kin46117
9
All posts from kin46117
  kin46117 in kin46117,

Дефолт европейской демократии – в шаге от кризиса

Не происходит абсолютно никаких позитивных изменений на долговом рынке Европы

В очередной раз основное внимание экспертов приковано к развитию ситуации вокруг усиливающегося долгового кризиса в центральной и периферийной Европе, грозящего перерасти в масштабную экономическую рецессию и окунуть мировую экономику во вторую волну кризиса.

Судя по публикуемым в последнее время макроэкономическим данным, то, что евробюрократы из политкорректности именуют охлаждением экономической активности в еврозоне, все в большей степени носит признаки затяжной рецессии. Столь масштабного сжатия промышленного производства, сокращения капитальных вложений, ухудшения деловой активности в обрабатывающем секторе и сфере услуг, падения потребительских расходов Европа не наблюдала с активной фазы кризиса 2008–2009 годов.

Последний отчет Евростата, опубликованный в середине ноября, продемонстрировал беспрецедентное за последние 2,5 года ухудшение экономической ситуации в еврозоне. Прежде всего, речь идет о снижении оценочных темпов роста экономики валютного союза с 2,5% в первом квартале 2011 года до 1,4% по итогам третьего квартала, что стало минимальным значением за период с первого квартала 2010 года, когда Старый Свет только-только стал выходить из кризиса 2008–2009 годов.

Не лучше обстоит ситуация в промышленности еврозоны, которая продемонстрировала обвальное падение темпов роста выпуска товаров и услуг с 7,3% в феврале текущего года до едва заметных 2,2% по итогам сентября. При этом еще в августе годовой прирост промышленного производства превышал 5,3%.

В целом же в глаза бросается тот факт, что столь низких значений роста ВВП (1,4%), розничных продаж (минус 1,5%), промышленного производства (2,2%) и индекса потребительского доверия (минус 19,9) в зоне евро не наблюдалось более полутора лет. При этом индексы деловой активности в промышленности (47,1 пункта) и сфере услуг (46,4 пункта), а также индикаторы доверия инвесторов (минус 21,2 пункта) и делового климата (минус 0,18 пункта) обвалились до своих минимальных значений за период с середины кризисного 2009 года.

Несмотря на многочисленные заверения со стороны евробюрократов и непрекращающиеся "словесные интервенции" руководителей ЕЦБ, все больше напоминающие попытки словесных манипуляций рынком, не происходит абсолютно никаких позитивных изменений на долговом рынке Европы. Более того, в настоящий момент наблюдается очередное масштабное бегство спекулянтов и инвесторов из долговых бумаг стран – членов еврозоны.

Доходность десятилетних государственных облигаций Италии в очередной раз подскочила до 7,06%, приблизившись к рекордным 7,45%, зафиксированным 9 ноября. Доходность долговых бумаг Греции с аналогичным сроком погашения стабилизировалась на максимальных исторических уровнях 28,4%, что, судя по всему, объясняется масштабным выкупом бумаг Афин со стороны ЕЦБ, и особенно приближенных к нему западно-европейских транснациональных банков.

При этом стоимость заимствований по однолетним долговым бумагам Греции в очередной раз достигла рекордных отметок 250%, что вполне сопоставимо с 150–220% доходности по российским долговым бумагам, имевшим место в 1997–1998 годах в рамках пирамиды ГКО-ОФЗ и валютного коридора. Нечто подобное наблюдалось во время мексиканского "кризиса текилы" в 1994–1995 годах и финансового краха Аргентины в 2000–2001 годах. Во всех обозначенных случаях это закончилось финансовым кризисом, объявлением дефолта по обязательствам и глубоким экономическим кризисом. На сей раз в подобной ситуации либо уже находятся, либо рискуют оказаться не только периферийные страны ЕС, но и столпы Евросоюза в лице Италии, Испании и даже Франции.

Что характерно, спекулятивным атакам в последнее время подвергаются долговые бумаги не только стран периферийной Европы, которые в принципе не оказывают сколько-нибудь значимого влияния на общую экономическую ситуацию в Европе и практически никоим образом не вовлечены в процесс принятия решений. В настоящее время наблюдается утрата доверия к кредитоспособности системообразующих стран Старого Света в лице Франции, Бенилюкса, Голландии и прочих.

О масштабе долговых проблем в Европе в том числе свидетельствует резкое падение доходности по долговым бумагам Германии с 3,5% в апреле 2011 года до 2,1% в октябре и менее чем 1,78% по итогам 15 ноября. В результате столь масштабного бегства капитала в поисках "тихой гавани", которой стали долговые бумаги ФРГ, произошло стремительное расширение дифференциала доходности облигаций всех остальных стран – членов еврозоны с долговыми бумагами Германии.

Более того, впервые за долгое время стоимость заимствований для Германии оказалась ниже аналогичного показателя для США, чьи долговые бумаги традиционно рассматриваются в качестве "защитного актива" даже вопреки фактической утрате способности США обслуживать свои долговые обязательства без постоянного привлечения новых займов. В настоящий момент доходность десятилетних облигаций федерального займа Германии на 0,21% ниже доходности американских долговых бумаг.

