Андрей Мовчан
11
All posts from Андрей Мовчан
Андрей Мовчан in Андрей Мовчан,

Нужно ли нам, чтобы российская экономика оставалась колониальной?

Это будет гиперлонгрид. Дело в том, что на мой безобидный комментарий Собеседнику мне ответили профессор Олег Шибанов и юный макроэкономист из Сбербанка Николай Фролов - в том смысле, что я категорически не прав в своих посылках. Олега Шибанова я очень уважаю, и не могу себе позволить не вступить с ним в плодотворную полемику. Николая я не знаю, но его молодость и категоричность суждений, основанных на учебниках по макроэкономике, требуют комментариев, хотя бы для его же собственного роста как специалиста. Итак, скучно и долго, ниже - комментарии Олега и Николая, и мои ответы.

Олег

1) "Чем больше он необоснованно укрепляется, тем тяжелее отечественному производителю" - как показывает опрос в мае, компании медианно предпочли бы более крепкий рубль, чем сейчас, из-за зависимости от импортных комплектующих.

АМ: Ну разумеется. Если отечественным производителем вы называете того, у кого основная себестоимость – в импортных запчастях. Для academic director, кем вы заслуженно являетесь, это, прямо скажем, смелое заявление. Мне все же кажется что отечественным стоит называть производителя, который создает больше added value в России чем отдает за рубеж. Мы конечно можем опрашивать тех, кто приспособился к колониальной структуре российской экономики, и они будут подтверждать, что им нужно чтобы она оставалась колониальной. А нужно ли это нам?

2) "курс рубля как зависел от цены на нефть и от внутренней инфляции, так и продолжает зависеть" - но ведь если мы посмотрим на период нулевых, номинальный курс был почти фиксированным, и не двигался по инфляции очень долгое время, даже с коррекцией на нефть. Там вообще получаются разные связи рубля (уровень) и нефти (уровень) на разных промежутках времени. Накопление резервов объективно меняет зависимость, нет?

АМ: Нет. Просто дайте себе труд построить график разницы среднегодовой стоимости рубля и «расчетной» стоимости по инфляции, от стоимости нефти. Начиная с 2002 – 2003 года получите относительно прямую линию. До 2002 года – остатки турбулентности после дефолта – это даже не исключение из правила, а просто влияние разового фактора.

3) "Объяснение такой переоценке простое – из-за падения доходов населения импорт рухнул так, что в России доллары просто не нужны" - так и экспорт упал сильно, профицит торгового баланса снизился ниже $10 млрд. в месяц, и это не равновесный аргумент. Тем более что в 2016 импорт по сравнению с 2015 почти не изменился, зато экспорт сильно подешевел.

АМ: Вы просто путаете масштабы времени и даты. Профицит конечно сильно сократился за 5 последних лет – и разумеется курс доллара сильно вырос – с 23 – 30 до 56 – 60 рублей за доллар. Я же говорил не о этой переоценке, а о той, которая произошла в последние полгода – о переоценке по сравнению с равновесным курсом, который сейчас составляет около 61 – 63 рублей за доллар, о переоценке, приведшей к тому, что рубль встал на границе двух стандартных отклонений от своего равновесного значения "вниз". И причина такой девиации именно в отсутствии спроса на доллар – импорт продолжает падать, в то время как нефть после минимумов ниже 30 долл за баррель «выскочила» к 50+, то есть стоимость нашего нефтяного экспорта по сравнению с минимумом выросла на 60%. Нефть почти весь 2016 год провела под отметкой 51 доллар, а начинала она год с 27 долларов. В 2017 году она почти все время выше 51 доллара – а импорт то все падает! И еще смешнее вам сравнивать 2015 и 2016 годы в качестве аргумента. Да, в 2016 году профицит внешнеторговых операций упал. Но и рубль весь 2016 год провел «выше» 60, забираясь к 80, а большую часть 2015 года он все же был ниже 60, опускаясь до 49 - так что извините, всё работает.

4) "Никакого отношения ни к науке, ни к реальной экономике подобные аналитические записки не имеют, также как и заявления некоторых чиновников, что рубль будет слабеть летом" - как ни странно, отношение к науке имеет прямое, я Вам могу несколько ссылок принести, как это прямо сейчас обсуждается в исследованиях в мире.

АМ: Я не понимаю почему «обсуждается в исследованиях» значит – имеет отношение к науке. К науке имеет отношение то, что обладает объяснимостью, повторяемостью и прогнозируемостью. Что прогнозировали ваши исследователи, когда я в 2013 году писал (посмотрите Форбс, августовский номер), что нефть будет дешеветь до уровня в 60 долл за баррель и к 2016 году доллар должен будет стоить 56 – 60 рублей?

Николай

В абзаце 3 утверждается, что ЦБ выступил в "защиту рубля". Это неверно. ЦБ выступил против приведения курса рубля к некоему "правильному" уровню. Никакого намёка на отказ от таргетирования инфляции в этом утверждении нет.

