Никита Петров
12
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Полезная биржа

Раз уж начали тему апологии биржи, продолжим рассуждением о ее полезности для экономики. Правда, на примере США, где фондовый рынок рассматривается как макроэкономический стабилизирующий фактор. Автор статьи - Эдвард Г.Г. Симмонс. Интересно, что о пользе NYSE для американской экономики вещает человек, который возглавлял эту самую биржу в 1929 году, во время большого краха. Кстати, он всю свою жизнь боролся со спекулянтами, считая, что они искажают предназначение биржевых площадок.

Когда мы говорим о Нью-Йоркской фондовой бирже как о стабилизирующем факторе американской экономики, необходимо принимать во внимание не только то, что представляет собой сама биржа, но и то, в чем действительно заключается экономическая устойчивость. В настоящий момент призыв "стабилизировать экономику" слышен на каждом углу. Но слишком мало его сторонников когда-либо достаточно точно определяли, что они имеют в виду под словом "стабилизация". Некоторые уверены, что стабильность цен состоит в их постоянном повышении. В действительности, большинство людей довольно по-человечески высказывают максимум энтузиазма из-за программ по стабилизации экономики, при которых сами они, вероятно, получат наибольшую прибыль в долларах и центах. С другой стороны, должно быть очевидно: если деловую стабильность узко определять как полное отсутствие перемен и бесконечное сохранение существующих экономических условий, то весь прогресс и изобретения должны быть исключены как факторы из нашего будущего экономического процветания. Поэтому очевидно, что реальная эффективность стабилизации любой данной ситуации в экономике во многом зависит от обстоятельств, и усилия по стабилизации не должны предприниматься без должного рассмотрения и анализа. Программы по стабилизации экономики, когда они доведены до искусственных и завышенных размеров, несомненно сталкиваются с экономическими законами, которые в конце концов оказываются непреодолимыми. Столетие назад прославленный философ воскликнул: "Свобода! Какие преступления совершаются во имя ее!" Современного философа можно было бы оправдать за такую же ремарку о "стабилизации", если некоторые из псевдостабилизирующих планов, так настойчиво предлагаемых для всех отраслей экономики, были бы действительно и внезапно приведены в действие.

Однако, несмотря на все неудавшиеся попытки злоупотребить планами по стабилизации экономики, каждый понимает, что ненужные, неразумные и неоправданные изменения в экономических условиях почти везде пагубны и плачевны. Собственно говоря, усилия по стабилизации экономики серьезно и насущно заложены самим развитием всей цивилизации. Действительно, с материальной стороны цивилизацию можно было бы определить как процесс устранения или, по крайней мере, уменьшение риска и опасности каждодневной жизни. Медленно, но тем не менее постоянно цивилизация уменьшает ежедневный риск физического насилия над человеком. Она все же замечательно поработала, чтобы сократить риск заболеваний и болезней. Поэтому не приходится удивляться, что в сфере экономики, не меньше, чем в политическом и медицинском аспекте жизни, цивилизация все больше и больше постоянно требует подобного прекращения предотвратимых рисков, сопутствующих индивидууму в его экономической жизни.

Хотя, несомненно, огромная популярность лозунга "стабилизировать экономику" относительно свежа, корни движения уходят глубоко в историю. Сознательно или несознательно, желание иметь более надежные и устойчивые экономические условия на протяжении многих веков подталкивало к прогрессивному законодательству и стимулировало развитие разумных экономических методов. Но только в последнем полустолетии, когда непомерные риски войны и болезней стали шаг за шагом отступать перед развивающейся цивилизацией, человечество смогло выделить время от своей озабоченности борьбой за существование, чтобы подумать о борьбе за уровень жизни.

Практические возможности человека позволяют ему обеспечивать себя пищей, одеждой, кровом и развлечениями. По мере того как риски войны и болезней с прогрессом цивилизации уменьшаются, риски, сопутствующие экономической жизни человека, все больше и больше требуют к себе внимания и творческих усилий. Поэтому вполне вероятно, что существующее движение, направленное на стабилизацию бизнеса и экономики, окажется одной из огромных проблем нашего века. Таким образом, реальное достижение в сокращении ненужных экономических рисков нечто большее, чем точное решение лишь абстрактной экономической проблемы. Это необходимый вклад в лучший и более полный расцвет цивилизации, даже в самых высоких и самых духовных ее аспектах. Оно непосредственно способствует более интенсивному и удовлетворяющему образу жизни, свободе и стремлению к счастью всей человеческой расы.

