dburygin 1
-15
All posts from dburygin 1
dburygin 1 in dburygin,

В защиту Греции

В последнее время Грецию не пинал только ленивый. После того как вчера греческий парламент все-таки одобрил программу Тройки, стало еще принято позлорадствовать: мол, не было выхода другого, когда поняли греки, пошли на попятную. Я хочу здесь, наконец, собрать все аргументы против греческой позиции и на все ответить с непопулярной целью – защитить эллинов.

Здесь, кажется, многие настроены также против греков. Такой позиции придерживаются уважаемые г-н Трумп и г-н Эдгар. Логика их понятна: ленивые греки понабрали кредитов, не смогли их отработать и теперь не хотят возвращать, да еще и шантажируют кризисом. Особенно в нашем российском контексте такая ситуация кажется банальной – когда соотечественники взяли в больших количествах, не думая, легко отпускаемые кредиты, а в кризис не знают, как теперь быть. Вот примерно так это нам представляют:

Только здесь производится довольно ловкая подмена: не очень ясная «этическая» претензия перемешивается с экономическими доводами да еще и наслаивается сверху политическое измерение. В итоге разговор уводится, собственно, от главного предмета спора: о плане жесткой экономии, которую навязывает Греции Тройка кредиторов, о том, насколько она эффективна.

Щедрость

Когда Греция на фоне ухудшающегося кризиса (дефицит бюджета составлял 15,5%, а долг возрастал на 12% в год) начала в 2010 году усиленно продавать свои облигации на 5 и 10 лет с высокой доходностью, стало понятно, что страна будет долго лавировать на краю дефолта. Первые транши финпомощи пошли на погашение краткосрочных выплат иностранным банкам (они держали около 70% греческого долга), а реструктуризация долга была задержана на два года.

Программа 2010 года по итогам привела к росту долга Греции, несмотря на серьезную корректировку бюджета и режим действительно «жесткой» экономии. Собственно, этот режим начал душить экономику, не давая ей по-настоящему вздохнуть в течение пяти лет. Без всякой перспективы роста. Покупательская способность населения снизилась на 37%, долг вырос на 57%, около 100 000 компаний обанкротились. На момент январских выборов, когда к власти пришла Сириза, 40% жили за чертой бедности (по меркам ЕС, конечно), а безработица среди молодежи достигла 50%.

7 июля Тройка предъявила условия: никаких краткосрочных займов, только программа помощи в полном объеме. Те обещания, которые Греция уже дала (пенсионная реформа, налоговая реформа) не могут быть отменены. Новые условия предполагают снижение бюджетных затрат (то есть урезание пенсий и зарплат бюджетникам), увеличение налогов. А это противоположно  предвыборным обещаниям Сиризы. Никакого обсуждения реструктуризации долга и частичного списания, пока не будут детально обговорены все реформы, предложенные Тройкой. При этом  МВФ уже выступил недавно с таким комментарием, что с греческой круговой порукой можно справиться только в случае частичного списания долга.

Варвары и гопники

Насчет того, как проходят переговоры, и что греки «потратили все это время на шантаж, вместо того чтобы договориться с кредиторами». Протокололы с переговоров я нигде не нашел, их, видимо, и нет в свободном доступе. Каждая из сторон говорит, что противоположная блокирует любые предложения. В частности, Варуфакис называет какие-то конкретные предложения, которые Тройка не хотела даже рассматривать: ей, мол, нужно все и сразу, либо принимают греки весь предложенный план целиком, либо не принимают. Кроме того, не обсуждалась даже возможность пересмотра отдельных пунктов программы, подписанной предыдущим греческим правительством. Греки делали предложение, например, по НДС, европейцы его отклоняли, не предлагая ничего взамен. В свою очередь европейцы говорят о полной недоговороспособности Варуфакиса, об ультимативной форме его предложений.

