - ликвидация "перекрестки". Пока было решение лишь о продлении одного из ее инструментов - договоров "последней мили" до 2014 года. О дальнейшем госорганы договорились еще подумать.
 
   
 
   Борьба за RAB
 
   
 
    Одной из основных инвестиционных идей 2010 года были МРСК. Государство в январе проявило политическую волю: с 2011 года все подконтрольные государству распредсети должны перейти на новую систему тарифного регулирования, в основе которой - норма возврата на вложенный капитал, стимулирование к сокращению потерь и оптимизации деятельности, гарантированная выручка на долгосрочный период. Одним словом - RAB.
 
    Постановлением правительства в январе был утвержден график перехода РСК на RAB-регулирование в течение 2010 года и с 1 января 2011 года. В мае Федеральная служба по тарифам (ФСТ) внесла корректировки в нормативную базу, предоставив возможность сетевым компаниям, уже перешедшим на новую систему - к тому моменту ФСК и 21 РСК - увеличить период регулирования с 3 до 5 лет.
 
    Дальше произошел сбой программы.
 
    Во-первых, из 23 РСК, которым было предписано перейти на RAB с 1 июля, на новый тариф не перешла ни одна. Оказалось, не готовы регионы, которые должны согласовать RAB с зашитой в него инвестиционной составляющей. И дело не в количестве расчетов и документов, просто власти не всегда четко представляют, как будет развиваться их регион в ближайшие 3-5 лет. Переплачивать за "надежное и бесперебойное" не хотелось.
 
    Кроме того, "Холдинг МРСК" в регионах столкнулся с интересами владельцев местных ТСО (территориальные сетевые организации). Региональные энергетические комиссии (РЭК) при выборе - кому из общего тарифа дать больше - ТСО или РСК - зачастую выбирали ТСО. Как рассказывал глава "Холдинга МРСК" Николай Швец, при 11 млрд рублей утвержденной НВВ (необходимая валовая выручка) для РСК на ТСО может приходиться НВВ в 20 млрд рублей. При этом в отношении ТСО не существует механизма контроля за исполнением инвестпрограмм, отмечал он.
 
    Еще один вызов для RAB-регулирования неожиданно пришел со стороны Минэкономразвития, после того, как правительство решило ограничить рост конечного тарифа на электроэнергию в предвыборный 2011 год уровнем в 15%. Глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина озвучила предложение снизить темпы роста тарифа для ФСК и МРСК в 2011 году, например, для ФСК - с 32,9% до 15%. У отрасли возник закономерный вопрос - можно ли верить государству, если оно через год меняет решение (ФСК перешла на RAB с 2010 года, и рост тарифов был утвержден сразу на три года).
 
    ФСК вела борьбу до последнего. О том, что рост тарифа останется на прежнем (почти прежнем) уровне - 32,8%, стало известно всего за три дня до нового 2011 года. Для обеспечения 15%-ного ограничения роста тарифа для потребителей государство принесло в жертву генераторов, введя price-cap на рынке мощности в 27 зонах свободного перетока из 29.
 
    В целом, борьба за RAB была выиграна сетевиками, но не полностью. Новый тариф получили все МРСК, кроме самой крупной - ФСТ оставила согласование RAB для "Московской объединенной электросетевой компании" (РТС: MSRS) (МОЭСК) на последний день уходящего года. У МОЭСК слишком большая инвестпрограмма, чтобы обеспечить в умеренный тарифный рост. Кроме того, среди согласованных РСК в ряде случаев IRAB (стоимость инвестированного капитала) оказался ниже планируемого, но, главное, сам RAB для 10 РСК был заменен методом долгосрочной индексации. Этот метод обеспечивает понятный доход на несколько лет вперед, но не предназначен для реализации инвестпрограмм в большом объеме.
 
    Под конец 2010 года Минэнерго сообщило приятную для сетевых компаний новость - государство готово предоставить им налоговые льготы, чтобы доход от RAB шел на инвестиции, а не в бюджет.
 
    По итогам принятия RAB-тарифов аналитики выделяли среди МРСК, в основном, "МРСК Юга", "МРСК Центра и Приволжья" и "МРСК Волги".
 
