Никита Петров
6
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Не верьте никербокерам

Октябрь богат на годовщины финансовых кризисов. Сегодня вот, например, очередная дата – 108 лет началось бегство вкладчиков из Knickerbocker Trust Company, которое вскоре переродилось в знаменитую американскую банковскую панику 1907 года. Подробнее об этом событии – в старости из «Бизнес-журнала».

«Если американский народ когда-нибудь позволит частным банкирам контролировать эмиссию денег сначала через инфляцию, а затем — дефляцию, банки и корпорации, которые расплодятся вокруг них, лишат народ собственности в такой мере, что дети окажутся бездомными на земле, завоеванной их предками».

Томас Джефферсон, третий президент США, автор Декларации независимости

Рождение Великой Триады

Гипотезу о Великой Триаде (Problem — Reaction — Solution) как универсальном механизме, приводящем в движение повестку дня Нового мирового порядка, высказал, если мне не изменяет память, неутомимый британский конспиролог Дэвид Айк. Поскольку современная общественно-политическая жизнь излишне хаотична и не допускает прямолинейного движения к поставленной цели, Великая Триада делает ставку на полномасштабную инсценировку всей цепочки причинно-следственных связей реальности. Так, события 11 сентября 2001 года, рассмотренные через призму Великой Триады, представляются следующим образом:

Инсценировка проблемы: подразделения контрразведки США сначала планируют и реализуют через подставных агентов террористические акты в Нью-Йорке и Вашингтоне, а затем для усиления эффекта организуют спецоперацию по почтовой рассылке белого порошка с сибирской язвой.

Возбуждение реакции: подконтрольные СМИ широкомасштабно тиражируют версию о Бен Ладене и Аль-Каиде, якобы стоящих за событиями 9/11, насаждая атмосферу массового психоза, страха и негодования, благоприятную для радикального пересмотра всей парадигмы международной политики.

Навязывание решения: полномасштабная «война с международным терроризмом» подается в качестве единственно возможной реакции на «угрозу высоким ценностям демократической цивилизации». Под эту дудку учреждается оруэллианское Министерство правды (Департамента безопасности отечества во главе с Михаилом Чертоффым, человеком с говорящим именем и внешностью), узурпируются гражданские права и свободы в рамках закона о патриотизме, оккупируются Афганистан и Ирак, ведется подготовка к войне с Ираном, расширяется НАТО.

По мнению Дэвида Айка, сценарий Великой Триады был задействован чуть ли не во всех ключевых событиях ХХ века — от большевистской революции в России до провокации в Перл-Харборе. Признаюсь, желание проверить эту гипотезу на примере эволюции американского доллара от полноценной, обеспеченной золотом и серебром, национальной валюты, находящейся, как и полагается по Конституции, под контролем правительства и народа, к виртуальным долговым обязательствам частной конторы, не подтвержденным никакими активами, возникло изначально на визуальном курьезе. Слишком уж откровенно 13-ярусная пирамида со Всевидящим Оком на Великой Печати, помещенной президентом Рузвельтом на однодолларовую банкноту Федерального Резерва, намекала на родственные связи с иллюминатским братством2. Да и гордый девиз — Novus Ordo Seclorum — почти не оставлял сомнений в приобщенности американских денег к величественным планам по переустройству мира.

Очень быстро, однако, изучение истории экономической и финансовой жизни Америки первого десятилетия ХХ века вывело гипотезу Великой Триады из эмоционального поля и заставило отнестись к ней с большей серьезностью — до того прозрачной оказалась провокационная подоплека событий, способствовавших уничтожению системы национальных банков и воцарению Федерального Резерва.

Чудо-мальчик

Принято считать, что чаша терпения американских законодателей, утомленных анархией жизни без Центробанка, лопнула в результате Паники 1907 года. Спонтанно возникший (якобы) финансовый кризис обрушил индекс ценных бумаг Доу-Джонса на 48% (с января 1906-го по ноябрь 1907 года), поставил на грань банкротства лучшие производящие и добывающие компании Америки и в одночасье лишил доверия вкладчиков сотни банков, включая большинство национальных.

