FIRE
0
All posts from FIRE
  FIRE in FIRE,

Ужас на крыльях ночи

Происходящее на финансовом рынке изрядно напоминает старый анекдот о маньяке, посетившем бордель.
Из его номера с криком выскакивают голые, растрепанные девицы: «Ужас! Ужас!». Наконец, в номер заходит сама маман. Слышны крики, грохот мебели, наконец, дверь открывается и, пошатываясь, помятая мадам со сбитой прической выплывает в коридор. « Ну, ужас, - говорит она. - Но ведь не ужас-ужас».

Забавно слышать, как чуть ли не все наперебой повторяют заклинание о «системном» и «глобальном» кризисе.

Напоминает все это шаманские камлания. Ну и немного Гилберта Кита Честертона. Который когда-то изрек мудрую мысль: «Где лучше всего спрятать лист? В лесу, среди миллионов других листьев». Так же обстоит дело с непрофессионализмом. Лучше всего его спрятать в мутной пене разговоров о «системном и глобальном». Или там о «великом и ужасном». Кому как нравится.

Даже в одной из редакций, с которыми сотрудничаю, поругался. Когда в марте 2007 года публиковал статью "Покер лжецов" о том, что нынешняя финансовая политика приведет к кризису, мне в комментариях писали: «журналист высасывает из пальца проблему ради дешевой сенсации». А коллеги готовы были крутить пальцем у виска. Теперь роли переменились Недавно сдаю в номер статью о радостных перспективах инвесторов - ее заворачивают. Говорят: «Вы что, с ума сошли!» Кризис, мол. Системный и глобальный.

Надоело жутко. Нет в России никакого "системного" и "глобального". Скорее - кадровый. Дураков много. В банках и инвесткомпаниях - особенно. Им там долгое время было тепло и уютно. К тому же коллективы большие – не сразу заметно.

А кризисы – это как раз тот случай, когда становится заметно.

По большому счету, случилось то, что должно было случиться. В очередной раз. К российским финансистам в полной мере относима историческая фраза: «мы ленивы и нелюбопытны». Дальше «дешево купил – дорого продал» им как-то лень заглянуть.

До 1998-го покупали ГКО. Ждали, пока подрастет в цене, – продавали. Что умиляло – так эта полная гармония в обществе Картинка была вполне симметричной – любо-дорого смотреть. Народишко точно также покупал акции МММ. Потом все рухнуло. Сначала МММ, потом ГКО. Тут симметрия нарушилась, пути разошлись. Когда упал МММ, народу объяснили, что он дурак (разве можно, мол, как дети малые, в пирамидки играть). Мавроди посадили. Когда упали ГКО, банкиры дураками и малыми детьми себя не признали. Назвали все это красивым словом «дефолт». Сажать никого не стали – министры все ж, неудобно как-то.

Потом картинка повторилась дважды. Сначала с кредитами: дешево «купил» денег на Западе – дорого «продал» их соотечественникам. Потом с фондовым рынком: дешево купил акций топливных компаний (а других у нас, почитай, и нет), подождал, пока цена на нефть в очередной раз поднимется, дорого продал. Лепота!

На кредитах возникла многотысячная армия банковских клерков. Она относительно сытно кушала, сносно зарабатывала, а в свободное от перебирания кредитных досье время могла порассуждать о своей причастности к среднему классу, поругать «чайников-клиентов», поболтать о прелестях дауншифтинга (что-то вроде: мы так высоко сидим, что прямо иногда лень становится).

На торговле акциями возник класс «специальных мальчиков». Обычно они в белых рубашонках, причесанные аккуратненько как октябрята на утреннике, шеи тонкие, носики востренькие. Если очечки на носиках, то непременно в тонкой металлической оправе. Бакалавры. Эти больше любили давать комментарии. О бирже то бишь поговорить. Мол, волатильность что-то ноныча беспокоит. Да и хеджироваться давеча приспичило. Правда. Говорить старались максимально безобидные и неконкретные вещи. Например, «макроэкономические тенденции свидетельствуют о повышенной волатильности», «боковой тренд демонстрирует относительную устойчивость на фоне тенденции повышения индексов». В этом месте важно пальчиком очечки на носике поправить.

Хотелось, правда, вставить ремарку из «Места встречи изменить нельзя»: «Этак и я могу, ты «Мурку» давай!». Малыш, на фоне «повышения» обычно все «устойчиво»…

Еще стало модным поругивать американцев. Типа, «америкосы обленились», «зажрались», «рухнут скоро», «доллару конец» и т.п. А мы тут свой мировой финансовый центр создадим. Еще у нас есть Стабфонд, фонд будущих поколений. И большие планы на будущее, включая выигрыш на чемпионате мира по керлингу и победу рубля над мировыми валютами.

И вот все рухнуло.

Выясняется, что денег больше никто не даст, а на свои наши банки кредитовать не умеют и не хотят. Выясняется, что кокетливые размышления клерков о «дауншифтинге» становятся явью в виде массовых сокращений. Выясняется, что «тренд» был неустойчив. Выясняется, что от американцев зависит все. Выясняется, что вся новоявленная российская заумь и финансовая спесь держалась на задранной цене на нефть. Выясняется, что наши стабфонды тают быстрее, чем запас спичек и соли «на черный день» у старушек.

Еще выясняется, что это не было очевидным. И что министры действительно вообразили себя независимым от всего мира «островом стабильности», а рядовые клерки – большими профессионалами в сфере банкинга и биржи.

Смешно читать размышления финансового работника о том, что доллар «почему-то растет». «Почему-то» тут неуместно: он растет в полном соответствии с законами экономики. Смешно видеть растерянных «биржевых аналитиков»», «инвестиционных управляющих», «специально обученных людей» по «хеджированию» и «волатильности». Неужели, когда покупали свои дипломчики бакалейщи… то есть бакалавров, не удосужились узнать известную в той же Америке истину: «На подъеме рынка разбогатеет и дурак, ты попробуй сыграть на его падении»?

Сегодня – не самое радостное, но самое интересное время на финансовом рынке. Игра на выбывание. Время настоящих профессионалов. Шанс сыграть по-настоящему.

Дабы не быть голословным, автор открывает место на бирже. Поиграть на «медвежьем» рынке. Остается надеяться, что кто-то из псевдовысоколобых инвестиционных мальчиков и девочек тоже перестанет истерить и попробует поработать. В конце концов, момент, когда приходит время пересесть с трехколесного на двухколесный велосипед – это тоже «ужас». Но совсем не «ужас-ужас». Вопрос лишь в том, чтобы научиться держать равновесие.