Что там было на самом деле неизвестно. Но тем не менее, конкретные предложения были. Образ такого «Ноздрева», заговаривающего зубы, чтобы не платить по счетам, который приписывается грекам, это скорее всего искусственный конструкт. На самом деле греческое правительство предлагало много конкретных решений. Только все они находятся за пределами программы жесткой экономии и навязываемых реформ, а значит в принципе не рассматриваются Тройкой.

Чего добивается Ципрас? Предыдущее правительство неукоснительно выполняло все условия плана поддержки, проводила все реформы. Это Грецию не спасло, как известно. Главная цель нового правительства – доказать, что программа Тройки неэффективна и добиться возможности для страны выбиться из порочного круга.

«Вы не проводите реформы»

Еще один миф: обнаглевшие греки не выполняют хотя элементарную вещь – проводить реформы, которые им предписывает Тройка, чтобы наконец выйти из тупика, в который страна сама себя завела. Ципрас просто-напросто боится пойти на непопулярные, но необходимые меры: снизить пенсионный возраст, сократить долю бюджетников, урезать социальные расходы.

Были не только реформы, но и результаты. Доля работников госсектора сократилась на 25%, с 907 351 в 2009 году до 651 717 в 2014.

Бюджетный дефицит сократился с 15,6% в 2009 году до 2,5% в 2014 году. Таким результатом ни одна страна в мире не могла похвастаться за данный период. В 2010 году Doing Business report поставил рейтинг Греции по благоприятной для бизнеса среде на 109 место. А в 2015 страна уже поднялась на 61 место.

Вот график по пенсионному возрасту в ЕС до 2060 года.

Голубая линия указывает на пенсионный возраст показывает средний возраст выхода на пенсию без реформы. Красная линия – аналогичный показатель с учетом проведения реформы. Греция (обозначается EL) после проведения реформы переместилась из позиции с самым низким пенсионным возрастом до одной из самых высоких в Европе.

Правительство Ципраса, которое, как принято считать, «не провело ни одной реформы», «не заботилось о спасении страны», на самом деле тоже не сидело сложа руки.

Количество всевозможных госчиновников, советников в правительстве существенно сократилось. Ликвидировали половину министерского автомобильного парка, треть сотрудников в здании правительства, 40% подчиненных премьер-министра. Это, может быть, не исправить радикально плоды 35 лет коррумпированной власти и системы государственного патронажа, но нужно понимать, что у нового правительства было всего лишь пять месяцев, а большую часть времени им приходилось тратить на переговоры с довольно непреклонными кредиторами.

В ответ на обвинения Верхофстадта Ципрасу (его активно перепощивали все), что тот  ничего не делает с привилегиями в стране, Ципрас заметил, что за время у власти новое правительство подписало важное соглашение со Швейцарией, которое обяжет греков платить налоги, если их средства находятся за границей. И еще ряд важных законов: чтобы олигархи-медиамагнаты начали платить налоги, чтобы усиленный таможенный контроль ограничивал контрабанду и т.д.

Спасение утопающего

ЕС всегда боялся греческого дефолта. Если Греция объявит дефолт и ничего страшного с ней не произойдет, это смогут сделать и другие страны, а инвесторы начнут опасаться парада дефолтов, поднимут процентные ставки и замедлят европейскую экономику. Эти самые частные инвесторы кредитовали греков без разбора, будучи уверенными, что Германия никак не кинет греков, и им ничего не грозит.

Вот представьте себе такую картину: в Африку сейчас бегут стаей кредиторы, раздают кредиты направо и налево, долги африканских стран растут непомерно, их склоняют к рабскому существованию, чтобы хоть что-то платили, гады. Списывать никто ничего не собирается, но вот порассуждать, что тупые и ленивые негры не умеют и не хотят работать - это вот с удовольствием. Такой подход кредиторов не слишком далек от того, что мы наблюдали в Греции.