   
 
   Зима, лето и снова зима
 
   
 
    У государства в любой период, переходный и непереходный, есть один козырь в разговоре с энергокомпаниями - в энергетику надо вкладывать даже тогда, когда она не окупается.
 
    В 2010 году погодные условия многократно испытывали электроэнергетиков на прочность. В начале года сложности доставляла затянувшаяся зима: обледенение ЛЭП приводило к систематическим нарушениям энергоснабжения по всей России, особенно в южных регионах. Например, на объекте будущей Олимпиады, курорте "Красная поляна" 500 туристов дожидались рассвета на спусках, чтобы воспользоваться отключившимися подъемниками, не говоря уже о более серьезных отключениях. Опасения зимой вызывал лед на водосбросах Саяно-Шушенской ГЭС, пропускавшей воду в холостую. В январе произошел пожар на Барнаульской станции "Кузбассэнерго" (РТС: KZBE), но он привел лишь к временным ограничениям.
 
    К зимним перебоям привыкли все. Но потом началось лето.
 
    Природные катаклизмы перемежались с технологическими авариями. Июнь принес ураганы в центральной части России и Поволжье. Без света сидели жители Нижегородской, Ивановской, Владимирской областей. Тогда же почти вся Вологда оказалась без света из-за аварии на подстанции "Центральная". В июле аномальная жара и разгулявшиеся пожары создавали аварийные ситуации по всей территории страны. Горящие торфяники приводили к отключению трансформаторов и сетей. При выросшем спросе многие тепловые станции не могли загружать мощности из-за отсутствия достаточного объема воды для систем охлаждения, не хватало основного топлива, тепловики жгли мазут, ремонты откладывались на осень. "Росатом" экстренно тушил пожары вблизи неэнергетического, но от этого не менее атомного реактора в Сарове.
 
    Злой рок и после Саяно-Шушенской катастрофы не оставлял компанию "РусГидро". В июле произошла диверсия на Баксанской ГЭС в Кабардино-Балкарии. Взрыв четырех бомб и последовавший пожар разрушили станцию, восстанавливать которую придется теперь до 2012 года. В сентябре загорелась и отключилась дагестанская Ирганайская ГЭС. Происшедшее заставило "РусГидро" в очередной раз пересмотреть систему безопасности своих объектов.
 
    Главным событием августа стал блэк-аут в одной из крупнейших энергосистем - Санкт-Петербурге. Полтора часа без света 2,5 млн человек, отключенные светофоры, линии метро, жилые дома, обесточенный центр города. Энергетики вспоминали 2005 год, когда пожар на подстанции "Чагино" в Москве привел к прекращению подачи электроэнергии в нескольких районах столицы, Подмосковья, приграничных областей. Авария в Санкт-Петербурге также была связана с подстанцией - отключились элементы ПС "Восточная" ФСК. СКП Ленобласти назвала причину - изношенность оборудования.
 
    Летние аварии дали повод для новой инициативы Минэнерго: подготовка к летнему периоду должна осуществляться аналогично подготовке к осенне-зимнему. Включая запасы топлива. То есть жизненный цикл энергетика должен превратиться в одну сплошную подготовку, грустно шутили руководители энергокомпаний.
 
    Очередной осенне-зимний сезон не принес облегчения. Энергетики узнали о новом природном явлении - "ледяном дожде". Самое масштабное следствие этого явления - транспортный коллапс в крупнейших аэропортах Москвы, несколько предновогодних дней не справлявшихся с графиком из-за перебоев в энергоснабжении. Отключения из-за "ледяного дождя" были на распределительных сетях Московской, Смоленской, Тверской, Нижегородской и Владимирской областей. Борьба с непогодой продолжается и в последние дни декабря. Энергетики обещают запитать всех потребителей Московского региона к шести вечера последнего дня 2010 года.
 
    Многообещающее начало зимы. Руководство безопасностью энергоснабжения взял на себя лично председатель правительства, которому министерства и ведомства каждый праздничный день будут докладывать о состоянии энергосистемы. "Никаких отпусков вплоть до особого распоряжения. Все должны быть на местах", - вынес вердикт Путин. Грустная аналогия - точно так же, запретом на каникулы, премьер в кризисном 2009 году стимулировал госбанки оживить наконец впавшее в кому кредитование реального сектора.
 
