Sekoshin
13
All posts from Sekoshin
  Sekoshin in Sekoshin,

Интервью Виктора Ремши Тинкову & Анисимову

Интернет - дешевый доступ к человеку

Олег  Анисимов, главный  редактор журнала  ФИНАНС:

Здравствуйте, сегодня у нас в гостях Виктор Ремша, основатель холдинга «Финам», это  сейчас крупнейший брокер. Так тихой сапой маленькая компания вдруг стала крупнейшим брокером России. Это очень интересно. Вот я сразу задам Виктору такой вопрос. А как удалось, Виктор, вообще стать крупнейшим брокером в России такой небольшой компании, которой, я помню, еще лет 5 назад была «Финам»? 

Виктор  Ремша, генеральный  директор ФИНАМ:

На самом  деле я лично считаю, что повезло. Во-первых, потому что выбрали направление, где можно было стать еще каким-то лидером. Потому что в других каких-то направлениях сложно было. Рынок, в общем-то, это особое явление, если говорить еще Интернет-брокер, никому особо нужен не был, поэтому никто не обращал внимания. И вот так вот, как бы мы, никто не заметил. 

Олег  Анисимов:

Т.е. пока там крупные «Тройка», «Диалог» гонялись за американскими и европейскими клиентами, да? 

Виктор  Ремша:

Да, мы понимали, что мы их не получим никогда, поэтому приходилось, в общем-то, работать над тем, чтобы ставить  бизнес на поток, улучшать качество. И еще немаловажно, я считаю, что все-таки был достаточно прозрачный, конкурентный. И вот эта конкуренция всегда на самом деле способствует развитию бизнеса. Поэтому мы там смотрели, как другие делали, в общем-то, старались быть не хуже, смотрели на западных игроков. Тем более, Интернет-брокер становился не только в России, но и за рубежом, поэтому каких-то вот таких больших монстров не было. 

Олег  Анисимов:

Вообще  Интернет-брокеры у нас 10 лет. 

Виктор  Ремша:

Да-да-да. 

Олег  Анисимов:

В ноябре этого года исполнилось 10 лет. 

Виктор  Ремша:

И в  мире примерно точно также, тем более, когда мы приезжали посмотреть в Лондон, в Нью-Йорк, в общем-то, большие инвестбанкиры тоже говорили, что у Интернет-брокеров нет будущего. Но практика показала, что… 

Олег  Анисимов:

Но самое  удивительное для меня – это слишком низкие комиссии, если сравнить с западными, американскими брокерами, которые за одну сделку берут 10 долларов, то наши брокеры просто ничего не берут никаких комиссий, по моим ощущениям. Я не понимаю, как вообще этот бизнес работает. 

Виктор  Ремша:

Нет, на самом деле это европейские брокеры берут, действительно, 10 евро за сделку, а американские все-таки пошли по пути, в общем-то, дешевого доступа,

 

  и там совершенно другой уровень комиссионных и т.д. Он, в общем-то, близок к нашим уровням, если говорить про ведущих Интернет-брокериджев и т.д. Когда рынок конкурентен, стоимость услуг всегда падает. 

Олег  Тиньков, бизнесмен:

Мне очень  понравилось, как Виктор ответил  на вопрос, что повезло. Мы не знакомы, но он как-то сразу меня расположил этим. Потому что повезло – это был самый правильный ответ на самом деле для предпринимателя настоящего. И хотя находимся на одном рынке, о «Финам» я, конечно, много слышал, у меня банк «Тинькофф Кредитные Системы», но как-то не пересекались. И я знаю, что, наверное, большая часть нашей аудитории тоже не знает про тебя. Можешь немножко рассказать о себе изначально: родился, крестился, семья, дети, как ты пришел к брокериджу? 

Виктор  Ремша:

Все достаточно так прозаично, все обычно просто. Было время, было начало 90-х годов. 

Олег  Тиньков:

Ты где  родился? В Москве? 

