Василий Киташов
2
All posts from Василий Киташов
Василий Киташов in Возражения и выводы,

"Открытое общество" или Плохой, но хороший капитализм.

Своего рода икона господ либералов  Джордж Сорос и его  «Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности».

Сорос – один из разрушителей СССР:через свой фонд «Открытое общество»  он, как пишет в порыве откровенности сам, «был тесно вовлечен в про­цесс дезинтеграции советского общества».Видимо, это один из умнейших капиталистов нашего времени, ясно представляющий себе неизбежность гибели капитализма как исторически сложившегося способа производства. Однако, он считает капитализм «лучшим из миров» и предлагает переосмыслить и реформировать систему мирового капитализма ради ее спасения.

Как известно, :15 сентября 1992 года, в  "черную среду", Джордж Сорос заработал около миллиарда долларов. Он предпринял ряд операций, которые были связаны с быстрым падением английского фунта. Именно после этой махинации к Соросу прочно прилепилось прозвище "Человек, обрушивший Банк Англии". Все свои деньги Джордж Сорос «заработал", играя на понижение. Основная тактика Сороса – теория рефлексивности фондовых рынков. Согласно этой тактике, все торговые решения принимаются спекулянтом на основе ожиданий цен в будущем. Некоторые специалисты считают, что Сорос обязан своим успехам дару финансового предвидения. По другой версии, Сорос получает инсайдерскую информацию от высокопоставленных разведывательных, политических и финансовых кругов наиболее крупных стран мира. В 2002 году Парижским судом он был признан виновным в получении конфиденциальной информации и приговорен к штрафу в 2,2 млн евро. Суд посчитал, что благодаря владению конфиденциальной информацией, он сумел заработать больше 2 млн. долларов на акциях французского банка Societe Generale.

Сорос не просто биржевой спекулянт. Это активный антикоммунист, претендующий на лавры не только финансового, но и политического гения, умеющего разрушать  государства и их экономику, на роль теоретика  капитализма как «открытого общества»

В одном месте спекулянт Сороссам признает, что марксистский анализ капитализма более обстоятельный и более соответствует действительности, чем модные в настоящее время буржуазные экономические теории «равновесия», которые он подвергает убедительной критике. Но ряд признаков, характерных для антикоммунистических теорий, убеждает в том, что фразеология Сороса преследует цель замаскировать  теоретическую атаку  именно на марксизм-ленинизм.

Идеальное, утверждает марксизм, есть материальное, перемещенное в наше сознание процессом познания. А созданные человеком материальные предметы, есть   воплощение  идеального в этих предметах. В этом смысле человек посредством своего сознания меняет реальность. Вырванные из общего контекста, некоторые мысли Сороса однозначно выглядят идеалистически, например, он пишет: «Не существует реально­сти, независимой от мышления участников, существует реаль­ность, зависимая от мышления». Но в контексте общих рассуждений можно понять и так, что сформировавшиеся в результате познания существующей реальности представления и ожидания людей (мыслящих участников рынка) влияют на последующее состояние реальности, поскольку эти участники рынка предпринимают определенные действия в соответствии со своими представлениями и ожиданиями. Тем не менее,в целом  теория Сороса являетсяидеалистической.Свою концепцию Сорос характеризует «тремя ключевыми терминами: ошибочность, рефлексивность и открытое общество».

Соросовская «ошибочность  »есть не что иное, как марксистское понимание относительной истины: все наши представления о реальности в той или иной степени ошибочны, поскольку истина всегда относительна. Но  Сорос идет дальше: по существу он отрицает  объективность истины, следовательно, стоит на идеалистических позициях  агностицизма.  Его «рефлексивность», «механизм двусторон­ней обратной связи между мышлением и реальностью», есть не что иное, как марксистское понимание бытия человека и его сознания: наше бытие определяет, каким быть нашему сознанию, а наше сознание вырабатывает решения, осуществление которых меняет наше бытие. Но Сорос идет дальше: по существу он отрицает объективный характер  естественно-исторического процесса и ставит общественное развитие в зависимость  от «типа мышления».Что касается концепции «открытого общества», то тут Сорос в плену типично буржуазных представлений о капитализме, как лучшей организации общества из всех возможных, следовательно, он – поклонник «вечности»  капитализма, который, однако, должен быть «открытым»  для реформирования и совершенствования.

 По поводу таких буржуазных теоретиков Маркс писал: «Все они говорят вам, что конкуренция, монополия и т.п. являются в принципе, то есть если их взять как отвлеченные понятия, единственными основами жизни, но что на практике они оставляют желать многого. Все они хотят конкуренции без пагубных последствий конкуренции. Все они хотят невозможного, то есть условий буржуазной жизни без необходимых последствий этих условий. Все они не понимают, что буржуазный способ производства есть историческая и преходящая форма, подобно тому как исторической и преходящей была форма феодальная».

