Сюзанна Орлова
1
All posts from Сюзанна Орлова
Сюзанна Орлова in Сюзанна – Форекс,

О долларе, золоте и несбывшихся надеждах ФРС

За последние сотню лет Федрезерв не раз менял свой круг обязанностей и переходил от одного политического курса к другому...

стремясь заполучить статус главного экономиста-плановика в Соединенных Штатах. Он не только лелеял мечту превратить американскую экономику в плановую и финансировать все мыслимые и немыслимые безумные прожекты в Империи, но и стать манипулятором главной и единственной мировой резервной валюты. Однажды Бен Бернанке, еще будучи главой ФРС, отметил, что некогда успешная во всех отношениях мировая валюта - золото - больше не выполняет роль денег. Иными словами, он верил в то, что бумажный доллар является главной валютой во всем мире, а Штаты при этом обладали привилегией и обязанностью управлять этой валютой. Возможно, он и его коллеги из Центробанка - бывшие и ныне действующие - была искренне убеждены, что в на ближайшее тысячелетие бумажный доллар заменит собою золото целиком и полностью.

Однако эта идея кажется мне утопией. Когда создавался ФРС, предписания для новой структуры были такими: стать кредитором последней инстанции в интересах банков и бизнеса. Для этого ему нужна была "эластичная" валюта. Сторонники нового центрального банка в далеком 1913 году хорошо понимали, что "товарные" валюты не обладают достаточной гибкостью и "эластичностью", поэтому не могут в полной мере удовлетворить запросы политиков в мирное время и тем более во время войны. Печатный станок, компьютер и отмена золотого стандарта - вот набор инструментов для создания всемирной бумажной валюты. Такая валюта имеется у нас с 1971 года и результаты пока оставляют желать лучшего.

В период с 1913 по 1971 годы круг обязанностей Центробанка неоднократно менялся, ФРС и сейчас не оставляет свои бесплодные попытки остановить коллапс монетарной системы, построенной на песке. Назревает шторм, и когда он разразится, станет ясно, насколько хрупка мировая финансовая система. Федрезерв и его друзья из финансовой отрасли отчаянно надеются, что их новые обязанности или стратегия управления системой будет бесконечно долго спасать их от кризисов.

Все началось с Закона о Федеральной резервной системе, принятого в декабре 1913 года. Кредитор последней инстанции должен был действовать в интересах определенных выгодгоприобретателей и обладать неограниченной возможностью кредитования. Ему предоставили полномочия предоставлять кредиты особым образом. Обычные граждане, которые с трудом выплачивают ипотеку, или малый бизнес на грани выживания Федрезерв не интересовал и не интересует.

Когда у друзей ФРС начинались проблемы, или экономике требовалась поддержка, Банк покупал ценные бумаги коммерческого, сельскохозяйственного и производственного секторов. В самом начале покупать спекулятивные долговые бумаги финансового сектора Центробанк не мог. Однако Конгресс быстро внес соответствующие поправки в Закон о Федеральной резервной системе, позволив Банку покупать гос.облигации и тем самым финансировать Первую мировую войну и, соответственно, все последующие войны.

В нынешнем кризисе триллионы долларов ушли на спасение банков и ипотечных компаний, по уши увязших в спекуляциях производными инструментами и никчемными ценными бумагами, обеспеченными ипотекой. Чтобы перейти от золотого стандарта, действовавшего в 1913 году, к невероятным махинациям с простыми бумажками в время крахов 2008 и 2009 годов, понадобилось время. В 1979 году Конгресс предложил ввести двойной мандат для решения проблемы высокой безработицы и одновременно высокой инфляции, которая ставила с ног на голову теорию кривой Филлипса о том, что инфляция может быть расплатой за снижение безработицы. Истеблишмент и государственные экономисты прозрели во время стагфляции 1970-х. Никто из них не предвидел серьезных финансовых и банковских проблем в 1970-х, а они пришли вместе с высокими процентными ставками.

