Олег
0
All posts from Олег
Олег in Олег,

А и Б идеологии либералов и наших


Вечером пятницы 29 августа 2014г.  мне случилось побывать на презентации популярного автора - Николая Старикова (в соавторстве с Беляевым Д.). Было время зайти в Дом книги на новом Арбате, где происходила эта встреча. Тема книги была  русский Крым, - "Россия. Крым. История". Её содержание пересказывать не буду.  Из услышанных положений мне запомнилось, пожалуй, два общетеоретических высказывания одного из  авторов.

Во-первых, Стариков посетовал на то, что в действующей Конституции РФ 1993г. приоритет отдан международному праву над национальным. Речь идет о пункте 4 статьи 15.4., который, как ни странно, гласит следующее.
 
п4.(ст.15)  "Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора." 

Вроде бы это очень логичное и практичное предложение г-на С., исходя из недавней истории возвращения Крыма - вопреки Будапештскому соглашению 1994г. (США, Россия, Украина, Великобритания) и согласно народному референдуму..

Во-вторых, публицист пожелал внести обратно в текст Конституции пункт по Идеологии, который был устранен или не включен по настоянию или совету коварных политтехнологов из США. В итоге  в "ельцинской" Конституции 1993г. получается вот какой текст под "несчастливым номером".
статья 13
1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. 
2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. 

Кажется совсем недавно (16 июня 1990г.) из  Конституции РСФСР удалили стержневое идеологическое положение(упоминание) о Коммунистической партии. Теперь же подули обратные ветры, гонящие парусники граждан под сень бдительного идеологического отдела ЦК. Только вот вопрос - о какой такой единой идеологии теперь ставит вопрос популярный писатель? Как она хотя бы называется? Вопрос то не риторический, поскольку страсти бурлят, - гибнут, страдают люди в противостоянии сил, и каждая сторона считает себя героем великой отечественной. На более широком пространстве - вне Донбасса - война ведётся в другом формате - информационная и  невидимая. Может идеология как раз и превратилась в невидимый огнемёт, который выжигает почву для удобства подвоза обычного вооружения? Только о чём я говорю,  слова всегда воздействуют на мозги невидимо, им надо сначала превратиться в зримую букву, а потом в Дела, чтобы заслужить лавры Управления.

Конечно, если бы на Земле сразу наступил Рай, мир и благодать, а сатана улетел бы в другую Галактику, до которой не добрался ещё Колумб, был бы другой разговор! Только так, пожалуй, не случится до Страшного Суда, чьи сроки не угадали даже индейцы майя, а Иоанн Богослов почему-то не указал. С другой стороны, из экзистенциальных соображений можно сказать, что Суд мало помалу уже идет. Иногда он пробует силы на одном человеке, иногда касается группы, иногда нации. Каждое поколение людей судит о своей истории, и дети будут судить своих предков, взвешивая на весах Добро и Зло, и никто этой кармической участи не избегнет, поскольку причинно-следственная связь тянется из прошлого в будущее. А поскольку всегда будет борьба Добра и Зла - всегда будут и идеологии. Такова уж судьба больших общностей людей.

Как это не покажется парадоксальным, все люди, как плохие, так и хорошие, стремятся к Счастью и Добру. Разумеется, все Добро понимают по-разному, в этом то и проблема. В начале было Слово - учит нас Евангелие, но Слово то было у Бога. И Слово было Бог! Как он его (себя) передал людям? Через своего посланника на Земле? Мессию или пророка? Не произошла ли путаница?  Все ли его восприняли? Не получилось ли так, что он как Данко вырвал из груди своё сердце, чтобы осветить Путь, а потом какой-то осторожный человек наступил на это сердце, чтобы оно перестало гореть. Всегда найдется осторожный человек, который думает о стабилизации и он же отредактирует потом руководство к действию.

