Konstantin Belov
4
All posts from Konstantin Belov
Konstantin Belov in Konstantin Belov,

Миф о цикличности экономики.

Чтобы понять, почему так трудно предсказывать экономические циклы, необходимо осознать, что само существование циклов — недоказанный факт. Профессор финансов в Университете Стоуни-Брук Ноа Смит рассказывает, почему экономика существует не по тем законам, на которые мы привыкли опираться.

Термин «цикл» вызывает в нашем воображении картины волн и смены времен года, однако экономический цикл не является настолько регулярным (иначе было бы легко предсказать момент следующего спада). Экономисты считают, что стадии рецессии и бума являются случайными периодическими нарушениями непрерывного тренда долгосрочного роста.

Отделить колебания от тренда крайне сложно. Сам по себе тренд отражает тенденцию долгосрочного роста, однако темп этого роста может меняться. Поэтому тренд может показывать ускорение или замедление развития экономики. Взгляните на график ВВП США и вы поймете всю сложность прогнозирования:

Растущий тренд очевиден. Но посмотрите на периоды рецессии (серые области на графике). Вы видите периодические провалы, за которыми следует возврат к тренду? Или это изменения самого тренда? Или и то, и другое? Сложно сделать выводы, как просто рассматривая график, так и используя математические методы.

Один из традиционных методов, разработанный экономистом и нобелевским лауреатом Эдом Прескоттом, называется фильтром Ходрика-Прескотта или Х-П фильтром. Он предполагает, что исследователь выбирает временной горизонт, который, по его мнению, отражает длительность экономического цикла — три месяца, пять лет, или двадцать лет, — и Х-П фильтр разделит волнообразную линию на циклические колебания и тренд. Однако применение этого метода вызывает трудности. Роджер Фармер, экономист из Университета Калифорнии, поделился своими опасениями относительно метода Прескотта в своем блоге:

«Прескотт предложил нам оценивать качество своих теорий экономических циклов на основе того, как они объясняют волны. Когда оказалось, что его собственная теория не тянет на олимпийскую медаль, он стал убеждать нас, что и юниорское достижение является успехом. Кейнсианцы протестовали, но недостаточно громко. Они согласились играть по правилам Прескотта и подтвердили, что экономика является самостабилизирующейся системой, которая, будучи предоставленной самой себе, возвращается к естественному уровню безработицы. Кейнсианская теория не исследует волнообразные колебания экономики. Она описывает лишь стабильные долгосрочные сдвиги равновесного уровня безработицы под влиянием изменений в поведении участников рынка активов. Фильтруя данные, мы исключаем возможность оценить модель влияния изменений спроса на сдвиги в уровне безработицы. Мы проиграли соревнование еще на старте, поскольку разрешили соперникам менять правила игры».

Другими словами, современные теории макроэкономики предполагают, что рецессии остаются временным явлением и не наносят невосполнимый ущерб потенциалу экономической производительности. Если это предположение ошибочно, тогда большинство современных макроэкономических теорий идут по ложному следу.

Правила игры в экономике полностью изменятся, если окажется, что рецессии вызывают необратимые повреждения. Это может означать, что правительству придется стимулировать экономический бум для преодоления негативного эффекта спада.

Некоторые экономисты, например, гарвардские профессора Грегори Мэнкью и Джон Кэмпбелл, заявляли о существовании такого эффекта с начала 80-х годов, но их выводы были проигнорированы.

Теперь уже очевидно, что рецессия 2008 года вызвала долгосрочные негативные последствия. Исследователи ФРС скрупулезно обработали статистические данные и осторожно заключили, что экономика не может выздороветь сама. Они пишут:

«Открытие того факта, что рецессии ведут к снижению долгосрочного уровня выпуска, может говорить о долговременных последствий шокового падения спроса. Наличие постоянных отклонений уровня выпуска от предкризисного тренда наводит на мысль о неточности существующих моделей восстановления выпуска после экономических шоков. Также вызывает сомнения надежность измерения уровня незагруженных производственных мощностей при определении глубины экономического спада. Результаты этого исследования полезны для разработчиков экономической политики, поскольку выявляют реальные экономические потери от рецессий, особенно от длительных и глубоких спадов. Они также обеспечивают основу для выработки быстрой и сильной политики ответа на экономический спад».

Подводя итог, есть плохая новость: потребуются десятилетия экономического бума для преодоления последствий Великой рецессии.

Однако, есть и хорошая новость: возможно, текущая стадия экономического роста не ослабнет. Пришло время перестать думать об экономическом развитии как о цикле.