АМ: Третий абзац – не мой, это подводка журнала. При этом я думаю что подводка адекватна – используется образное выражение, всем понятно, что оно значит в контексте – ЦБ высказался, что дорогой рубль это не плохо. Не стоит придираться.

В абзаце 4 утверждается, что текущий курс рубля вряд ли можно назвать "слабым". Как вы пишете в конце, курс непрогнозируем, поэтому в вычислении его "слабости" относительно полученного статистическим анализом "равновесного" уровня большого смысла нет.

АМ: Ну, знаете ли, это уже совсем странный комментарий – большого нет, маленький есть, почему я обязан писать только то, что имеет большой смысл?

В абзаце 5 делается неверный вывод о возможностях ЦБ, т.к. он игнорирует "невозможную троицу" денежной политики, в данном случае - ограничения на потоки капитала. Введённые фактически, пусть и непублично (ритмичная продажа выручки и т.п.), они позволяют влиять на курс при сохранении цели по инфляции. В утверждении "курс рубля как зависел от цены на нефть и от внутренней инфляции, так и продолжает зависеть" нарушена причинно-следственная связь: динамика курса и инфляции является результатом макроэкономической политики.

АМ: Во-первых, существенные ограничения на потоки капитала находятся вне предмета моего комментария. Вы наверное правы в том, что это следовало оговорить, но я старался быть в поле здравого смысла и не предполагать что ЦБ может стрелять себе в ногу. Во-вторых, ограничения на потоки капитала влияют на курс валюты крайне сложным образом. В большинстве случаев влияние оказывается едва ли не противоположным ожидаемому, чаще всего – реальный курс в результате закрытия рынка капитала сильно падает, формируется черный рынок и пр. Ну а что касается последней фразы – это вообще набор слов. Что такое «макроэкономическая политика»? Объем эмиссии? Ну так взгляните на США и Европу в процессе их QE и до них – как там насчет курса? Или поглядите на ту же Россию – у нас прирост М2 за год такой же, как в США за последние 5 лет. И что? Беда начинается тогда, когда изучение мудрых книг заставляет забыть основы. А основа рынка – баланс спроса и предложения.

В абзаце 6 утверждается, что текущее отклонение курса от некоторой нефтяной формулы объясняется падением доходов населения. Это утверждение неверно, что легко проверяется теми самыми историческими расчётами за последние 3 года (регрессия в изменениях - курс на нефть и реальные доходы) и статистикой импорта в 1кв 2017г в частности.

АМ: Вряд ли. Мы ведем тщательный анализ данных, и они вполне соответствуют гипотезе. Ваше утверждение бездоказательно. Кроме того – три года вообще говоря очень маленький срок для регрессий – у вас должно быть очень много шума. Наконец - вы же не можете не понимать, что бессмысленно сравнивать цену нефти, доходы, инфляцию, и прочие производные параметры за один и тот же короткий период – есть же лаг во времени при трансляции! При анализе надо как минимум учитывать аккумуляцию эффекта, анализировать не сами доходы в точке, а влияние их падения на потребление импорта и пр.

В абзаце 7 неверно утверждается, что "ЦБ начинает писать о том, что сильный рубль - хорошо, а слабый - плохо". Это всё равно, что спрашивать "Инфляция - это хорошо или плохо?" ЦБ пишет о цене ошибки и при завышении, и при занижении курса относительно равновесного уровня, который неизвестен. Это научный аргумент, который напрямую определяет выбор денежной политики, а именно - таргетирования инфляции.

АМ: Простите, но я недостаточно образован, чтобы понять написанное вами. Цена ошибки при занижении относительно неизвестного уровня? Как же мы определяем, есть ли занижение? Но даже если отбросить этот бессмысленный предикат – о каком выборе денежной политики вы говорите? И при чем тут курс? Если вы еще верите в то, что ЦБ может в открытой экономике выбором денежной политики существенно повлиять на инфляцию – изучите кейсы Казахстана и Венесуэлы. Нет, разумеется можно прорвать рынок, завалив его деньгами – и будет вдруг гиперинфляция. Но это непросто. Так же непросто, как и (мечта Столыпинцев) заставить цвести производство, понавыдавав дешевых кредитов. И то и это – необратимые процессы, лавины, которые никто не хочет спускать с горы ЦБ. А пока этого нет – нет и никакой проактивной политики. Главная и единственная политика ЦБ – следить за тем, чтобы денежные рынки соответствовали экономическим реалиям, добавлять немного денежного пара или убирать его, снижать давление ставки или увеличивать – но не чтобы изменять, а чтобы держать в соответствии. Не верите – почитайте что-нибудь кроме отчетов ЦБ РФ – например заявления ФРС.

Сорри, если кому-то было скучно

Николай Фролов, Олег Шибанов, рад был подискутировать.

Оригинал