Америка имела больше оправдания постоянным беспорядкам и переменам в экономической сфере на этапе своей рискованной и неопределенной юности, чем в настоящее время, когда Соединенные Штаты столь очевидно достигли более высокого уровня экономической зрелости. Сегодня многие из нас могут вполне отчетливо вспомнить большие экономические кризисы, произошедшие в нашей стране в 1907 году, в 1914 году и еще раз в 1920 году – все на протяжении последних двадцати лет. Несомненно, никто из нас не решился бы вести свои дела во время другого кризиса подобного рода, если бы смог его избежать. Практически всеобщее мнение американских бизнесменов выдвигает общий вопрос сегодняшнего дня: "Могут ли экономические катастрофы действительно предотвращаться в будущем за счет стабилизации экономики, и если да, то как?"

Безусловно, в решительных совместных усилиях, которые американский бизнес предпринял после паники 1907 года для предотвращения другого такого происшествия в будущем, одним из наиболее важных и наиболее конструктивных достижений были полная реконструкция механизма американской экономики и развитие новых экономических организаций и новой практики деловых отношений, способных уменьшать и смягчать чрезмерные и опасные экономические перегрузки в будущем. Хотя человеческая натура изменяется очень мало, тем не менее бизнесмены нашей страны в значительной степени стали гораздо разумнее и хотят больше использовать в своей собственной работе разумную предусмотрительность и осмысленную сдержанность. Но что, вероятно, еще более важно – за последние двадцать лет у нас весьма существенно улучшились обычные методы, при помощи которых в нашей стране делается бизнес и весьма значительно выросли и усовершенствовались те кредитные учреждения, по которым так тяжело и неизменно приходятся удары экономического кризиса.

Наиболее бросающимся в глаза примером только в этом направлении, несомненно, является создание нашей замечательно стойкой и гибкой Федеральной резервной банковской системы. В 1920 году экономический горизонт был снова омрачен грозовыми тучами, но буря не обрушилась – как это было раньше в 1907 году – на тысячи совершенно разрозненных и изолированных банковский организаций, не имеющих общего руководства, единой цели или громадной силы, которая происходит из взаимодействия по все стране. Вместо этого – и в первый раз за всю историю американских финансов – послевоенный крах 1920 года был встречен нашими американскими банками под руководством Федеральной резервной системы решительно, сообща и разумно. И если сегодня – всего шесть лет спустя – Соединенные Штаты наслаждаются беспримерным процветанием по все стране, нам всем было бы хорошо вспомнить эффективную и смелую работу, проделанную Федеральной резервной системой в очень мрачные 1920 и 1921 годы, когда предсказатели-пессимисты не стеснялись уверять нас, что короткий американский расцвет военного просперити был последним, который суждено было увидеть нашему поколению. В эти дни нашего процветания будет только справедливым и подобающим вспомнить организации, которые во время жестокой депрессии наиболее сильно и эффективно пришли на помощь американской экономике.

Хотя это не так часто признается, Нью-Йоркская фондовая биржа принадлежит к той самой группе организаций, особенно полезных для всего американского делового сообщества в периоды давления и напряжения. Основываясь на ее собственной прошлой истории, я без всякого колебания говорю, что, если американской экономике предстоит серьезная опасность в будущем, фондовая биржа будет сражаться плечо к плечу с Федеральной резервной системой и другими действенными организациями страны, чтобы вернуть, сохранить и поддержать экономическое процветание. Конечно, Нью-Йоркская фондовая биржа не была создана в последние двадцать лет – она основана свыше ста лет назад. Однако за последние двадцать лет фондовая биржа претерпела увеличение своего аппарата и усовершенствование своих технических приемов, которые стали действительно замечательными и сделали ее действительно национальной и демократической финансовой организацией, каковой она является сегодня. Но целью моего прихода сюда сегодня вечером не восхваление фондовой биржи и ее операций, а объяснение этих операций. Соответственно я хотел бы обратить ваше внимание на некоторые из основных направлений, по которым в настоящее время работает фондовая биржа, чтобы привести всю американскую экономику в более устойчивое и прочное состояние.