Виктор  Ремша:

Я родился  вообще в Красноярске. Все школьные годы прожил в Западной Белоруссии, учился в Питере, потом в Москве, т.е. много, где был, много, что  видел. Просто, когда бизнес зарождался, в начале 90-х годов у многих людей была какая-то эйфория, многие начинали, стартовали бизнес. И, в общем-то, наверное, я был одним из этих людей. И так получилось, что вот сегодня я сижу здесь и о чем-то разговариваю. 

Олег  Анисимов:

Первый  бизнес в каком году у тебя появился? 

Виктор Ремша:

Что считать  бизнесом? Бизнес был такой, что мы что-то возили, с каких-то поездов что-то встречали, это же такой бизнес. Потом вот с самого нуля вообще с друзьями студентами коммерческую палатку ставили в 92-93-м году. 

Олег  Тиньков:

А в  каком институте учился? 

Виктор  Ремша:

В Бауманке. Мне всегда было интересно что-то новое. Всегда было интересно. Я даже поступал в Академию им. Можайского, космическая академия Можайского, потому что меня манил космос, что-то передовое, интересное. Потом я немножко разобрался, что к чему, понял, что такое Российская армия. И плавно переместился на гражданку. Вот закончил Бауманский. И во время учебы занимались бизнесом. 

Олег  Тиньков:

А в  финансы когда пришел? 

Виктор  Ремша:

В финансы  я пришел в 1993 году, тоже учась в институте. Как раз тогда пошли все вот эти процессы ваучерной приватизации и т.д. Я вот смотрел на это и понимал, что, в общем-то, какие-то большие движения идут в стране, и есть такая область интересная, которая только зарождается – рынок ценных бумаг. На тот момент я понимал, что эта ваучерная приватизация, чековые фонды имеют хороший доход. 

Олег  Тиньков:

Т.е. получается, что ты уже давно в финансовом бизнесе? 

Виктор  Ремша:

Да, наверное, давно. 

Олег  Тиньков:

Вот в  нас был в гостях «Метрополь»  Слипенчук, он тоже такие же годы называл. Вот вы где-то с одного поля, да? 

Виктор  Ремша:

На самом  деле практически все и Миша, и  все в одно время, начиная с  ваучеров. 

Олег  Тиньков:

Почему  ты построил большой инвестиционный банк, в отличие от Варданяна или от Дженнингса, от Стивена Дженнинга имеется в виду «Ренесанс»? 

Виктор  Ремша:

У меня фамилия немножко другая вот и  я не Стивен. Вот так сложилось. 

Олег  Тиньков:

И не Варданян. 

Виктор  Ремша:

Да, и  не Варданян. Вот так получилось, что у меня на самом деле, наверное, другого пути не было. 

Олег  Тиньков:

Вопрос  в том, почему такой длинный путь до первого места. Просто я думал, что ты недавно начал этим заниматься. 

Олег  Анисимов:

Кстати, у Виктора тоже есть инвестбанковская деятельность, но не такая развитая, как, наверное, у Стивена. 

Виктор  Ремша:

Конечно, конечно. 

Олег  Анисимов:

Но я  так понимаю, что организатор  всяких IPO. 

Виктор  Ремша:

Можно я скажу? Просто вот все-таки бизнес должен быть близок человеку по характеру. На самом деле инвестбанковский бизнес - это немножко не мое. Это бизнес, связанный с общением с клиентами, с консалтингом и т.д. Я все-таки больше технарь, производственник, т.е. мне нравятся процессы, которые доводятся до какого-то абсолютизма. А все-таки вот это бизнес больше на личных контактах, встречах, чаепитиях. 

Олег  Тиньков:

Ты, антисоциален. 

Виктор  Ремша:

Да, антисоциален. 

Олег  Анисимов:

Интроверт. 

Виктор  Ремша:

На самом  деле я люблю пообщаться со своими друзьями, люблю компании. Не скажу, что я дома сижу и книжки читаю,  и только вот этим и занимаюсь. Но меня, наверное, не часто можно увидеть на каких-то тусовках. 

