Никита Петров
13
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Финансисты-аферисты: пакистанские банкиры

Вам что-нибудь говорит название банка BCCI ? Мне вот тоже ничего не говорило, пока не набрел на статью, которая популярно объяснила мне, что с ним связана одна из крупнейших финансовых афер прошлого века. Причем реализованная в стиле политического триллера: тут и торговля оружием, и коррупция, и много чего еще интересного.

Одним из самых громких финансовых скандалов двадцатого века был крах всемирной банковской империи «Би-Си-Си-Ай» (BCCI — Bank of Credit and Commerce International). Открывшиеся факты о деятельности этого банка потрясли мировое финансовое сообщество.

Всплыл целый букет преступлений: подкуп государственных деятелей, отмывание денег, нелегальная торговля оружием, запугивание свидетелей. Хотя незадолго до своего закрытия в 1991 г. банк считался одним из лучших и надежных в мировой индустрии финансов! В период своего расцвета он имел 14 тысяч сотрудников, 400 офисов в 73 странах мира и 1,3 миллиона вкладчиков. На момент закрытия активы банка составляли 23 млрд долларов.

Банкир Абеди

Дело «Би-Си-Си-Ай» неразрывно связано с личностью его основателя и бессменного руководителя до 1988 г. — пакистанца Абеди.

Ага Хасан Абеди родился в 1922 г. в мусульманской семье на севере Индии. В 40-х годах он начал карьеру служащего в банке, принадлежавшем мусульманской семье Хабибов. После распада Британской империи и создания в 1947 г. Пакистана Ага Хасан переехал туда вместе с банком.

Он скоро понял, что роль простого служащего не для него. И в 1958 г. Абеди решил начать собственный бизнес. И основал, ни много, ни мало, — Объединенный банк Пакистана. Надо думать, что личностью он был действительно незаурядной и смог вызвать доверие и заручиться поддержкой влиятельных лиц.

Он также понял, что в своей деятельности нужно ориентироваться на «сильных мира сего»: на богатейшие кланы страны, политических деятелей и правительственных чиновников. Им надо оказывать любые мыслимые услуги в обмен на их дружбу и поддержку. Расчет Абеди оказался верен — именно сильная политическая позиция была для банка неиссякаемым источником новых и новых вкладов.

Через десять лет Объединенный банк стал вторым по величине в Пакистане. Но тут не повезло. В 1972 г. все банки были национализированы правительством Али Бхутто. Удар был двойной! Бхутто ответил черной неблагодарностью Абеди, который нелегально финансировал его избирательную компанию в то время, когда тот был в оппозиции.

Абеди оказался под домашним арестом. Вот тогда у него и созрел план создания банка нового типа, действующего по всему миру, но неподвластного ни одному правительству, да и вообще человеческим законам. Самое удивительное, что он успешно реализовал свою мечту.

Рождение империи «Би-Си-Си-Ай»

В 1972 г. банк под названием «Би-Си-Си-Ай» был зарегистрирован в Люксембурге, а чуть позже, под аналогичным названием, — и на Каймановых островах. Штаб-квартира «Би-Си-Си-Ай» находилась в великолепном офисе в Лондоне, откуда и велся бизнес.

Поразительно, но Ага Хасану удалось получить стартовый капитал в размере 2,5 млн долларов у самого «Бэнк оф Америка» (Bank of America), одного из ведущих американских коммерческих банков. Этот банк подписался на 25% акций, но не получил никакого права голоса в управлении банком. Остальные акции были оформлены на шейха Зайеда, правителя Абу-Даби, крупнейшего из арабских эмиратов.

В период всей своей деятельности банк всячески поддерживал легенду о том, что за ним стоят баснословные нефтяные капиталы арабских шейхов. Хотя деньги правящей семьи Абу-Даби хранились в банке под гарантированные проценты и на условиях возвратности. И вклад скорее можно было отнести к обязательствам банка, чем к капиталу. Шейх Зайед был действительно очень богатым, но простым человеком. В управлении банком он никакого участия не принимал.

Однако Абеди нужны были даже не столько деньги шейха, сколько отблеск его богатства и могущества. Именно этот отблеск и обеспечил дальнейший приток вкладчиков в банк. Но Абеди вывел шейха в свет, представив сначала властям Пакистана, а затем и в других странах мира. Парадокс, но именно Абеди способствовал созданию Объединенных Арабских Эмиратов, и обеспечил им международное признание.