Разберем предмет нашего рассмотрения не с точки зрения притчи.
Нет сомнений, что с самого начала истории социальная организация человечества обеспечивала осознание совместности целей в его трудовой деятельности - охоте, собирательстве, поддержании огня  и т.д.. Полезность коллектива перед обреченным одиночкой была очевидна, что направляло в общее русло и поток мысли. Отсюда распространение общих верований в племенах, то есть поклонение всевозможным духам, витающим в природе, включая почивших предков. Позднее на той же почве необходимости объединения мыслечувствования возникли религии. Консолидирующая роль религии в плане государственного устройства ярко проявляется, например, в древнем Египте, где между пирамидами и Нилом наблюдался трогательный союз фараона и жрецов. Вместе с тем религии переходят национальные границы, или, напротив, в предыдущем языческом обрамлении оказываются слишком узким 

и для расширившегося государства, например, Рима. На помощь верованиям приходит Политика. Убийство римскими сенаторами Гая Юлия Цезаря в 44.г.д.н.э. происходит по политическим мотивам, которые можно одновременно назвать и идеологическими, поскольку нападение совершалось на "тирана". Что Цезарь обладал выдающимися способностями, заговорщиков не волновало. Они ратовали за республику. Поэтому с точки зрения того же Брута формулировка в российской Конституции определения политического устройства - "Российская федерация - Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления," - уже есть первичное идеологическое положение. Следовательно, если кратко, наша идеология - федерализм? 




И да, и нет. Идеология, как она понимается в Конституционном контексте статьи 13, полагает функцию активного целеполагания и в этом качестве именно она неприемлема для навязывания всем гражданам. Кажется будет понятней, "согласно конституционному звучанию статьи 13", если я назову часть донецких и луганских повстанцев  федералистами на Украине. По-видимому, храбрых повстанцев будет нелегко взять под законы Российской федерации. Однако сделаем квазиполитический кульбит. Например, с таким кажущимся произвольным допущением. Как то: В 1994-1996гг. и 1999-2000гг. Россия вела войну в Чечне с тем, чтобы инкорпорировать вооруженные силы Ичкерии в состав ВС Российской федерации. Соответственно в 2014г. ДНР и ЛНР ведут борьбу ради того, чтобы в конечном итоге инкорпорироваться в вооруженные силы Украины. Таким может оказаться парадокс братоубийственной войны. Если признать, что за донецкими борцами стоит Россия, то получится вполне внятная федералистическая линия в разных исторических проявлениях.

Неудобство возникает, правда, из употребления слова федерализм, которое не чуждо и другим государствам. Как не вспомнить гражданскую войну в США 1861-1865гг., в которой федеральные силы северных штатов вели борьбу с конфедерацией южных штатов за единство свободной от рабства страны. Если идеологическая подсказка на счет федерализма со стороны американцев Ельцину не нравится г-ну Старикову в Конституции, я не виноват. 

Федералистическая идеология - это внутренняя функция российского государства. Она способна развиваться и так, и так и в общем-целом устойчива как принцип, иррелевантна к социально-экономическим обстоятельствам и внешнему миру.

Вот кто не безразличен к социально-экономическому положению, так это массы, причем во все времена. Хорошо было, когда население было рассредоточено по деревням и верило в доброго царя-батюшку, видя всё зло в злоупотреблениях отдельных лиц. Вера в самодержавие - помогала время от времени справляться с бунтовщиками и мятежниками. С внешней стороны царизм заботился о приращении и безопасности империи. Внутренний и внешний порядок - чего желать больше от политической системы! Однако с развитием капитализма и ростом пролетарского самосознания корабль самодержавия стал давать течь. В части его идеологии путь к Добру - задача А - был не слишком эффективен. Указание же на Зло и борьба с ним - задача Б - слишком накладным для масс, что доказала первая мировая война. Через три года мировой бойни царизм как политическая система и идеология в России рухнул.

В социальной действительности любая  идеология призвана решать две больших задачи. Назову их - задача А и задача Б. В философии, мировоззрении человеку в социуме должен указываться путь к Добру (А) и согласно дуалистичности бытия - разъясняться источник Зла (Б). Оставим в стороне вопрос об их соотношении.  Если Путь удается показать, толпа объединяется, происходит политическая  консолидация общества. Приведу наиболее массовые примеры. Идеология абсолютизма (короли, императоры) - видит Путь Добра через восхваление разума верховного владыки, а зло обнаруживает в недоброжелателях монарха и коварных соседях. Идеология либерализма решает задачу А через декларацию свободы выбора индивида, а задачу Б обнаруживает в активной критике тоталитарных систем. Коммунизм провозглашает путь в царство Свободы через обобществление собственности, и борется с капитализмом. Фашизм в его нацистском воплощении - (путь А) решает через возвеличивание арийской расы, а противников (задача Б) истребляет в лице коммунистов и евреев. Список идеологий этим, разумеется, не исчерпывается. Общим для них является нахождение удачных формул для решения психологических проблем индивидов и групп, что позволяет обеспечивать согласие внутри данной политической системы.