Олег  Тиньков:

А вот  вы номер один по обороту вообще на биржах или только Интернет, или  вообще все? 

Виктор  Ремша:

На самом  деле, так получилось, что сейчас биржи стали электронными фактически все. Основная площадка ММВБ на сегодняшний момент, на которой спот торгуются акциями, там по оборотам, естественно. 

Олег  Тиньков:

Т.е. у  вас так же, как я вот был в «Тройке», туда заходишь - компьютеры рядами стоят, люди сидят, торгуют, да? 

Виктор  Ремша:

Desk – это все-таки дилинг. Т.е. в этом смысле у нас тоже есть Desk, есть дилинг, но это, по сравнению с Интернет-брокериджем, меньшее подразделение. Небольшое подразделение. 

Олег  Анисимов:

А сколько человек работает? 

Виктор  Ремша:

Не считал, не знаю. 

Олег  Анисимов:

Не интересовался,  пока. 

Виктор  Ремша:

На самом  деле я бы хотел, чтобы работало немного, но чтобы работали. Потому что, это тяжело. 

Олег  Тиньков:

Люди - это плохо. 

Олег  Анисимов:

«Финам» на самом деле еще известен, как  бренд, как один из самых известных инвесторов в Рунете. Мамба (сайт знакомств), как вот из финансового бизнеса потянуло на сайт знакомств? Это, кстати, не вредит финансовому бизнесу? 

Виктор  Ремша:

Только  помогает. И многие приходят, задают такие вопросы: нельзя ли как-то продвинуть. 

Олег  Тиньков:

Плюс, наверное, трафик какой-то оттуда приходит на Интернет-брокеридж. 

Олег  Анисимов:

Ищешь девушку, а тебя там раз, и на биржу. 

Олег  Тиньков:

А пришел счет. 

Виктор  Ремша:

Да, только так. На самом деле вот эти действия уже были осмысленными. Потому что, наверное, это 2003-2004 год, когда мы уже достигли каких-то результатов в брокеридже, в Интернет-брокеридже. И стал вопрос, куда двигаться дальше, как развиваться. Опять-таки многие направления в силу того, что это были уже другие года, и в силу характера компании, они, в общем-то, были закрытыми. Мы вряд ли могли работать в отраслях, в которых активно уже работали другие люди. А Интернет представлялся такой свободной зоной, где было мало инвесторов на самом деле. В общем-то, до сих пор их мало, но тогда это было заметней. Поэтому мы стратегически определились. Тем более, мне было всегда непонятно, как инвестбанки могут быть компетентны во всех областях: и про пиво знаем, и про металл знаем, и про все, и можем предлагать инвест. Т.е. хотелось углубиться в какую-то область, где, действительно, получить какой-то опыт и знания, которые пригодились бы, в том числе, и для собственных инвестиций, и инвестиций тех людей, которые придут. 

Олег  Анисимов:

А сейчас сколько Интернет-сайтов в портфеле? Все они висят, я так понимаю, на ПИФе «Финама» информационной службы? 

Виктор  Ремша:

Нет, не все. 

Олег  Анисимов:

Сколько их всего? 

Виктор  Ремша:

Я не берусь считать сколько. Это такой количественный показатель, который от качества может  далеко стоять. Но я считаю, что практически все инвестиции удачны. Как мне коллега сказал, что вы, наверное, единственные финансовые инвесторы, у кого с этим делом получилось. 

Олег  Тиньков:

Назови сайты эти хотя бы. Я вот не знаю, например. 

Виктор  Ремша:

Первая наша инвестиция, допустим, это был "Бегун"-система контекстной рекламы. 

Олег  Тиньков:

Это ваша компания сейчас? 

Виктор  Ремша:

Потом произошла сделка с «ПрофМедиа». 

Олег  Тиньков:

Рамблер? 

Виктор  Ремша:

Да, да. 50 + 1 акция были проданы «ПрофМедиа», на сегодняшний момент холдингу принадлежит 49 с чем-то процентов. 

Олег  Тиньков:

Вашего? 