Сорос  однозначно  стоит на идеалистических  позициях, излагая свое понимание истории. Это понятно: для человека, который считает  лучшим из миров «совершенствующийся» капитализм и  незыблемой основой экономики  частную собственность, исторический материализм неприемлем. В этой части его сочинения «реальность зависит от мышления» в прямом смысле слова. По Соросу так называемое «традиционное» мышление формирует «органическое» общество,(сопротивляясь любым переменам); «критическое» мышление, которое он проповедует, -создает «открытое» общество («совершенствующийся» капитализм);  «догматическое»  мышление, которое «не терпит никакой неопределенности»,-определяет  «закрытое» общество (коммунизм). И, разумеется, открытое общество предлагает человеку свободу, которой он не имеет в закрытом обществе. Временами Сорос вспоминает  о влиянии общества на мышление, но эти воспоминания не возвращают его к действительности: он видит, что нестабильность  рыночных отношений несет угрозу капиталистической системе, видит разрушительные  последствия для  капитализма  всеобщей власти денег и всеобщей погони капиталистов за прибылью; он просто вопит о том, что «открытое общество не может выжить без сознатель­ных усилий сохранить его», а  его «рецепт лечения»- все в той же области мышления -надо «перестраивать мораль и общественные ценности». Спекулянт, якобы не понимает, что капиталистические общественные отношения (как обуславливающая объективная реальность) порождают буржуазную мораль с ее ценностями (как обусловленную объективную реальность), а не наоборот.

В одном месте своего «романа» Сорос жалуется, что люди не вдохновляются его идеями «открытого общества», и, надо понимать, горько об этом пожалеют. По-видимому, он этот «роман» написал для того, чтобы дурачить всех, как он это делает в своем спекулятивном бизнесе. Его сочинение, кстати, интересно некоторыми откровениями и признаниями, из которых следует, что  Сорос-капиталист  такой же аморальный и циничный  охотник за деньгами и прибылью, как и остальные его собратья, такое же «дитя рынка».И он учит, что надо обуздать свое стремление к прибыли, говорит о «морали», о «социальных ценностях»!  Его разрушительная деятельность в России достаточно хорошо описана. Перед нами не только антикоммунист. Это философствующий  потрошитель, который, вдобавок, гордится своей ролью и своими успехами. Эти успехи  стали возможными не только, благодаря его таланту потрошителя, но и тем обстоятельствам, которые объективно сложились и складываются на мировом рынке, в мировой экономике, в естественно-историческом процессе общественного развития. Финансово-политический гений  Сороса проявился в том, что он сумел  использовать  эти обстоятельстваи в целях личной наживы и в целях классовой борьбы  капиталистов противСССР и социализма.

Капитализм, вздыхает Сорос, не возвращается к равновесию, поэтому государство должно активно поддерживать стабильность на финансовых рынках. Невмешательство государства в экономику – рыночный фундаментализм; именно он  ведет к нестабильности, считает этот вздыхатель вопреки многим нашим  поклонникам рынка. Спекулянт Сорос лукавит. Неравномерность развития капитализма – известная аксиома. В этом обществе экономические кризисы неизбежны, причем они становятся все более частыми и более затяжными. Можно даже утверждать, что следующий виток  кризиса начинается теперь наряду с  первыми проблесками надежды на  экономический подъем; это выражается, например, в безостановочном росте  цен. Спекулянту Соросу важен не подъем экономики с помощью государства (это в условиях капитализма весьма сомнительно), а нужны государственные вливания в банковскую систему («стабилизация»на финансовом рынке)  в  периоды  острого кризисного  «неравновесия». Ему  важно «зарабатывать»  на  финансовых спекуляциях  за счет бюджетных средств   независимо от какого-то кризиса. Поэтому догма о невмешательстве государства в экономику («в дела гражданского общества»)  сейчас, когда капиталистические производительные  силы  все более сковываются  производственными отношениями  частной собственности, - эта догма  становится неудобной. Что же, пожелания Сороса послушно выполняет российское правительство. Например, в период «финансового кризиса» 2008 года оно все нефтегазовые доходы страны немедленно передало банкирам, как только банки  зашатались.

Теперь о «закрытом» и «открытом обществе». Современное  общество – классовое.«Закрытость»,«открытость» и прочие характеристики  определяются  именно этим обстоятельством. Не тип  мышления, «догматический» по Соросу, обусловил так называемую  «закрытость»  советского общества, а обстоятельства классовой борьбы. Кстати, другие буржуазные социологи считают, что советское общество было одним из наиболее открытых, поскольку обеспечивало грандиозную мобильность населения (переход из одной «страты» в другую). Знакомая сказка о «железном занавесе»  искажает факт антисоветской политики и диверсий   империалистических держав, их стремление экономически  и  политически  изолировать  СССР. Общество формируется не его идеологией, а  его бытием в целом.