Если к разрыву в доходностях с немецкими "бундесами" в 27,4% для Греции и 9,5% для Португалии финансовые рынки и эксперты уже успели привыкнуть, то скачок разницы заимствований для Италии и Германии с недавних 3,5% до 5,4% стал крайне неприятным сигналом о выходе ситуации на долговом рынке Европы из-под контроля евробюрократов.

Еще больше опасений относительно перспектив еврозоны и кредитоспособности крупнейших заемщиков вызвал резкий рост доходностей Франции – с 2,5% в октябре до более чем 3,7% по итогам 15 ноября, в результате чего разница в ставках заимствований с Германией подскочила с 0,74% до 1,88% соответственно.

Одновременно с этим произошел резкий скачок стоимости страховок от банкротства суверенных заемщиков еврозоны, лишний раз продемонстрировавший усиление кризисных явлений не только в европейской, но и в мировой экономике. Стоимость CDS для Греции подскочила до 6672 пунктов, для Португалии и Ирландии – до 1104 и 752 пунктов соответственно, а для Испании и Италии – до 480 и 594 пунктов.

При этом наибольшие опасения вызывал резкий рост стоимости страховок для Франции – с недавних 150 пунктов до 232 по итогам середины ноября, что, принимая во внимание масштабы французской экономики и размер долга, а также значимость Франции для всего проекта европейской интеграции, ставит под сомнение жизнеспособность всей еврозоны.

Однако даже не само по себе разрастание долгового кризиса в еврозоне и усиление спада экономической активности в крупнейшем валютно-экономическом союзе вызывает опасения. Наибольшие опасения вызывает стремительное падение прозрачности механизма принятия решений европейскими наднациональными элитами, которые, насколько можно судить, все в меньшей степени обращают внимание на существование даже формальных демократических процедур.

Прежде всего, стоит отметить скандальные отставки экс-главы немецкого Центробанка Акселя Вебера, который на посту председателя Бундес Банка вплоть до последнего момента отстаивал объективные интересы немецких налогоплательщиков и не позволял европейскому управляющему классу переложить неподъемное бремя долгов периферийной Европы на плечи Германии.

Однако, насколько можно судить, интересы транснациональных корпораций и международного финансового капитала, а также обслуживающих их наднациональных элит оказались настолько весомей, что даже нынешняя канцлер Германии Ангела Меркель не сделала ничего, чтобы вывести из-под удара Вебера.

Следующий громкий скандал разгорелся в связи с отставкой члена правления ЕЦБ Юргена Штарка, который, так же, как и Вебер, искренне не хотел допустить перекладывания долгов евробанкротов на  плечи немецких граждан. Однако ни высокий пост еврочиновника, ни авторитет в банковском сообществе, ни наличие мощного лобби в финансовых кругах Германии не помогли Штарку сохранить свой пост, когда речь зашла об ущемлении интересов крупного финансового капитала.

Судя по всему, западноевропейские промышленные монополии и международные банки, в чьих интересах, главным образом, осуществлялось снятие всяческих ограничений на трансграничное движение капитала  и осуществлялась распродажа наиболее рентабельных компаний и отраслей периферийной Европы, испугались возможности распада еврозоны и потери монополистических прибылей.

На протяжении последних 30 лет европейская интеграция носила явно выраженный колониальный характер, подразумевавший превращение стран Восточной и Южной Европы в рынки сбыта для продукции западно-европейских монополий и поставщиков дешевой рабочей силы с редкими элементами "отверточных" производств.

Однако еще более наглядно наглость крупнейших транснациональных банков, а также обслуживающих их интересы международных финансовых организаций в лице МВФ, Всемирного банка, ЕЦБ и наднациональных политических элит из Еврокомиссии была продемонстрирована на примере отставок премьер-министров Греции и Италии.

Совершенно очевидно, что Георгиос Папандреу, так же, как и все его многочисленные предшественники, втянувшие Грецию в Евросоюз в 1981 году и в зону евро в 2001 году, не сделали ничего, чтобы сохранить в руках греков хоть какой-то суверенитет над своей страной, не допустить уничтожения национальной промышленности и предотвратить деиндустриализацию экономики. Однако он просто-напросто решил сохранить лицо в глазах своих избирателей и не стать "греческим Кириенко", который возьмет на себя груз ответственности за масштабное урезание расходов на науку и образование, а также на социальное, медицинское и пенсионное обеспечение.

Имея перед глазами печальный опыт "стабилизации" по лекалам МВФ и монетарных преобразований в России, Латинской Америке и Африке, приведших к развалу промышленного комплекса, деградации научно-технического потенциала и практически полному уничтожению социального обеспечения, греческий премьер решил сделать паузу.

Прекрасно осознавая, к каким плачевным результатам приводит навязанная МВФ политика урезания бюджетных расходов, если она не подразумевает стимулирования предпринимательской активности, развития научно-технического потенциала, борьбы с монополизмом и ограничения произвола чиновников, Папандреу решил вынести на общественный референдум навязанную его стране со стороны международных финансовых элит программу урезания бюджетных расходов.