По горячим следам 30 мая 1908 года Конгресс США принял т. н. закон Олдриджа-Фриланда, предусматривающий учреждение Национальной денежной комиссии. Именно эта недоброй памяти комиссия, начав за упокой — с расследования причин финансового кризиса, закончила за здравие — выдала рекомендации по созданию Федеральной Резервной Системы (23 декабря 1913 год).

Попробуем раскрутить машину времени в обратном направлении и установить первопричину финансового кризиса, исторические последствия которого на порядок превысили прямые экономические убытки.

Трудно поверить, но грандиозные потрясения 1907 года, вызвавшие цепную реакцию банкротств и самоубийств от океана до океана, напрямую связаны с жизнью и деятельностью никому не ведомого и мало привлекательного человечка по имени Фредрик Августус Хайнце, прозванного впоследствии «Медным королем Монтаны».

«Медный король Монтаны» родился в 1869 году в нью-йоркском Бруклине в семье достаточно добродетельной, чтобы уберечь ребенка от превратностей уличного воспитания и вывести на орбиту нужных знакомств, обеспеченных приличным образованием. На этой оптимистической ноте официальная биография Фредрика Хайнце заканчивается, и начинается мифологический лубок, заводящий в тупик неподготовленного исследователя.

Согласно легенде, Фредрик Хайнце с блеском окончил в 1889 году школу горнорудного дела при Колумбийском университете, попрощался с родителями и отбыл в штат Монтана на вакансию инженера компании «Бостон & Монтана». По прибытии в поселок Батте, расположенный в окрестностях «самого богатого холма Земли», юный бруклинец, взращенный на идеалах, осененных Статуей Свободы, пришел в ужас от унизительного положения рабочего класса и сразу же взял быка за рога: инициировал многочисленные судебные иски против Amalgamated Copper Mining Company — компании могучего «Второго медного короля Монтаны» Маркуса Дейли и стоящей за ним семейной династии Хёрстов.

Дальше — еще круче. В 1893 году Хайнце прикупил крохотный участок бесперспективной земли, расположенный аккурат посреди добывающих шахт Дейли и Кларка, а затем титаническим усилием воли напряг наследственную жилку хуцпа5 — отыскал лазейку в законе под названием law of the apex и пустился судиться с Amalgamated Copper Mining Company до окончательного посинения.

Уловка law of the apex наивна, как помыслы младенца: если собственник земельного участка в процессе его разработки натыкается на горнорудную жилу, он имеет полное право продолжить добычу даже в том случае, если жила под землей расположена на сопредельных территориях. Легенда гласит, что «чудо-мальчик» вбурился на своем пустопорожнем участке глубоко под землю вертикально вниз, а затем стал копать по периметру во все стороны. Очень скоро он наткнулся на конечные точки (те самые apex’ы!) медноносных жил Amalgamated Copper Mining Company, которые и принялся с большой пользой для себя вырабатывать.

Поскольку даже слепая буква закона не заслоняла чудовищной абсурдности ситуации, Фредрику пришлось густо подмазывать капризную телегу американской юриспруденции: «Хайнце был блестящим человеком и подкупал судей ради защиты своих интересов в суде (! — С.Г.) Говорят, в определенный момент в штате его сотрудников официально числилось более 30 судей», — с каким-то поистине воинственным идиотизмом восхищается мифологической биографией Хайнце автор статьи из Википедии!

Кончилось дело тем, что доведенная до отчаяния Amalgamated Copper Mining Company выкупила у Фредрика Хайнце в 1906 году его компанию Montana Ore Purchasing Company за колоссальную по тем временам сумму — 10 с половиной миллионов долларов, — после чего новоиспеченный «Третий медный король Монтаны» благополучно отбыл в Большое Яблоко, прикупил легендарный трест «Никербокер» и занялся валютными спекуляциями.

Прежде чем мы перейдем к нью-йоркским гешефтам Фредрика Хайнце, которые, собственно, и привели к Панике 1907 года, хотелось бы расставить точки над i в горнодобывающей легенде, с которой мы только что познакомились. Забегая вперед, скажу, что весь посыл этого бреда сводится к единственной цели: нарисовать портрет бесшабашного авантюриста, напористого афериста, на крайний случай — везучего парвеню, который очевидно случайным образом сколотил огромное состояние в далекой провинции, а затем после неудачных действий на бирже не менее случайно вызвал панический обвал акций и общенациональный финансовый кризис.