 Бытие советского общества  было  основано на общественной собственности  и социалистической демократии, но эти основы подрывались  партийно-государственной бюрократией и  антисоветской политикой империалистического окружения (которая объективно поддерживала движение бюрократии к реставрации капитализма).Ленинизм, который спекулятивно представляют как советскую догматическую идеологию, означает единство  теории научного коммунизма и практики коммунистического строительства. Это не диалектическое единство противоположностей, а единство обусловливающей и обусловленной  реальности, когда  теория проверяется и обогащается практикой, а практика должна носить характер сознательной и теоретически обоснованной деятельности.  Бюрократия в послевоенные годы, во-первых, оторвала теорию от практики, а во-вторых, под видом ленинизма продвигала ревизионистские (спекулятивно извращающие ленинизм) теории. Вопреки Соросу«мышление» в советском  «закрытом»  обществе, мышление бюрократии,было не догматическим, а ревизионистским.

Зацикленный на частной собственности, Сорос  не понимает социалистическую экономику. Для него экономика- это движение капитала.Он говорит:«в СССР капитал распределялся не на основании экономических соображений, а на основании  политических и квазирелигиозных догм». Между тем, планомерное и пропорциональное развитие экономики, недостижимое в условиях  свободного движения капитала, - это и есть  экономические соображения при социализме. Та часть  общественного достояния  СССР, которая направлялась наразвитие экономики, - это не капитал в том смысле, как его понимает спекулянт Сорос. Ибо целью движения капитала является прибыль капиталистов, а экономическое развитие выступает как побочный эффект. В СССР, особенно в  сталинский период,целью было именно экономическое развитие (для удовлетворения потребностей общества), а  «прибыль»  или, точнее, наращивание  общественного достояния, прибавочный  национальный продукт, -побочным эффектом.Единство ленинской теории и сталинской практики  обеспечивало стремительный рост производительных сил, ускоренную индустриализацию страны. Как только этого единства не стало и вместо ускоренной  индустриализации (на новом этапе научно-технической революции - информатизации)  бюрократы стали  заниматься ускоренным потреблением, -создались условия для отставания в развитии производительных сил, следовательно, для реставрации капитализма. Так обстояло дело в действительности. Диктатура пролетариата, победившая внешнего врага в ходе Великой Отечественной войны, ослабила бдительность в отношении наиболее коварного и порождаемого любым государством внутреннего врага, бюрократии. Именно в этом была ее роковая ошибка. Она не использовала  ленинский рецепт борьбы с бюрократией потому, что этот рецепт был спекулятивно замусолен самой бюрократией

."Рабочие,- писал Ленин в августе-сентябре 1917 г.,- завоевав политическую власть, разобьют старый бюрократический аппарат, сломают его до основания, не оставят от него камня на камне, заменят его новым, состоящим из тех же самых рабочих и служащих, против превращения коих в бюрократов будут приняты тотчас меры, подробно разработанные Марксом и Энгельсом: 1) не только выборность, но и сменяемость в любое время; 2) плата не выше платы рабочего; 3) переход немедленный к тому чтобы все исполняли функции контроля и надзора, чтобы все на время становились "бюрократами" и чтобы поэтому никто не мог стать "бюрократом".

Эта теория не воплотилась в практику, оторвалась от практики, была замусолена болтовней  о «демократическом централизме».Только в период войны отрыв практики от ленинской теории в этом вопросе и, как следствие, рост бюрократии был извинителен: война требовала военной диктатуры не избираемых, а  назначаемых  ответственных лиц. Откровения Сороса о его разрушительной деятельности  в России представляют интерес только как свидетельские показания для обвинения  империализма и его российских прихвостней в злодеяниях против трудящихся  России.

Указывая по существу на  отрыв теории общественного развития от практики в СССР, спекулянт Сорос называет это явление  «статическим неравновесием».Никакого равновесия или неравновесия между теорией и практикой быть не может; между ними может быть только единство или отсутствие единства. Теоретически побудительным мотивом к развитию любой экономики является как раз неравновесие, но не между  теорией и практикой, не между сознанием и бытием.При достаточном уровне развития производительных сил в  условиях социализма это неравновесие между общественными потребностями  и объемами производства; при капитализме – неравновесие между спросом и предложением. Кризис возникает: при социализме -когда не могут быть удовлетворены общественные потребности из-за недостаточного развития производительных сил (недопроизводство);при капитализме -когда платежеспособный  спрос  падает и порождает «перепроизводство».Слово «перепроизводство»  потому в кавычках, что на самом деле для  удовлетворения общественных потребностей  товаров производится мало, они просто не покупаются из-за нищеты потребителей.Общественные потребности капиталистов не волнуют. А спекулянт Сорос по этому  вопросу заявляет следующее: «Ошибочность порождает рефлексив­ность, а рефлексивность может создать условия нестабильно­го неравновесия, или, проще говоря, вызвать политический и экономический кризис. И в наших общих интересах — избе­жать таких состояний. Это то общее основание, на котором можно строить мировое сообщество. Одновременно это озна­чает признание открытого общества в качестве желаемой нор­мы общественной организации».Между тем известно, что кризисы – непременное следствие свободного движения капитала, имманентное свойство капиталистической  экономики («открытого общества»). Это давно установлено экономической наукой. Следовательно, для того, чтобы «избежать таких состояний», надо покончить с капиталистическим способом производства, именно это -то общее основание, на котором действительно можно  строить  действительно мировое сообщество.