Я уже писал выше, что встроенной идеологией российского государства является федерализм. Он одобрен, принят, провозглашен и потому подразумевается по умолчанию, как в той же Франции происходит с главными документами во времена первой, второй, третьей, четвертой, пятой (нынешней) республик. Включает ли федерализм патриотические мотивы? Разумеется, ведь его первейшая задача сохранение целостности страны. Соответственно, противниками федерализма выступают нарушители Конституции, в первую голову те же сепаратисты. 

А как же многообразие идеологий, о котором говорит основополагающий документ? Коммунисты, как вы помните, в России остались крепкими. Либералы сошли до меньшинства.

В нулевые-десятые годы получило развитие новая идеология, чье возникновение можно увязать борьбой с западным либерализмом, который, как известно, имеет навязчивые экстерриториальные привычки. Этот российский феномен не имеет пока фундаментального обоснования и общепризнанного названия, хотя наиболее напрашивающееся имя, или, скорее, уличное прозвище, дает слово  "нашизм". Его предвестником стало моложежное движение Наши. Решение Задачи А  движения к Добру формулируется "нашистами" через возвращение мощи советского союза на евразийском пространстве. Решение задачи Б - поиск источника Зла обнаруживается в империализме США. События 2014г. вокруг Крыма показали большую консолидирующую силу идеи, на платформе которой  объединились все парламентские партии и группы из Левого фронта.

Основой привлекательности нашизма является апелляция к доброте и чувству исторической справедливости российского народа, что придает уверенность в правоте действий руководства страны. Большой успех в России нового течения обусловливается синтезом коммунистических, антифашистских, имперских и протекционистских идей, а  также запаздывающей компенсаторной реакции на проигрыш Советского Союза в холодной войне и его развал.

Нельзя затушёвывать то обстоятельство, что решение задачи Б нашизма - борьба с американским империализмом связана с развитием неолиберальной идеологии. В свою очередь, задача Б неолиберализма - борьба с тоталитаризмом обращается к истокам капиталистического строя, когда буржуазия воевала за свои права с абсолютными монархиями. Английская революция 17-ого века казнила Карла Стюарта, буржуазная революция во Франции отправила на гильотину короля Людовика 16. Обращение системы к своим истокам  дает силы для её существования, что касается не только капитализма. Во всяком случае, все последние войны США в Сербии, Ираке, Афганистане, Ливии, Сирии  обосновывались с позиций защиты демократических принципов от тирании. Ну, и помогали обслуживать госдолг США, повышая спрос на бумаги Казначейства США.

Пересечение задач Б у неолиберализма и нашизма несет немалые текущие риски для России, прежде всего, дело касается экономических издержек политики в отношении Украины. Не будем забывать, что благородная попытка Николая второго  Романова защитить Сербию от агрессивного нападения Австро-Венгрии в 1914г. ввергла Россию в затяжную войну, что завершилось дискредитацией царизма и революцией. Исполнение интернационального долга советскими войсками в Афганистане стало испытанием, которое приблизило крах СССР. Теперь речь идет о  защите "Русского мира" - одна из основных компонент "нашей идеологии". Однако, посмею заметить, что ставить во главу угла официальной идеологии многонационального государства понятие "Русский мир" было бы странно.  Это скорее культурное понятие, распространение влияние страны через сферу русского языка. Такую политику проводит та же Франция в отношении распространения французского языка. Нельзя отнимать такое же право и у Украины в отношении украинской мовы.  Неуклюжие шаги Киева в области языковой политики частично связаны с застарелой боязнью руссификации. Насколько этот страх оправдан, проверяется практикой. Так или иначе Украине придётся подвигаться в области культурной автономии  и двуязычия, хотя - это и неглавное в нынешнем конфликте.