Читатель, безусловно, заметил, что лейтмотив лубка — слово «случайность». Случайность и еще — обособленность Хайнце. Иными словами, Паника 1907 года была вызвана случайными и неумелыми действиями частного предпринимателя, не имеющего ни малейшего отношения к чаяниям пресловутых «старых денег», заинтересованных в ликвидации системы национальных банков Америки и учреждении частного Центробанка. Именно с этой случайностью мы и будем сейчас разбираться.

Лично у меня горняцкое образование бруклинца вызывает большие сомнения, поскольку все известные достижения его жизни связаны исключительно с юридическими махинациями да биржевыми гешефтами, и никаким боком — с геолого-изыскательской работой наемного инженера. Помимо, однако, интуитивных догадок, существуют и иные, весомые обстоятельства, которые свидетельствуют не о лукавых похождениях Хромого Беса, а о продуманной экономической диверсии засланного казачка.

Свидетельства эти основательно рассованы по сусекам скучных архивов — таких, например, как коллекция корпоративной переписки и финансовой документации Montana Ore Purchasing Company за 1900–1910 годы, хранящаяся в библиотеке Исторического общества Монтаны. Одному богу известно, каким неведомым стечением обстоятельств мне удалось выйти в процессе изучения материалов на эти неприметные артефакты. Признаюсь, без этой информации мне бы и в голову не пришло усомниться в историческом правдоподобии биографических курьезов типа law of the apex и судейских чиновников на довольствии.

Что же мы узнаем из документов компании Фредрика Хайнце? Удивительные, надо сказать, вещи! Montana Ore Purchasing Company была учреждена в Батте, штат Монтана, в марте 1893 года. Акционерами являлись: Фредрик Аугустус Хайнце (51% акций), его братья — Отто и Артур (47%) и некий Джон МакГиннис (2%). Кем был миноритарный МакГиннис? Да так, мелочь-человечек: всего-то президент национального банка Silver Bow, а впоследствии — мэр города Батте (1905–1906 годы)!

Теперь самое интересное: размер уставного фонда Montana Ore Purchasing Company — 2 миллиона 500 тысяч долларов! С учетом распределения долей выходит, что Фредерик Хайнце внес чуть более 1 миллиона 250 тысяч долларов. Позвольте вопрос: откуда взялись такие сумасшедшие деньги у 24-летнего юноши из бедной семьи, прибывшего три года назад в Монтану инженером по найму? Тот же вопрос относится и к его единокровным братикам — Отто и Артуру. Следующий вопрос: каким боком в компанию нью-йоркских малолеток затесался председатель местного национального банка со своими скромными двумя процентами?

Поскольку за руку никто никого не ловил, остается лишь догадываться: деньгами братьев Хайнце снабдили либо те, кто делегировал их с важной миссией из Нью-Йорка в Монтану, либо сам Джон МакГиннис, по каким-то соображениям решивший остаться в тени и избравший скромную роль смотрящего в совете учредителей. Второй вариант предпочтительнее, но при непременном условии: рекомендательные письма, с которыми Фредрик Хайнце явился к президенту национального банка, должны были обладать абсолютной бронебойностью.

В 1894 году Montana Ore Purchasing Company запустила в Мидервилле (пригород Батте) плавильную печь столь высокого технологического уровня, что разом обошла остальных конкурентов в Монтане, включая корифеев из Amalgamated Copper Mining Company. Низкая себестоимость продукции позволила компании Хайнце установить почти демпинговые цены на услуги, и, как следствие, все мелкие и средние добывающие шахты региона заключили с Montana Ore Purchasing Company соглашения по выплавке меди.

В 1895 году компания Хайнце приобрела первый участок Rarus Mine за 300 тысяч долларов, за которым последовала целая череда закупок — как в Монтане, так и в Британской Колумбии (Канада). В 1897 году Montana Ore Purchasing Company добывала 25 миллионов фунтов медной руды в год (!) и обеспечивала занятостью 700 рабочих.