Виктор  Ремша:

Да. Кроме  того, сейчас существует достаточно много альтернативных систем, так скажем, "умной" рекламы или "умного" трафика, "умных" кликов, "умных" показов. В частности, какие-то тоже существуют в нашем портфеле. Вот "Новотека", есть MarketGid и т.д. И я думаю, что это помогает в первую очередь Интернету, потому что-это способ монетизации. 

Олег  Тиньков:

А ты уверен, что финансовый, конечно, ответ очевиден, но, тем не менее, финансовые услуги будут смещаться в он-лайн? Я возьму и, наверное, какие-то более экстравагантные вещи скажу, что, допустим, через 15 лет Сбербанк, по сути, будет не нужен с его кирпичами и домами, когда все пойдут в он-лайн, положат депозит, переведут деньги, возьмут карточку и т.д. 

Виктор  Ремша:

Я считаю, что если Сбербанк будет действовать  правильно, он к этому придет, потому что на сегодняшний день без офф-лайна  сложно. 

Олег  Тиньков:

Ну, сегодня, понятно. 

Виктор  Ремша:

Сегодня, это все идет из офф-лайна в он-лайн. Начинать, все равно, в нашей стране нужно с офф-лайна. По крайней мере, вот такого рода бизнес - это понятно. Понятно, что сегодня у Sherveys нет офисов продаж, т.е. там только все можно через Интернет купить. И каждая бабушка и дедушка вынуждены заказывать билет через он-лайн, бронирование билетов. 

Олег  Тиньков:

Или через  travel агента. Еще остались, чуть-чуть. 

Виктор  Ремша:

Может быть, остались еще немножко. Опять таки, туристический бизнес уходит в Интернет от офф-лайновых продаж и т.д. От этого никуда не деться. Скажем просто, что есть сегодня и сейчас эти услуги продаются в офф-лайне. Но, конечно, потихонечку это будет смещаться. 

Олег  Тиньков:

А в России кто-нибудь собирает через Интернет депозиты, сейчас, какие-то банки? 

Виктор  Ремша:

Во-первых, там есть законодательные сложности. 

Олег  Тиньков:

115-ая. 

Виктор  Ремша:

Да, там  нельзя так. Надо человека увидеть, просканировать, поставить штамп. 

Олег  Тиньков:

А, кстати говоря, в брокеридже этого нет, получается? 

Виктор  Ремша:

Это есть. 

Олег  Тиньков:

Т.е. тоже? 

Виктор  Ремша:

Тоже. 

Олег  Тиньков:

А как  вы это решаете? 

Виктор  Ремша:

На самом  деле хотелось бы все свести к одному посещению офиса, потому что без     посещения офиса, невозможно. 

Олег  Тиньков:

Т.е. брокеридж,  без этого тоже невозможен? 

Виктор  Ремша:

Невозможен. 

Олег  Тиньков:

А как  Саксобанк, тогда на нашем рынке  действует? Ты же знаешь Саксобанк –  это огромные дилеры. Я удивился, что есть Саксобанк.ру, и как-то там  торгует, а у них, по-моему, офисов нет в России. 

Виктор  Ремша:

Саксобанк работает немножко на другом поле. Кстати, я раньше считал, что это поле может быть какое-то такое не очень правильное, потому что там точно также дилинг. Т.е. клиент торгует с банком или компанией эмитентом того или иного контракта. И вот эта область у нас не регулируется. 

Олег  Тиньков:

И поэтому  Саксобанк это делает? 

Виктор  Ремша:

Кроме Саксобанка, кстати, сейчас в этом поле работают многие, в том числе крупные  банки, такие, как Дойче Банк и  т.д. Т.е., это как бы становится тоже такой существенной частью бизнеса. 

Олег  Анисимов:

У нас  вообще программа пропредпринимательская, т.е., мы хотим сподвигнуть людей, чтобы они думали о том, чтобы  что-то делать своими руками. И, в  этом смысле, я не могу рекомендовать  людям идти и торговать на бирже  через компанию «Финам», потому что там все-таки не производится новая соцстоимость. Там перераспределяется старое. В лучшем случае, это игра как бы с ростом неким. 