   
 
   Призрак РАО ЕЭС обрел тепло
 
   
 
    Последний переходный год энергореформы был посвящен подготовке к ее завершению. Уже в конце прошлого года было понятно, что завершится она консолидацией основной части конкурентной генерации в руках государства. В 2010 году эта идея только разрослась и обрела форму.
 
    Государственное "Интер РАО ЕЭС" за текущий год прошло все корпоративные процедуры для размещения допэмиссии на более чем 700 млрд рублей (с учетом утвержденной в декабре цены размещения). В мае компания назвала активы, доли в которых рассчитывает получить. Предполагалось, что там будет только непристроенное после ликвидации РАО "ЕЭС" имущество, в том числе 66% акций ОГК-1. Но в перечне оказались и совсем неожиданные активы, например, акции "Новосибирскэнерго, "ЭмАльянса", активы группы ЕСН и многое другое. Всего набралось на $6-10 млрд.
 
    Дальше портфель только рос. Летом "КЭС-Холдинг" вернул ФСК неоплаченные доли (более блокпакета) в ТГК-6 и ТГК-7, и эти компании тоже попали в перечень "Интер РАО". ЕСН и РЖД решили продать ТГК-14, и "Интер РАО" заявило о своем к нему интересе. Когда Владимир Потанин сообщил, что ОГК-3 выставляется на продажу, никто уже не сомневался в покупателе. Немного поборовшись за этот актив с "Евросибэнерго" Олега Дерипаски, "Интер РАО" все-таки договорилось о покупке. И тоже за свои акции. Как выразился на одной из конференций управляющий директор Halcyon Advisors, принимавший участие еще в реформе РАО "ЕЭС" Дэвид Херн, похоже, "Интер РАО" открыло неиссякаемый источник денег в своих акциях.
 
    На конец года объем получаемых "Интер РАО" активов вырос до $9-15 млрд.
 
    В декабре совет директоров компании утвердил стратегию распоряжения этими активами, но рассказать о ней менеджеры обещали лишь в январе. Между тем, общая тенденция понятна: "Интер РАО" хочет контроль практически во всех активах, где получает больше блока. Это, в частности, ТГК, подконтрольные КЭС-холдингу Виктора Вексельберга, и "Башкирэнерго" (АФК "Система"). Под вопросом желание группы "Синтез" держать контроль в ТГК-2, по неофициальным сообщениям, сейчас ведутся переговоры с "Интер РАО" о возможной продаже.
 
    Официальных заявлений и, тем более, схем сделок пока нет. Но в "Интер РАО" обещали, что 2011 год будет щедрым на новости.
 
    По прогнозам, с учетом государственных "Росэнергоатома" и "РусГидро", частными могут остаться менее четверти генерирующих мощностей страны.
 
    Крупнейший из "частников" - "Евросибэнерго", входящее в En+ Group О.Дерипаски, с 19,5 ГВт мощностей. В конце 2010 года компания планировала выйти на IPO, но перенесла размещение на I квартал предстоящего года. Ключевым инвестором размещения должна стать китайская Yangtze Power, и дальнейшие перспективы компании связаны с наращиванием мощностей для экспорта электроэнергии в Китай. С 2011 года основным партнером "Евросибэнерго" в России будет "РусГидро", уже купившая блокпакет в Красноярской ГЭС и планирующая получить от "Интер РАО" 40% "Иркутскэнерго".
 
    Гарантами сохранения конфигурации российской энергетики, практически последним источником легитимности многострадальной реформы остаются иностранные инвесторы - E.On, Enel и Fortum. Все они говорят о том, что главное - это построить объекты по взятым на себя обязательствам, и наращивать присутствие в отрасли пока не намерены. Российские активы иностранные инвесторы пока называют стратегическими. Но, как выразился один менеджер российской энергокомпании: "Если уж они начнут уходить, нам всем нужно будет задуматься о том, чтобы собирать чемоданы".