Выходит, в биографии Фредрика Хайнце не было затяжных судебных разбирательств с подлинными медными королями Монтаны? Не было уловки law of the apex? Были, конечно! Montana Ore Purchasing Company благополучно судилась с Маркусом Дейли на протяжении 10 лет, раздавала взятки судейским, заигрывала с местным пролетариатом и воровала медь под землей сопредельных участков. Никто не собирается ставить под сомнение талант хуцпа бруклинского «чудо-мальчика». Однако ухищрения и плутовство никоим образом не были источником обогащения Хайнце! Мы только что убедились — Montana Ore Purchasing Company уже изначально обладала запредельной капитализацией и была обеспечена мощнейшей поддержкой со стороны. Поддержкой не только финансовой, но и технологической: ни у кого в Монтане не было столь замечательных чудо-плавилен, как у «чудо-мальчика» из Нью-Йорка. Вот бы узнать, где эти плавильни произвели — в Лондоне или Берлине?

Не будем, впрочем, предаваться вздорным домыслам и займемся лучше следующим этапом жизнедеятельности Хайнце. В 1906 году, наигравшись в производство и наработав бронебойную легенду гения-селфмейдмена из глубинки, Фредрик великодушно продает Montana Ore Purchasing Company своему злейшему врагу — Amalgamated Copper Mining Company за 10 с половиной миллионов долларов и возвращается в Нью-Йорк.

Терминаторы

В Большое Яблоко Фредрик Хайнце явился не в поисках смутных business opportunities, а с продуманной заранее многоходовой повесткой дня. Свидетельство тому — филигранная череда молниеносных поглощений, альянсов, липовых ссуд и финансовых манипуляций. Действия Хайнце выверены и спокойны. Он ни на мгновение не теряет самообладания, хотя со стороны его поступки смотрятся откровенным самоубийством. Создается впечатление, что Фредрик с первого шага был заряжен на уничтожение собственного детища. Уничтожение как можно более громкое, с как можно более тяжкими последствиями.

10 с половиной миллионов долларов, вырученные в Монтане, — деньги, безусловно, солидные, однако для сотворения задуманного Big Bang явно недостаточные, поэтому Фредрику Хайнце быстро подбирают сообщника-терминатора.

История обогащения Чарльза Морзе впечатляет несуразностью не меньше, чем история Фредрика Хайнце. Масштаб его предпринимательской жилки принято иллюстрировать дурашливым лубком: в молодости Морзе числился клерком в конторе своего батюшки, а работу за него выполнял другой человек, которого Морзе нанял за половину своей заработной платы.

Главное деловое достижение Морзе — объединение множества мелких торговцев мороженым в могучий траст American Ice Company. В 1906 году благородное начинание обернулось полнейшей финансовой катастрофой, из которой Морзе вышел… владельцем контрольного пакета акций Банка Северной Америки (Bank of North America)! Спрашиваете — как такое возможно? Вот и я о том же!

Объединив наличность, вырученную в Монтане, с активами Банка Северной Америки, нью-йоркские терминаторы наносят первый удар: скупают замечательное и безупречное заведение — Торговый национальный банк (Mercantile National Bank), активы которого, в свою очередь, направляют на приобретение контрольного пакета трастовой компании «Никербокер» (Knickerbocker Trust Company) — одного из самых крупных банков Америки начала прошлого века с активами в 65 миллионов долларов, составленными из счетов 18 тысяч вкладчиков.

Здесь необходимо дать небольшое пояснение относительно юридического статуса «Никербокера». Законодательство штата Нью-Йорк запрещало коммерческим банкам заниматься недвижимостью и управлять доверительными вкладами, и функции эти были делегированы трастам, которые, по сути своей, оставались самыми обыкновенными банками. Хитрость же заключалась в том, что на трасты не распространялись требования жесткого контроля за финансами и видами деятельности, как было в случае с коммерческими банками, поэтому трасты быстро превратились из солидных инвестиционных контор в инструменты самой отъявленной и нечистоплотной спекуляции.