Олег  Тиньков:

Как сказать. 

Олег  Анисимов:

Ну, как  сказать? Ничего ж нового не создается  при сделке вторичной на бирже. 

Олег  Тиньков:

Тогда можно сказать, что в Силиконовой  долине тоже ничего не производится. Но они же производят целый ряд софта  огромный. 

Виктор  Ремша:

Дело  в том, что вот 100% людей не могут  быть предпринимателями, т.е.- это понятно. Вот фондовый рынок, это мое глубокое убеждение, что, это все-таки инструмент не для предпринимательства, а для сохранения и приумножения капитала. 

Олег  Анисимов:

Или потери. 

Виктор  Ремша:

Здесь, безусловно, или потери капитала. Но при разумном поведении на рынке, можно посмотреть вот любые графики просто инвестиции в индекс, они все равно приводят к результату лучшему, чем какие-то депозиты и т.д. 

Олег  Анисимов:

Не всегда. 

Виктор  Ремша:

Мы сейчас уйдем в какую-то полемику. Что  касается предпринимательства, я считаю, что на сегодняшний момент вот этот вот дух предпринимательства немножко потерян, прижат, раздавлен. 

Олег  Тиньков:

Почему? 

Виктор  Ремша:

Там много  причин. Мы, наверное, все о них  знаем. 

Олег  Тиньков:

А у  нас в начале 90-х разве не было причин этих? Мне кажется, их было больше. 

Виктор  Ремша:

Все-таки был какой-то дух свободы. Просто, есть какая-то внутренняя свобода, какое-то желание. И я думаю, что вот, если провести 2 опроса, тогда выпускников ВУЗов и сегодня, вот меня поразило, что большинство выпускников ВУЗов хотят работать в Газпроме, быть чиновниками и т.д. 

Олег  Тиньков:

Эта передача, как раз вот, против этого всего. 

Олег  Анисимов:

Это на самом деле Газпром должен немножко снизить зарплаты, мне кажется. Они  создают неправильную рыночную обстановку. 

Виктор  Ремша:

Да, у  нас на самом деле нет людей. Не только предпринимателей, а на самом  деле людей, которые работают в компании на каких-то позициях, у них все равно должен быть дух предпринимателя. И они должны принимать решения не как чиновники для того, чтобы прикрыть, я извиняюсь, собственный зад или, чтобы, где-то там лишний раз спросить и т.д., а самостоятельно принимать решения, брать на себя ответственность. 

Олег  Тиньков:

Но это  от владельца бизнеса тоже зависит  во многом. 

Виктор  Ремша:

Это зависит и от владельца бизнеса. В общем-то, я думаю, что любой владелец бизнеса, большинство, наверное, поощряло бы наличие вот таких людей, которые двигают конкретное направление в бизнесе. Поэтому с этим сложно. 

Олег  Анисимов:

Виктор, какие еще самые интересные Интернет-проекты? 

Олег  Тиньков:

Да, вот  что с Рунетом? Потому что есть такая точка зрения, вот мы встречались  тоже с инвестором Рунета в нашей  передаче с Александром Егоровым, который "Озон" сделал, что вот кроме "Яндекса", "Мейл.ру" и "Озон" никто не зарабатывает деньги вот с точки зрения оперативной прибыли. 

Олег  Анисимов:

Вот "Мамба"  зарабатывает? 

Виктор  Ремша:

Конечно. 

Олег  Тиньков:

Вот что  там происходит? Когда там будет  свет в конце туннеля? Когда эти  бизнесы начнут реально быть прибыльными? Я про Рунет сейчас. Да, хотя можно говорить и про Интернет, Google и т.д. Не так много зарабатывается в мире в Интернете. Это как бы такая горячая история. Все туда бегут, у меня такое сложилось впечатление,- это модно, это какие-то большие перспективы. Но, в реальности-то, сегодня единицы зарабатывают. И, слава богу, "Мамба" зарабатывает. Ты вот как видишь, будет все больше и больше, какие вот ты тренды видишь в Интернете? 