Вот тогда-то Конгресс поручил Федрезерву придерживаться "двойного мандата", чтобы обеспечить стабильные цены и максимально высокую занятость при помощи монетарных манипуляций. Предполагалось, что Конгресс взмахнет волшебной палочкой, и, вуаля, проблем как не бывало, и не придется давать Федрезерву полномочия создавать деньги из воздуха и раздавать их направо и налево своим друзьям на финансовых рынках и на Уолл-стрит, всякий раз как те вляпаются в какие-то неприятности. Но двойной мандат обернулся на деле тройным. Федрезерву также поручили "поддерживать долгосрочные процентные ставки на среднем уровне". Каков он, этот средний уровень, не прояснялось.

На моей памяти номинальные процентные ставки поднимались до 21% и опускались ниже 1%. Сейчас реальные процентные ставки, фактически, ушли в минус. Двойной или тройной мандат на деле усугубил проблемы, с которыми нам сейчас приходится иметь дело. Временное облегчение в 1980-х пришло вместе с уверенностью в том, что Волкер, повысив ставки до 21%, вернул доллар к жизни, но структурные проблемы как были, так и остались. Тем не менее, фондовый рынок рухнул в 1987 году, и от ФРС снова потребовалась помощь и самое горячее участие. В соответствии с Приказом Рейгана за номером 12631 была создана рабочая группа при президенте по финансовым рынкам, также известная как "Команда защиты от крахов (Plunge Protection Team)". Этот приказ давал больше полномочий Федрезерву, Казначейству, Комиссии по ценным бумагам и биржам, Комиссии по срочной биржевой торговле - все эти ведомства могли помогать Уолл-стрит, когда рынки выходят из-под контроля. Да, финансисты получили поддержку в 2000 году и в 2008 году, но вряд ли эти новые полномочия помогли создать более прочную и надежную экономику. Чтобы люди не узнали, как работает этот мандат, и кто конкретно в выигрыше, нужна была абсолютная секретность.

Реальный экономический рост с 2008 года так и не вернулся. С точки зрения экономического планирования, зарплаты растут не достаточно быстро, а это значит, что валюта, по сути, не девальвируется с желаемой скоростью. Также они объясняют и не достаточно быстрый инфляции, измеренной при помощи индекса потребительских цен. По сути, они полагают, чтобы выйти из экономического кризиса нужно просто сделать жизнь дороже для простых граждан. Как минимум странно! Новая идея фикс - поднять инфляцию хотя бы до уровня 2% в годовом исчислении. Предполагается, что если ФРС сможет заставить цены расти, экономика сама собой оживет. Но это монетарная ересь. Если обязанности, возложенные Конгрессом на ФРС по обеспечению умеренно высокой и стабильной процентной ставки допускают ее колебание в диапазоне от 0% до 21%, верить в то, что рост потребительских цен на 2% в год поможет оздоровить экономику - значит витать в облаках. Управляющие денежными средствами не могут сделать этого, а если бы и могли, то все равно не добились бы ничего, кроме нагромождения ошибок, определяющих монетарную политику уже сотню лет. Дело в том, что на 2%-ную инфляцию ориентируются не только в Соединенных Штатах, но практически во всех центральных банках по всему миру. Интересно, что этот ориентир в два процента впервые появился двадцать пять лет назад в Новой Зеландии, которая пыталась сократить инфляцию, исчисляемую тогда двузначными числами. Как только Новой Зеландии удалось снизить темпы роста цен до этого уровня, дела в экономике пошли на лад, таким образом, многие почему-то уверовали в магию двух процентов. Исходя из этого также было решено, что инфляция ниже 2% вредна, поэтому нужно ее увеличивать. Конечно, Центробанки могут сделать это лишь печатая деньги, и надеясь, что они пойдут на повышение вполне конкретных цен, тех, которые нужно поднять.