Траст «Никербокер» в руках Хайнце и Морзе стал не просто инструментом биржевых спекуляций, а разрушительным механизмом, в кратчайшие сроки парализовавшим всю экономику Америки. Схема разыгрывалась по следующему сценарию:

  • Активы «Никербокера» были использованы для создания публичной компании United Copper, чьи акции появились на Нью-Йоркской фондовой бирже в самом начале 1907 года. Стартовая капитализация United Copper составила 80 миллионов долларов.
  • Задействовав все доступные средства — «Никербокера», Торгового национального банка, а также сторонних коммерческих банков и трастов Нью-Йорка, Хайнце и Морзе инициировали затяжную и чрезвычайно рискованную биржевую стратегию, известную как «short squeeze» — выдавливание «коротких позиций». Техника «short squeeze» проста: сначала создается иллюзия планомерного падения с помощью регулярного сброса акций в объемах, хоть и незначительных для возникновения панических настроений, но все же достаточных для создания краткосрочного медвежьего тренда (движения вниз). Уловив тенденцию, ничего не подозревающие рядовые трейдеры принимаются в массовом порядке открывать короткие позиции (то есть продавать акции в кредит, делая ставку на дальнейшее снижение цены, когда можно будет выкупить акции обратно и вернуть изначально одолженные у брокера средства, подспудно заработав на разнице в цене). В следующий момент «squeezers» (выдавливатели) принимаются поспешно скупать акции большими корзинами, что приводит к молниеносному росту цены и — как следствие — вынужденному закрытию всех коротких позиций (= их выдавливанию), поскольку открывшие эти позиции трейдеры оказываются перед малоприятной перспективой неограниченных потерь и увеличения залога по брокерскому кредиту. Массовое закрытие коротких позиций, в свою очередь, ведет к еще большему росту цен, что играет на руку «выдавливателям».
  • Здоровая логика техники «short squeeze» предполагает, что после непродолжительной искусственной интервенции «выдавливатели» также закроют свои длинные позиции и удовольствуются солидной прибылью, возникшей в результате стимулированного роста акций. Однако ни Хайнце, ни Морзе даже не помышляли об остановке. Они выдавливали короткие позиции на протяжении 10 месяцев (!), вложив в иррациональный рост ценных бумаг United Copper все доступные им средства. Будто усугубляя ситуацию, Фредрик Хайнце попутно раздавал еще и кредиты своим братьям — Отто и Артуру, которые пускали дармовые деньги на собственные безумства.

    15 октября 1907 года по United Copper пробил колокол: на рынке появилась неизвестная сила, которая с помощью поистине неограниченных денежных средств почти играючи обрушила акции компании Хайнце и Морзе (все теми же короткими продажами).

    К этому времени у нью-йоркских терминаторов уже не оставалось свободных денег для защиты позиций United Copper, и они сами принялись продавать акции по бросовым ценам. 18 октября обанкротился Торговый национальный банк, чьи активы целиком растворились в игрищах вокруг акций United Copper. 21 октября Национальный коммерческий банк Америки заявил о прекращении расчетов по чекам траста «Никербокер». Президент Торгового национального банка Чарльз Барни застрелился, «опечаленные неудачей» Фредрик Хайнце и Джон Морзе сложили с себя полномочия по управлению собственными финансовыми учреждениями. 23 октября началось паническое изъятие средств из крупнейшего траста страны — Trust Company of America. Волна банкротств финансовых институтов Америки понеслась от восточного побережья к западному. Миссия терминаторов оказалась выполненной, пора было уходить на покой.

    Удачное завершение эксперимента

    Исторические последствия хулиганств «чудо-мальчика» из Бруклина читатель уже знает: расследование причин Паники 1907 года Денежной комиссией, вешание всех собак на систему национальных банков, якобы не способную защитить страну от финансовых потрясений, революционная кульминация — создание Системы Федерального Резерва в 1913 году.

    Дальнейшая биография Фредрика Хайнце также заслуживает поминания: он был обвинен по 16 статьям финансовых преступлений, предстал перед суровым беспристрастным судом и… оправдан! По всем 16 статьям! Хайнце с триумфом вернулся в Батте, где местечкового героя встречали с транспарантами, духовыми оркестрами и делегациями лучших людей города. Хотели даже поставить памятник (за что?!), но вовремя одумались. В 1914 году в возрасте 45 лет Фредрик Хайнце скончался от цирроза печени. До этого он расстался с женой, поругался с родными братьями и целиком разрушил остатки своего медного бизнеса.

    Epor si move­ — дело Фредрика Хайнце живет в веках: в качестве яркой иллюстрации успешного применения Великой Триады в ХХ веке!