Информагентство Финам
2
All posts from Информагентство Финам
Информагентство Финам in Финам,

Плюсы и минусы промышленной конъюнктуры

Резкое улучшение экономической конъюнктуры в мае, фиксируемое Росстатом, в значительной мере связано с преходящими факторами и несовершенством данных, хотя определенное улучшение ситуации в сфере потребительски ориентированных производств налицо. Для придания оживлению устойчивого характера необходим стабильный рост инвестиционной активности.

Согласно данным Росстата, в мае произошло резкое ускорение роста промышленного производства до 5,6% год к году (рис. 1; против 0,7% прироста в январе-апреле), что, по оценке Минэкономразвития, привело к ускорению роста ВВП в мае до 3,1% год к году (против 0,5% в первом квартале и 1,7% в апреле).

Рассмотрим подробнее динамику промышленного производства, которое за январь-май выросло на 1,7% год к году, опережая прирост ВВП за тот же период (1,3% по оценке Минэкономразвития). В определенной мере майский скачок этого года связан с преходящими факторами: большим, чем в прошлом году, числом рабочих дней (20 вместо 19), а также необычайно холодной для этого времени года погодой, способствовавшей росту выработки электроэнергии, пара и горячей воды и добычи газа относительно того же периода прошлого года на 2,3, 9,8 и 21,3% соответственно. Другая причина резкого роста – недостаточное качество данных. 

1. Динамика промышленного производства по данным Росстата, прирост год к году, в % (если не указано иное)

Источник: CEIC Data, Росстат, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ.

По данным Росстата, в мае объем промышленного производства с исключением сезонного и календарного факторов был на 3,7% выше среднегодового уровня 2014 г. На рис. 2 это выглядит как пробитие устойчивого "уровня сопротивления". Однако вряд ли это так. На рис. 2 видна высокая волатильность оценок Росстатом динамики производства относительно среднегодового уровня 2014 г., в частности, резкие подскоки в феврале и ноябре 2016 г., подобные тому, что произошел в нынешнем мае. Альтернативные оценки динамики промышленного производства нами и другими подразделениями НИУ ВШЭ (на рисунке 3 помимо опубликованных данных Росстата даны оценки проф. Э. Баранова – Институт "Центр развития" и В. Бессонова – Лаборатория проблем исследования инфляции и экономического роста.) показывают более сглаженную динамику промышленного производства и позволяют оценить его майский объем на уровне, близком к апрельскому и не намного выше плюс 2% относительно среднегодового уровня 2014 г. (рис. 3).

2. Динамика промышленного производства по данным Росстата (ОКВЭД 2) в январе 2016 – мае 2017 гг., с устранением сезонного и календарного факторов, в %

Источник: Росстат, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ.

3. Динамика промышленного производства по данным Росстата (ОКВЭД 2) и НИУ-ВШЭ, в январе 2015 – мае 2017 гг., с устранением сезонного и календарного факторов, в % к среднемесячному значению 2014 г.

Примечание: НИУ-ВШЭ-272 – использованы данные по 272 видам промышленной продукции; НИУ-ВШЭ, ОКВЭД2 – использованы данные ОКВЭД2.
Источник: Росстат, НИУ ВШЭ (http://sophist.hse.ru/hse/nindex.shtml), расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ.

Впрочем, и с учетом сказанного выше, определенное улучшение промышленной конъюнктуры имеет место. Новые данные Росстата фиксируют рост промышленного производства с исключением сезонного и календарного факторов в течение трех последних месяцев, чего до сих пор в посткризисный период не наблюдалось (рис. 2). Повышательный тренд в целом за последние месяцы виден и по альтернативным оценкам (рис. 3). Будет ли это улучшение динамики промышленности устойчивым и приведет ли оно к устойчивому ускорению роста ВВП в целом?

С одной стороны, в промышленности наблюдается ряд позитивных тенденций. Появились признаки торможения снижения численности занятых в промышленности, что может говорить о росте спроса на труд в связи с ожидаемым улучшением конъюнктуры (рис. 1). Среди других позитивных тенденций: высокий в последние полгода уровень рентабельности продаж в целом по промышленности (10-15%) (что может стимулировать инвестиционную активность в высокодоходных секторах), а также рост реальной заработной платы темпами более чем на 5-7% год к году (рис. 1). Рост реальной заработной платы столь высокими для нынешних времен темпами объясняется торможением потребительской инфляции и ростом номинальной заработной платы в обрабатывающей промышленности в последние месяцы примерно на 12% год к году в среднем за месяц (рис. В целом за январь-май 2017 г. среди лидеров по темпам прироста выпуска находятся производители потребительских товаров (автомобилей, лекарств, одежды, мебели) и промежуточной продукции (табл. 1 Вклады видов экономической деятельности в прирост промышленного производства в 2017 г. относительно того же периода прошлого года (отранжировано по приросту в январе-мае). Многие производители продукции инвестиционного назначения, как видно из той же таблицы, пока находятся среди тех секторов, которые, напротив, сокращают выпуск наибольшими темпами (в эту же группу входят производители табачных изделий).

С другой стороны, есть и тенденции, которые могут препятствовать дальнейшему оживлению. Среди них – серьезное торможение в мае роста цен производителей (до 5,9% год к году с 11,7% в среднем за месяц в январе-апреле). Это может не позволить и далее увеличивать номинальные заработные платы в промышленности прежними темпами, а значит, негативно повлияет на рост потребительского спроса, если эффективность производства не будет обеспечена дальнейшим ростом инвестиций.

При этом продолжение роста инвестиций, которые в начале года ожили и в первом квартале выросли на 2,3% год к году, под вопросом, поскольку имеет место тенденция к снижению все еще высокой рентабельности (рис. 1), которая к тому же в обрабатывающей промышленности примерно в два раза ниже, чем в добыче, и находится на уровне гораздо более низком, чем ключевая ставка Банка России и стоимость банковских кредитов. Этот разрыв в доходности производства и стоимости кредитования пока лишь частично компенсируется ускоренно растущим в последнее время рынком корпоративных облигаций.

При этом следует отметить, что в последние месяцы наметился рост привлечения банковских кредитов нефинансовым сектором российской экономики, объем которых до этого в течение пяти кварталов стагнировал или снижался. Во втором квартале их объем вырос, по нашей предварительной оценке, более чем на 300 млрд руб. относительно предыдущего квартала (рис. 4), что, означая активизацию поддержки банковской системой экономического роста, несомненно, будет способствовать оживлению экономики.

4. Объем инвестиций в основной капитал, балансовой прибыли по экономике в целом и прироста кредитов небанковскому сектору в 2011-2017 гг., за текущий квартал, в номинальном выражении, млрд руб.

Источник: CEIC Data, Росстат, Банк России, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ. 



Миронов Валерий, Институт "Центр развития" НИУ ВШЭ