Виктор  Ремша:

На самом  деле Интернет развивается, как по мне, определенными скачками. Т.е. Интернет развивался, бум вот до 2000 года был, что-то новое интересное, столько людей. Вообще все интересно, все растет, любой дотком стоит больших денег. Никто до конца не понимал, по крайней мере, как монетизировать и как от этого что-то получать. После этого на рубеже, где-то появилась контекстная реклама и появился определенный монетизатор, который позволял поисковый трафик монетизировать и т.д. Потом вот то, что мы сейчас видим- социальные сети набирают оборот, уже набрали огромную массу людей. Многие боялись и боятся, что сложно будет это монетизировать. Однако уже сейчас находятся способы монетизации. И я думаю, что это вопрос времени. Монетизация будет, и это еще там существенный скачок, который может быть в Интернете. 

Олег  Тиньков:

Т.е., если аналоги с обычным бизнесом привести, мы сейчас в каком году, в 91-ом, в 98-ом? Интернет, если взять, Рунет. 

Виктор  Ремша:

Мы в 2009 году. Эта ситуация никогда не повторяется ровно также, как  она была. 

Олег  Тиньков:

Ну, с  точки зрения бизнеса, да? 

Виктор  Ремша:

Сегодня это на самом деле серьезный, большой бизнес. К сожалению, не все понимают, как с ним обходиться. Потому что можно посмотреть на западный опыт, там существуют крупные Интернет-холдинги. Отлично то, что вот Google, Брин и Пейдж нашли Эрика Шмидта, которой в принципе встал у руля компании и привел ее в совершенно новое качество, в серьезный бизнес. Есть другие примеры, когда в этот бизнес приходили другие инвестбанкиры в пиджаках, галстуках, начинали рулить Интернет-бизнесом и он рассыпался. Таких примеров масса, как на Западе, так и у нас. Это достаточно тонкий бизнес, на кончиках пальцев, так скажем. И он обладает большими перспективами, потому что в любом случае Интернет, наверное, это самый дешевый доступ к человеку, это самый легкий способ для человека получить ту или иную информацию. Это самый легкий способ продать тот или иной товар, или услугу. И от этого никуда не деться. Это вот объективно. Вопрос в том, как это правильно построить и использовать. Так что сегодня не 1999 год, не 2000. И если посмотреть на сегодняшние котировки акций, торгующихся на Западе Интернет-компаний, они выглядят даже лучше, чем рынок в целом. 

Олег  Тиньков:

Мы про  Рунет же спросили. 

Виктор  Ремша:

Рунет- это же все равно, хоть мы и идем по особому пути, но, все равно,  приходим к тому же. 

Олег  Тиньков:

А в  среднесрочной перспективе, думаешь, основным источником твоего дохода будет Рунет или Интернет-брокеридж? Или вообще брокеридж. 

Виктор  Ремша:

Не думал. Честно говоря, не думал я. 

Олег  Тиньков:

Но то, что задумался, это уже некий  ответ. 

Виктор  Ремша:

Да, надо подумать. Просто, вот как-то по жизни смотришь на что опереться, смотришь вперед, а впереди видишь только цели. Конечно, мы достаточно консервативны, т.е. мы не делаем каких-то инвестиций больших, с кредитами и т.д. 

Олег  Тиньков:

С другой стороны есть статистика, поправь  меня, если это не так, что только менее 3% населения Российской Федерации  инвестировали собственные средства в акции или вообще когда-либо были на фондовом рынке. Т.е. там апсайд, получается, еще более мощный, чем у Рунета. Т.е. 97% населения никогда не покупало акций вообще. 

Виктор  Ремша:

Да апсайд есть, наверное. 

Олег  Тиньков:

Т.е. с  этой точки зрения еще больший  рост есть, наверное. В Штатах, я знаю, 60-70% населения акции покупали, может, и выше даже. 