Пакистанец действует точно, рационально, расчетливо. Он покупает швейцарский банк, учреждает финансовые компании в различных странах мира, создает ряд офшорных компаний для проведения тех или иных специфических операций. Для работы в банке он набирает своих же, пакистанцев. После национализации банков безработных служащих в Пакистане хватало. Главным законом для сотрудников Абеди стала безоговорочная преданность своему лидеру и молчание.

Банкир всё делает для того, чтобы подружиться с крупнейшими политическими фигурами различных стран мира. В числе его близких знакомых были не только многочисленные главы государств третьего мира, но и такие деятели, как генсек ООН Перес де Куэльер, бывший премьер Великобритании Джеймс Каллахан, бывший президент США Джиммии Картер.

Абеди не скупился в расходах на «друзей». Кто-то получал деньги, кому-то оплачивались деловые расходы или делались дорогие подарки. Так, Картер получил миллионы долларов на благотворительную деятельность. В ответ он представил Абеди своим знакомым — действующим правителям многих стран мира.

Дела пошли блестяще. Деньги в «Би-Си-Си-Ай» держали не только богатейшие семьи третьего мира, но и центральные банки многих государств. За это их руководители получали внушительные «премии». Банк стремительно рос, открывая офисы и отделения все в новых и новых странах на Ближнем Востоке, в Африке, Латинской Америке….

То были времена, когда даже крупные банки вели свою деятельность, в основном, в своей собственной стране. «Би-Си-Си-Ай» стал едва ли не первым действительно международным банком.

Малые и большие «шалости» банкира

Абеди не видел причин ограничивать себя легальными операциями. Его размах требовал все новых вкладов. Банк принимал крупные суммы сомнительного или даже заведомо преступного происхождения. Благодаря всемирной филиальной сети он стал идеальным инструментом для финансирования деятельности наркодилеров, нелегальных торговцев оружием, террористов и всякого рода международных преступников.

Через «Би-Си-Си-Ай» панамский диктатор Норьега перевел десятки миллионов долларов государственных средств на свои личные счета. С его помощью осуществлялись поставки оружия Меделинскому картелю и боснийским боевикам. Тайно финансировалась ядерная программа Пакистана.

Еще в 1985 г. ЦРУ представило в Казначейство США доклад о некоторых сомнительных аспектах деятельности банка. Но там его положили под сукно. И сами спецслужбы активно использовали банк для проведения своих секретных операций. Так, знаменитая операция «Иран-Контрас» (нелегальная операция Белого дома по продаже оружия Ирану с использованием вырученных средств на финансирование боевиков в Никарагуа, 1983 г.) осуществлялась при непосредственном участии «Би-Си-Си-Ай».

А советско-афганская война стала для Абеди настоящим золотым дном. Именно через пакистанское отделение «Би-Си-Си-Ай» западная финансовая помощь направлялась афганским моджахедам. Средства эти частично разворовывались пакистанскими генералами, которые затем также использовали счета в «Би-Си-Си-Ай» для отмывания украденного.

Банк обслуживал и афганский героиновый бизнес. Сотни лабораторий на севере Пакистана производили героин из афганского опиума, поставляемого моджахедами, и затем продавали его на Запад, а на вырученные деньги, опять же, приобреталось оружие.

Мир был обманываться рад

Оказалось, что обмануть весь мир не так уж и сложно. Главное — разобщить и разбить на части все операции. Основным методом для этого стала фрагментация структур и операций. Деятельность банка была изначально разнесена по нескольким юрисдикциям, причем каждая из них славилась высоким уровнем банковской секретности и не самым строгим финансовым регулированием.

Нужные операции искусственно дробились на части и разносились по разным юридическим лицам и странам. Даже люди, входившие в высшее руководство банка, не имели представления о том, чем занимается соседний отдел. Банковские документы при необходимости исправлялись, подделывались, уничтожались, датировались задним числом и т. д.

К тому же, было создано много корпоративных структур, связанных между собой сложнейшей сетью отношений взаимного владения и аффилированности, но фактически подчиненных одному Абеди, через которые проводились все деликатные операции.

Проверку делали разные аудиторские фирмы. Но ни одна из них не имела перед собой общей картины, а некоторые особо секретные офшорные структуры вообще не проходили аудита.