Беря впоследствии деньги у «официального» сектора (европейских институтов), чтобы расплатиться с частными кредиторами, Греция сама не понимала, на что подписывается, увеличив свой долг и оказавшись в условиях неограниченной власти Тройки и под жестким давлением.

Кстати ни в каком законодательном акте не прописано, что институты ЕС должны предоставлять помощь проблемным странам. Более того, конструкторы еврозоны изначально предполагали, что никаких «бейл-аутов» не будет. Во многом, решение о помощи Греции было продиктовано желанием спасти немецкие и французские банки, держащие греческие долги. А в 2010 году, после кризиса, спасать банки напрямую было не слишком популярным решением. Вторая причина – паническая боязнь институтов ЕС дефолта какой-либо страны в еврозоне. Так что любыми путями нужно предотвратить дефолт.

В конечном счете финансовая помощь навредила всем: немецким бюджетникам и пенсионерам, которым сократили зарплаты и госрасходы ради греческой экономики, грекам, до которых эти деньги так и не дошли.

Равноправные переговоры с хозяином 

Как ни крути, еврозона – это потенциально токсичная валютная система, работающая больше на интересы Германии. Любой несогласный тут же подвергается обструкции, остракизму и угрозам дамокловым мечом – изгнанием из еврозоны с невыносимой ношей появившихся в результате этого проблем.

Такой вывод можно сделать по не имевшим до этого места, а сейчас участившимся угрозам Grexit'ом Греции. Министр финансов Шойбле говорит о выводе Греции из еврозоны чуть ли не на каждом заседании или встрече с оппонентами. В субботу, в частности, Шойбле официально предложил Греции взять «тайм-аут», то есть выйти из зоны временно. Что значит «временно» в данном случае? Это загадка. Но все более-менее понимают, что выход из евро для Греции будет катастрофическим в текущей ситуации. В стране просто не будет денег.

В сущности, это превентивное устрашение. Экономический вариант знаменитой «дипломатии канонерок» в отношении должников. Любая страна, которая не подчиняется фактическому центру, может идти на все четыре стороны со своими проблемами. Поматросили и бросили, в общем.

Собственно, воля стран, входящих в еврозону, находится в политическом поле. Они хотят быть интегрированными в единую стабильную систему. После 1999 года, когда Италия ввела евро, у нее вообще не было роста производительности (хотя до 1999 года, какой-никакой был). Схожая ситуация с Финляндией, Франция испытывает стабильный дефицит текущего счета. Как только всем станет очевидно, что система работает в экономических интересах одних, в ущерб другим, страны забудут про политическую плоскость, начнут взвешивать экономические плюсы и минусы нахождения в зоне. Что неминуемо приведет к ее развалу. Это прекрасно понимает Меркель, которая разговаривает намного более мягко с греками.

Тем не менее роль Германии в еврозоне лидирующая, это неоспоримо. Вместе с тем, есть принципиальный порок в экономической политике Германии, которая работает скорее в минус всей еврозоне. Название этому – положительный торговый баланс, когда страна производит и экспортирует больше, чем потребляет. Избыточные сбережения Германия дает в кредит странам, которые используют его, чтобы покупать немецкие товары. Германия вкладывает средства не в собственный рост потребления, а в чужой – там, где это потребление превышает производство и приводит в конечно счете к дефициту торгового баланса. Такая порочная система вредит как Германии, так и менее развитым странам ЕС. И это целиком – осознанное решение Германии.

В 2007 году положительный торговый баланс Германии достиг 195 млрд евро, три пятых из которого пришли из еврозоны. Реальный труд Германия обменивает на облигации, которые, возможно, никогда не будут погашены. Проблемные страны, именуемые презрительно PIIGS (аббревиатура по первым буквам названий – Португалия, Ирландия, Италия, Греция, Испания – и созвучное английскому слову «свиньи») столкнулись с сокращением торговли с Германией из-за жесткой экономии. Германия подавляет потребительский спрос в ряде европейских стран, то есть ее экономическая политика идет в ущерб экономическому росту Европы.