Спекулянт Сорос утверждает, что  «открытое общество»  формируется  «критическим мышлением»и является  «близким к равновесию».Свое «критическое мышление» он сводитв основном к анализу и принятию решений  на финансовом рынке (говоря о своих инвестициях, он имеет в виду вложения в акции, спекулятивные операции на бирже и т.п., а не  организацию и развитие производства; единственное, что он «развивает» в России своими инвестициями – это разрушение советской системы народного образования).Утверждая, что «открытое общество»  совершенствуется, благодаря «критическому мышлению», и в то же время находится «в равновесии», Сорос тем самым напрочь убирает не только материализм, но и  диалектику из своих рассуждений.

Спекулятивные идеалистические и метафизические  рассуждения об «открытом обществе» являются бесстыдной апологетикой капитализма и ничем  более.Капитализм «совершенствуется» не благодаря «критическому мышлению», а в силу естественно-исторических тенденций развития и классовой борьбы. Это общество, несмотря на сопротивление «критически мыслящих участников рынка», неуклонно  движется к социализму; в его недрах вызревают новые производственные отношения, обусловленные изменениями в характере производительных сил. Спекулянта Сороса и ему подобных  пугает прежде всего  социализация  собственности; «мировая капиталистическая си­стема не устоит перед напором своих недостатков, если не на этот раз, то на следующий, — пока мы не осознаем, что она порочна, и своевременно не исправим ее недостатки», - пишет он, уверенный, надо полагать, что «наше» сознание действительно способно остановить  естественно-исторический процесс, поступь  всемирной истории. Но это тоже спекуляция, а спекулянт Сорос не такой болван. Просто, для него важно задерживать этот процесс, чтобы прелестей капитализма хватило до конца его дней. Не удивительно: идеологическая спекуляция – изнанка социального цинизма. Делая вывод о необходимости государственной«стабилизации финансового рынка», отпетый демократ-спекулянт Сорос пишет: «… многие заявляют, что необходима неко­торого рода диктатура, чтобы привести в движение экономи­ческое развитие. Экономическое развитие требует накопле­ния капитала, а это, в свою очередь, требует низких зарплат и высоких уровней сбережений. Этого положения легче достичь автократическому правительству, способному навязать свою волю людям, чем демократическому, учитывающему пожела­ния электората…». К этим многим он причисляет и себя, судя по его теориям. Итак, нужна более жесткая диктатура буржуазного государства для поддержания стабильности мировой капиталистической системы. При этом спекулянт Сорос делает вид, что буржуазное государство не является диктатурой буржуазии, - где-то более жесткой, где-то менее, но всегда  выполняющей задачу классовой борьбы против пролетариата и, следовательно, препятствующей общественному прогрессу. В целом можно сказать, что государственное вмешательство в капиталистическую экономику имеет место постоянно, но это вмешательство не организационное, не регулирующее экономику в интересах удовлетворения потребностей общества, а финансовое, ослабляющее колебания финансового рынка в интересах финансовой олигархии. Чего же еще нужно спекулянту Соросу? Ведь именно на  таком вмешательстве он настаивает для  спасения «открытого общества». Ничего ему не нужно кроме того, что требуется «теоретически» доказать возмущающимся трудящимся необходимость именно такой диктатуры буржуазного государства. Ход спекулятивной мысли таков: из возможного и несовершенного надо «выбрать» лучшее, «способное к совершенствованию»;таким «лучшим» является «открытое общество»; но «критическое мышление» однозначно признаёт, что «открытое общество» порочно, следовательно, его надо спасать, меняя общественную мораль. Теперь,скрывая истину о невозможности изменить буржуазную мораль без изменения обусловливающей реальности («открытого общества»), надо оправдать в глазах трудящихся бессовестное  использование бюджетных средств, денег налогоплательщиков, для «стабилизации финансового рынка», то есть перекачку этих денег в карманы финансовых олигархов. Такая красивая спекуляция! Но хрен редьки не слаще.Спекулятивное «открытое общество» есть тот же капитализм со всеми его пороками.