Одна из огромных услуг в пользу экономической стабильности, осуществляемая Нью-Йоркской фондовой биржей, заключается в важной роли, которую она играет в направлении инвестиционного капитала в определенные сферы экономики, нуждающиеся в нем, и где он может с выгодой быть применен, и переводе его из других предприятий, где дополнительный капитал или не нужен, или не оправдан. Экономисты рассказывают нам, что экономические депрессии в большей степени происходят из-за диспропорции и несоответствия капитала между многими отраслями современной экономики. В настоящее время на Нью-Йоркской фондовой бирже котируются свыше 1000 разных выпусков акций и около 1.400 разных корпоративных выпусков облигаций. Таким образом, обширная панорама американских и даже иностранных коммерческих и промышленных предприятий представлена бесчисленным тысячам современных инвесторов, для которых текущие котировки доступны на лентах тикеров или в газетах. Фондовый рынок все более и более склонен к подъемам и падениям по группам ценных бумаг, а не всему рынку в целом. Например, в каком-то году ценные бумаги сталелитейных компаний могут быть вялыми, в то время как ценные бумаги железнодорожных компаний будут переживать активный и растущий рынок. В целом такое развитие будет указывать, что требуется больше инвестиционного капитала в железные дороги, а не – по крайней мере на тот момент – в сталелитейную промышленность. Во время каждого так называемого "бума" фондового рынка определенные группы ценных бумаг будут отставать, в то время как в течение каждой депрессии фондового рынка определенные группы ценных бумаг будут очень мало падать в цене. Именно фондовая биржа выявляет эти неизбежные экономические тенденции, что делает их очевидными для простого человека, и таким образом обеспечивает механизм для быстрой и умной мобилизации общественного мнения в отношении правильного направления инвестиционных средств страны. Результат этого абсолютно нормального и поэтому часто не выявленное го процесса – американская промышленность все больше и больше имеет возможность избегать излишка капитала в одном месте и дефицита капитала в другом. Постоянное и тщательное управление инвестиционными фондами в разных отраслях американской экономики – важная стабилизирующая сила процветания, и Нью-Йоркская фондовая биржа каждый год оказывается главной содействующей этому движущей силой.

Как я уже указывал, стабилизация ни в коем случае не должна приводить к твердым и неизменным ценам. Именно потому, что цены на фондовой бирже всегда меняются, биржа имеет возможность увеличить эффективность, с которой сбережения нашего народа используются в экономике. Любая искусственная неэкономическая стабилизация цен на фондовой бирже будет соответственно портить одну из самых важных служб в большей стабилизации всей американской торговли и промышленности.

Второй важный вклад в основу экономической стабильности, осуществляемый фондовой биржей, всевозрастающее понимание публикой в отношении дел корпораций, которым она способствует. Недавно опять дополнены и детализированы условия получения права на котирование на фондовой бирже в отношении иностранных государственных ценных бумаг, а также национальных и иностранных корпораций. Нельзя понять, насколько далеко все мы продвинулись в распространении текущей и точной информации, касающейся наших ведущих промышленных компаний, пока не изучишь деловую информацию, доступную обычному инвестору 50 или 60 лет назад. Старые проспекты ценных бумаг железнодорожных компаний того времени для нас любопытны и многое объясняют. Инвестору обычно рассказывали, какой будет по объему выпуск, сколькими милями дорог управляет компания и кое-какие еще отдельные и неубедительные обрывки информации. Балансовые отчеты и налоговые декларации регулярно не публиковались. Не было регулярной и надежной информации, касающейся дивидендов. Любому, кто покупал ценные бумаги на такой основе, даже если бумаги представляли самые большие и самые солидные промышленные компании в этой стране, приходилось зависеть от слухов и слепой веры больше, чем от анализа и трезвого делового суждения.

Но мы еще никоим образом не достигли конца этого постоянно растущего спроса на более широкую корпоративную гласность, и фондовая биржа все еще делает, что в ее силах, чтобы поддержать и способствовать этому движению. В общей экономике не может быть много стабильности без стабильности в инвестиционных условиях, а стабильное инвестирование полностью зависит от знаний и фактов. Важной составной частью спадов, которые мы все жаждем уменьшить или избежать в будущем, является стремление бизнеса строить большие капитальные структуры в периоды процветания, не учитывая соотношения с будущей рентабельностью. Сомнительно, чтобы общественное право или частный пример смогли когда-либо полностью устранить этого вечного врага стабильной экономики. Но его можно контролировать, сравнивая по крайней мере с предыдущими периодами. Он контролируется более полной и точной информацией, касающейся промышленных компаний, за которую Нью-Йоркская фондовая биржа так долго боролась.