Проблема в том, что созданные Центробанком деньги не раздувают инфляцию, главные плановики не могут поднять цены на заказ в определенном сегменте и в определенное время. Инфляция, вместо того, чтобы подтолкнуть вверх потребительские цены, может уйти в другом направлении. В каком? Это зависит от миллионов людей, делающих свой выбор, и принимающих решения. Сегодня высокие цены можно найти на фондовом рынке, на рынке облигаций, в сфере образования и медицины, продукты питания тоже стоят недешево, но CPI упрямо держится ниже 2%. Федрезерв хочет роста CPI, однако его значения занижаются. На самом деле, Центробанк делает все, чтобы никому и в голову не пришло задуматься о выключении печатного станка; он должен работать на полную мощь, чтобы держать финансовые рынки на плаву. Зачем? Так можно поддерживать рост цен на определенные акции, производные долговые инструменты и облигации в угоду своим друзьям на Уолл-стрит. Эти "обязанности" Федрезерв придумал себе сам. Законники не задают вопросов, еще бы, им монетарная инфляция тоже на руку, иначе как покрывать долги, растущие за счет военных и прочих расходов? Наступят дни, и историки будут высмеивать наше стремление к нулевым процентным ставкам и 2%-ной инфляции. Его будут считать такой же глупостью, как и инфляционные схемы Джона Лоу в 18 веке, создателя пузыря Миссисипи, сулившего Франции бесконечные блага, но навлекшего лишь несчастья. Буквально через два года началась галопирующая инфляция, а Лоу был вынужден с позором покинуть Францию. Сегодняшний сценарий несколько отличается от того исторического пузыря, но последствия, скорее всего, будут еще хуже и масштабнее.

Стандарт бумажного доллара принят во всем мире, ничего подобного ранее не было. Сейчас ФРС и другие крупные Центробанки, фактически, следуют монетарным принципам, которые легли в основу новой парадигмы французского процветания, придуманной Джоном Лоу. Он утверждал следующее: сначала нужно увеличить объем бумажных денег в обращении, чтобы расширить денежную массу. По его словам, это оживит финансы французского правительства и оздоровит экономику. Вот такая простая теория. Именно ее ФРС пытается претворить в жизнь последние шесть лет. Центробанк создал 4 триллиона новых денег, он потратил их на покупку государственных облигаций и бесполезных ипотечных займов на сумму 1.7 трлн. долларов. Однако большинство американцев так и не почувствовало никакого роста экономики и улучшения своего уровня жизни, зато элита на Уолл-стрит чувствует себя прекрасно. Подобный раскол привел к ужесточению классовой войны, которая долгое время тлела где-то на заднем плане. ФРС много раз не справлялся со своими обязанностями - установленными законодательно, или придуманными на ходу самим Центробанком (например, с поддержанием инфляции на уровне 2%). Более того, Федрезерв не только искажает столь необходимые экономике рыночные процентные ставки, его участие в процессе не ограничивается простым включением-выключением печатного станка. Он регулирует инфляционный налог. Именно Центробанк был главным инициатором программ помощи в 2008 году. Он помогает государству накапливать долги, чтобы финансировать войны или социальные программы, направленные на поддержку не только малообеспеченных слоев населения, но и на помощь богатым мира сего. ФРС поддерживает спекулятивные сделки с производными инструментами в крупных банках, которые считаются слишком большими и значимыми. Эти программы наряду со страхованием банковских вкладов поощряют безответственное поведение, а Федрезерв между тем напускает туману в монетарную и экономическую реальность.

В платежных ведомостях ФРС значится более 300 докторов наук. В региональных отделениях ФРС их еще больше, а уж научных сотрудников из различных университетов, работающих по контракту, и вовсе не счесть. Сложно сказать, во что обошелся государству этот замечательный экономический совет. На своем сайте Федрезерв уверяет американскую общественность в том, что эти экономисты "охватывают исключительно широкий спектр интересов в определенных сферах специализации". Конечно, с той лишь оговоркой, что в сотнях и тысячах научных исследований, написанных ими для Центробанка, золото почти не упоминается. Эти академические потуги со стороны оплачиваемых профессоров гарантируют, что выпускники колледжей должным образом подкованы в вопросах инфляции и экономического планирования. Как следствие, все (или почти все) члены Конгресса усвоили эти уроки. Политика ФРС - это гремучая смесь монетарных ошибок и экономического вмешательства в динамику рынков. К несчастью, никто всерьез не рассматривает реализацию настоящих монетарных реформ, которые сейчас нам действительно необходимы. Они начнутся только после глобального валютного кризиса. Я уже неоднократно писал об ошибках центральных банков, предполагая при этом, что они точно знают, какие процентные ставки нужны экономике, и какой должна быть инфляция. Сейчас же их маниакальное стремление к CPI на уровне 2% и нулевой процентной ставке - это просто глупость какая-то.