Олег  Анисимов:

Кстати, Виктор, а как ты относишься к  Форексу? 

Виктор  Ремша:

Я вот немножко затронул эту тему. У меня было сначала какое-то негативное отношение  к Форексу и к различного рода дилингам с различными инструментами. Потом я пришел к осознанию, что все-таки это рыночный инструмент. И на сегодняшний момент, это показывает практика, что я и говорил, что крупнейшие банки, такие как Дойче Банк и ряд других банков, занимаются этим бизнесом, причем ритейл Форексом. И я понимаю, что, так или иначе, любая сделка на Форексе, когда она по крупицам собирается в какую-то кучу, она влияет на рынок, так или иначе. Поэтому я считаю, это рыночный инструмент. 

Олег  Анисимов:

Это некий  риск, по-моему. Если плечо 1:50, ты как бы вылетаешь с рынка очень легко. 

Виктор  Ремша:

Это риски, безусловно. Но на самом деле там  есть ряд преимуществ для игроков, иначе этим не пользовались бы. Потому что, это и абсолютная ликвидность. Если торговля идет на бирже, зависит от объема спроса предложения. Это и доступность, это и дешевизна для небольших сумм. Но, так или иначе, эта услуга востребована на сегодняшний момент. И я вот честно вам скажу, по натуре не игрок, никогда не играл и не стал бы играть, потому что это все-таки склад ума человека, это его характер, я- другой человек. Но это востребовано, востребовано во всем мире. И развивается, я просто удивился, колоссальными темпами в Европе, в Америке. И стоять в стороне от этого просто неправильно от всеобщего какого-то мирового тренда. 

Олег  Тиньков:

Что бы ты мог все-таки пожелать или порекомендовать, посоветовать нашей молодежи, которая смотрит сейчас нас и которая еще не до конца определилась? Слава богу, что среди нашей аудитории полно и состоявшихся людей, а есть много неопределившихся. Вот они думают, что действительно государству нужно предпринимательство, что я должен сделать. Как бы ты их смотивировал или демотивировал? 

Виктор  Ремша:

Мне всегда вот непонятно, когда думают, что  делать. Вот все давно уже выдумано, все давно уже решено. Вот нужно  взять вот это вот, не думать, а  посмотреть, что есть самое передовое, что разумно, с точки зрения молодежи, с точки зрения экономики, политики и т.д. и применить это вот здесь. Вот я так считаю. 

Олег  Анисимов:

А стоит  ли сейчас парню из Красноярска делать такой стартап в Интернете, какой-то сайтик сделать. Есть ли в этом какая-то грядущая для него выгода? 

Виктор  Ремша:

Лучше попробовать и жалеть о том, что  ты попробовал, чем не попробовать  и жалеть, что ты не попробовал. Это  вот такой принцип в жизни  есть всегда. Поэтому я считаю, что  попробовать стоит. И потом еще, опять-таки, поговорка, которая тоже родилась не сегодня у меня: кольт уровнял физически слабого человека и физически сильного человека, так, сегодня Интернет уровнял человека с большим кошельком денег и с очень небольшим количеством денег. Поэтому здесь вот на этом поле можно пробовать и, я считаю, нужно пробовать. 

Олег  Тиньков:

Да. Сергей Брин с Ларри Пейджем доказали, что извилины- это очень прибыльно. Спасибо тебе большое. Мы очень благодарны тебе за то, что ты пришел, рассказал нам интересные такие истории. И желаем тебе всяческих успехов. Они точно сбудутся у тебя, потому что ты сейчас можешь даже загадать желание. Ты между двумя Олегами Юрьевичами находишься. Олег Юрьевич, представляешь, два. 

Виктор  Ремша:

Ух, ты! Я даже не знал. 

Олег  Тиньков:

Поэтому загадай. Но у тебя и так я вижу, что все будет хорошо, потому что  на самом деле ты находишься в самых  двух супербизнесах – это Рунет и Интернет-брокеридж. Спасибо. 

Виктор  Ремша:

Спасибо. 

Олег  Тиньков:

Всего доброго.