Возможно, самая серьезная угроза стабильности на американских инвестиционных рынках очень старая и очень распространенная проблема мошеннических ценных бумаг. Не сомневаясь, я утверждаю, что гигантские суммы, каждый год вливаемые в бесполезные и нечестные предприятия неопытными американскими инвесторами, которых убедили это сделать, являются не только серьезной утечкой ресурсов американской экономики, но и важной причиной, препятствующей и ограничивающей надлежащую стабилизацию наших национальных экономических условий. В последние годы Нью-Йоркская фондовая биржа предпринимала упорные и энергичные попытки предупреждать инвесторов нашей страны о мошенниках, занимающихся ценными бумагами, и при помощи тесного сотрудничества с государственными и частными органами и организациями, борющимися с подделкой ценных бумаг, сделать обвинение в мошенничестве с ценными бумагами более определенным, более суровым и более эффективным. До тех пор, пока эта наиважнейшая задача по борьбе с мошенниками ценными бумагами и всей их деятельностью не будет активно воспринята бизнесменами по всей стране, не будет эффективно устранена и постоянная и серьезная угроза стабилизации экономики в этой стране.

Вероятно, наиболее очевидная услуга, осуществляемая фондовой биржей в интересах экономической стабильности, состоит в высокой степени ликвидности, которую она предоставляет огромной совокупной сумме ценных бумаг, котирующихся на ней. Рыночная стоимость ценных бумаг, котирующихся на Нью-Йоркской фондовой бирже, в настоящее время доходит почти до семидесяти миллиардов долларов – суммы, равняющейся приблизительно от четверти до одной пятой всего нашего национального богатства. В целом работа Нью-Йоркской фондовой биржи по поддержанию надежного открытого рынка для ценных бумаг ведущих американских компаний была за столетний период очень успешной. В связи с проблемой стабилизации экономики эта основная функция фондовой биржи – делать котирующиеся на ней ценные бумаги всегда пригодными для продажи и покупки – чрезвычайно важна. В прошлом в нашей стране паника происходила не столько из-за любой реальной бедности или отсутствия собственности, сколько от внезапной неликвидности или непродаваемости собственности. Благодаря в основном Нью-Йоркской фондовой бирже, акции и облигации оказались самым быстро продаваемым товаром, какой у нас есть. Вновь и вновь, когда сырье, недвижимость и даже основные продукты питания внезапно оказываются непродаваемыми, бизнесмены имеют возможность пережить эти временные трудности со средствами, полученными от продажи своих ценных бумаг на фондовой бирже. Особенно важно, с точки зрения национальной экономики, иметь такого рода рынок, где ценные бумаги могут быть быстро проданы. 

Поскольку ценные бумаги, насколько это касается их держателя, представляют собой излишки, следовательно, и Нью-Йоркская фондовая биржа – это рынок излишков национального богатства. Как и другие излишки, они растут во времена процветания и сокращаются в дни бедствий. Собственно говоря, те же экономические силы, вызывающие повышательные и понижательные движения наших личных излишков, ответственны за основные повышательные и понижательные движения цен ценных бумаг на фондовой бирже. Конечно, желательно, чтобы к этим чередованиям роста и сокращения наших излишков относились с наименее возможной силой или нагрузкой – или, если представить проблему в слегка другом виде, движение цен ценных бумаг на фондовой бирже следует стабилизировать. Но с самого начала необходимо понять, что любая программа по такой чрезвычайной стабилизации цен ценных бумаг, которая не допустит полного использования наших излишков, будет, во-первых, обманом, во-вторых, ужасно губительной для всей экономики. Как указывал один выдающийся финансист прошлого поколения, единственная причина для сохранения излишков – их использование. Если американская экономика ожидает получить для себя стабильность в плохие времена за счет сбрасывания на фондовых рынках инвестиций в ценные бумаги, она не должна жаловаться, если цены в результате ее деятельности на этих рынках будут испытывать значительные колебания.

Важно отметить, что фондовая биржа осуществляет такие же стабилизирующие услуги в этом смысле для банков, какие она делает и для индивидуальных инвесторов. Банки нашей страны держат государственные и корпоративные облигации на очень большие суммы, и они в основном ликвидные средства, потому что многие из них могут быть незамедлительно проданы на фондовой бирже. Как стабильность общей экономики в основном зависит от ликвидности нашей банковской системы, так и последняя в свою очередь зависит в значительной степени от ровного и эффективного действия рынка ценных бумаг. Но рынок фондовой биржи по существу демократичен. Он открыт для всех инвесторов, больших и малых, на абсолютно равных условиях. Поэтому значительное падение курса ценных бумаг на бирже почти автоматически влияет на покупательную способность инвесторов во всех уголках Соединенных Штатах, стоящих за котирующимися у нас ценными бумагами. Работа, которую фондовая биржа проделывает, организуя и мобилизуя покупательную способность американской инвестирующей публики, важный вклад в дело общей экономической стабильности.