Ага Хасан Абеди достиг своей цели. Он создал гигантскую денежную машину, свободную от какого бы то ни было государственного контроля — идеальный финансовый механизм преступного мира.

Он, конечно, обладал незаурядными способностям и харизмой. Он оказался тонким психологом, личностью располагающей к себе, вызывающей особое доверие. Он обладал колоссальным влиянием на всех, кто его близко знал.

У него была даже собственная мистическая философская концепция, согласно которой «Би-Си-Си-Ай» был не просто банком. Это была некая духовная держава, связанная с космической силой и мудростью — воплощением божественной воли. Абеди часами говорил о своей философии на собраниях правления, при восторженной поддержке молодых карьеристов.

И грянул гром

Но всё вдруг завершилось. Быстро и неожиданно. В 1988 г. Абеди перенес серьезнейший сердечный приступ. То ли сердце не выдержало запредельных нагрузок, то ли Божья кара….

О донорском сердце для него хлопотал лично Джимми Картер. Пересадка сердца прошла удачно, но после нее Абеди удалился от дел. Он понял, что деньги в потустороннем мире не нужны никому. Пора и о вечном подумать.

А империя без него стала быстро разваливаться. Сразу же, в 1988 г., банку впервые были предъявлены обвинения в отмывании наркодолларов во Флориде. Заплатив 14 млн дол. штрафа, банк избежал дальнейшего расследования, признав факт отмывания, но представив его как исключительный случай.

А тут, в 1989 г., совсем некстати закончилась афганская война. Иссяк один из основных источников дохода «Би-Си-Си-Ай». Хуже того, для западных спецслужб потеряло смысл само существование банка.

Возникли сомнения в финансовом здоровье «Би-Си-Си-Ай». В 1990 г. было принято соглашение о реструктуризации банка между Банком Англии, аудиторами «Би-Си-Си-Ай» и его владельцами. Чтобы избежать массового оттока вкладов, правящей семье Абу-Даби пришлось формально взять под контроль деятельность банка, фактически став гарантом для его вкладчиков.

Штаб-квартира «Би-Си-Си-Ай» была перенесена из Лондона в Абу-Даби. Это обстоятельство впоследствии крайне затруднило расследование деятельности банка, так как власти Абу-Даби наотрез отказались выдавать на Запад документы или свидетелей.

В 1991 г. было предпринято новое расследование. И было обнаружено 600 млн дол., внесенных на депозит клиентами банка, но не нашедших отражения в отчетности. Вывод был печальный — налицо «масштабное мошенничество и подтасовки».

Получив этот доклад, Банк Англии немедленно (в июле 1991 г.) закрыл банк, после чего тот был вынужден прекратить операции и в других странах.

А был ли банк?

Несмотря на массовое ведение нелегальных и сверхприбыльных операций, «Би-Си-Си-Ай», как оказалось, вовсе не процветал. Он всегда был несостоятельным. Его деятельность — это грандиозная пирамида, в которой деньги вкладчиков отнюдь не обязательно вкладывались в прибыльные проекты. Они расходовались на вознаграждение менеджерам, щедрые взятки, роскошные офисы и, в конечном счете, на привлечение новых вкладчиков.

Стремительный рост банка был необходимым условием самого его существования. Метод фрагментации и фальсификации операций, который помогал банку ускользать от надзора властей, оказался эффективным и для одурачивания собственных акционеров и вкладчиков. Но пирамида рухнула, оставив долгов на сумму более 10 млрд дол.

«Западные банки сосредоточены на видимом, а для нас важнее невидимое», — говорил Абеди британскому журналисту в 1978 г. Это выглядит почти как признание. Могущество «Би-Си-Си-Ай» основывалось не на капитале, а на его призраках. Да и важнейшие операции «Би-Си-Си-Ай» происходили в тени, невидимо для внешнего мира.

В 1995 г. основатель «Би-Си-Си-Ай» Ага Хасан Абеди умер в уединении в Пакистане, который ответил отказом на все просьбы о выдаче банкира. Судебные тяжбы с участием обманутых вкладчиков тянутся до сих пор.

Урок, который преподнес талантливый мошенник, мир усвоил. Но он понял и то, как много силы заключено в наших неформальных отношениях, в нашей алчности и в наших заблуждениях. Трудно судить, сколько раз мы еще «наступим на те же грабли».