Совершенно не важно, нравится этот шаг Еврокомиссии, ЕЦБ, МВФ или кому-нибудь еще, или нет. Как глава суверенного государства Папандреу имел право пойти на этот шаг. И, более того, принимая во внимание всю тяжесть ситуации в Греции, премьер-министр был обязан вынести этот вопрос на общегосударственный референдум, так как подписание данного "стабилизационного" пакета мер неминуемо привело бы к существенному падению уровня жизни населения.

Однако, как показала практика, демократические  институты и процедуры принятия решений, широко разрекламированные в СМИ и многих учебниках по общественным дисциплинам, только там в последнее время и встречаются. Как только демократические ценности и принципы вступили в противоречие с объективно обусловленными коммерческими интересами крупнейших финансовых институтов и глобальных ТНК, а также амбициями наднациональных политических элит, про эти самые принципы не просто предпочли позабыть. Их самым наглым образом нарушили.

Сначала МВФ обусловил выделение очередного транша финансовой помощи Греции и списание 30% государственного долга уходом в отставку премьер-министра Георгиоса Папандреу, что стало сенсацией даже в мире больших финансов. Если раньше вопрос выделения средств со стороны МВФ мог быть увязан с демократичностью политического режима, с целевым использованием выделяемых кредитов, с проведением крайне пагубной для национальной экономики денежно-кредитной политики и снятием ограничений на трансграничное движение капитала, то теперь, наоборот, в предоставлении займа отказали премьеру, решившему действовать согласно Конституции своей страны.

Затем под шквалом критики со стороны руководства Евросоюза и Еврокомиссии был вынужден уйти в отставку премьер-министр Италии Сильвио Берлускони, который, безусловно, был ничем не лучше многих других евробюрократов и олигархов-политиков. Единственное его отличие заключалось в том, что он, несмотря на высокую степень интегрированности в европейскую политическую и деловую элиту, ассоциировал себя с Италией и вплоть до самого последнего момента оттягивал момент урезания уровня жизни итальянцев. Насколько можно судить, именно нежелание Берлускони передать управление Италией в руки евробюрократов и ставленников крупного финансового капитала и послужило главной причиной отставки премьера Италии.

Что характерно, оба новых премьера – и Греции, и Италии – самым тесным образом связаны с глобальным финансовым капиталом и наднациональными элитами Старого Света. Лукас Пападимас, новый глава Греции, в середине 1980-х трудился в ФРБ Бостона, а на протяжении большей части 2000-х являлся вице-президентом ЕЦБ.

Марио Монти, новый премьер Италии, работал на разных постах  в государственных и частных структурах, а в 1994–2004 годах был назначен сначала Еврокомиссаром по внутреннему рынку и финансовому регулированию, а затем и Еврокомиссаром по вопросам конкуренции и антимонопольной политике. При этом в ранге главного европейского борца с монополиями Монти сумел прославиться либерализацией антимонопольного законодательства, существенным смягчением требованием требований к корпорациям при проведении сделок слияний и поглощений, а также рядом громких дел (GE/Honeywell, Microsoft, German Landesbanken), закрывших от американских конкурентов рынок для европейских ТНК.

Судя по всему, последним и единственным вариантом недопущения банкротства Италии и предотвращения краха еврозоны является включение пресловутого печатного станка и начало неограниченной эмиссии со стороны ЕЦБ. Последней надеждой политических и финансовых элит Старого Света на сохранение валютного союза и единого рынка остается заливание долгового рынка периферийной Европы и Италии ликвидностью, которое будет осуществлено посредством прямого выкупа долговых бумаг проблемных стран с вторичного рынка со стороны ЕЦБ.

Принимая во внимание масштабы государственного долга Италии и хроническую неспособность Рима его обслуживать, речь может идти о сотнях миллиардов и даже триллионах евро, которые ЕЦБ будет вынужден напечатать для снижения стоимости заимствований и предотвращения банкротства Апеннин.

По большому счету это будет означать повторение политики монетизации государственного долга, предпринятой Федеральным резервом США в рамках первой и второй программы "количественного смягчения" и приведшей к надуванию "пузырей" на всех сегментах финансового рынка, скачку цен на сырьевые активы и продовольствие, росту глобальной инфляции и созданию иллюзии временного преодоления кризиса.

Безусловно, неограниченная эмиссия евро со стороны ЕЦБ в размере нескольких триллионов евро и скупка долговых бумаг Италии, Греции, Португалии и прочих проблемных стран периферийной Европы способны на время отложить долговой кризис еврозоны и породить иллюзию стабильности. Однако структурные проблемы и противоречия, порожденные колониальным характером самой модели европейской интеграции и доминированием коммерческих интересов ТНК, не только не разрешаются, но даже не обсуждаются и просто-напросто загоняются вглубь.

Закономерным итогом включения печатного станка и наращивания эмиссии со стороны ЕЦБ станут очередной раунд валютных войн, гонка девальваций, разбалансирование финансовых рынков, нарушение и без того позабытых принципов рыночного ценообразования, раздувание новых "пузырей" на товарно-сырьевых рынках, скачок мировой инфляции и еще большее падение уровня жизни подавляющей части населения планеты.