Невзирая на обязанности, переменчивую политику и иррациональный оптимизм, центральные банки всего мира боятся одного: их главный ночной кошмар - это дефляция. Главная проблема заключается в определении широко известных терминов. Сложно понять, какая политика поможет побороть дефляцию, если кейнсианцы утверждают, что дефляция - это падение среднего уровня цен, а вот австрийская школа, считает, что дефляция - это сокращение денежной массы. Истерия вокруг дефляции понятна. Она ассоциируется с Великой депрессией 1930-х годов, поэтому все центральные банки сейчас дружно делают все возможное, чтобы не допустить более ничего подобного. Но, несмотря на уверенный рост денежной массы и падение цен на некоторые активы, никакой дефляции сейчас нет. В нынешних условиях, борьба с дефляционными ветряными мельницами мешает коррекции и очистке от экономики, погрязшей в пузырях и неэффективных инвестициях, стимулирующих инфляцию. ЦБ генерируют монетарную инфляцию, но она идет не туда, куда нужно. Экономика застыла на месте, то тут, то там появляются пузыри - на рынках акций, долговых обязательств, в нефтяной отрасли их полно. Наши экономические плановики, очевидно, не отдают себе отчет в том, что они не способны контролировать поведение людей. Реальная экономика не растет из-за вполне понятной и оправданной утраты доверия к планированию развития бизнеса. Это последствия хаоса, спровоцированного политикой ФРС, которая поощряла чрезмерно высокие налоги, избыточное регулирование и отток экономических благ из страны в виде расходов на опасные и ненужные внешние войны. Если бы Федрезерв не монетизировал долг, ничего бы этого не произошло.

Уроки, которые нужно усвоить:

1. Увеличение денежной массы и наращивание кредитов и рост благосостояния это не одно и то же. На самом деле, эти цели прямо противоположны

2. Увеличение государственных расходов не ведет к росту благосостояния.

3. Ликвидация долгов и коррекция заработных плат и потребительских цен не так уж страшно, как принято считать.

4. Коррекции, если он идут своим чередом, приносят пользу, их не нужно затягивать при помощи программ помощи и массивных денежных вливаний.

5. Лучше, когда люди сами тратят свои деньги, а не государство делает это за них.

6. Поддерживая цены на акции и облигации ФРС не приведет экономику к устойчивому восстановлению.

7. Программы помощи играют на руку элите, но при этом они тормозят развитие экономики.

8. Производство и сбережения должны быть источником капитала, необходимого для роста экономики.

9. Монетарная экспансия никогда не заменит сбережения, но зато спровоцирует рост неэффективных инвестиций.

10. Рыночные процентные ставки помогают делать правильные экономические расчеты, необходимые для роста и восстановления.

11. Война - не выход из рецессии/депрессии. Страна нищает, богатеет лишь небольшая группа людей.

12. Кусочки бумаги, или записи на компьютере - не деньги, в отличие от золота.

13. Высокие потребительские цены сами по себе не способствуют оздоровлению экономики.

14. Здоровая экономика может позволить себе низкие потребительские цены.

Попытки многотысячной армии плановиков в Конгрессе, Федрезерве и других бюрократических структурах добиться стабильной финансовой системы и уверенного экономического роста провалились. Возможно, они двигались не в том направлении? Может быть, ответ на вопрос и ключ к решению проблем - это свободный рынок, минимальное государственное вмешательство и никаких плановиков, устанавливающих процентную ставку и уровень инфляции. Есть еще более простой путь к здоровой экономике: надежный доллар, такой, каким его видели создатели. Хороший доллар всегда лучше бумажного, он долговечнее и эффективнее, он ограничивает рос государственного долга. Только такая монетарная система гарантирует свободу, равенство возможностей, мир и процветание.

Рон Пол, американский политик. Член палаты представителей. Участник «Движения чаепития»