autgardist
7
All posts from autgardist
  autgardist in autgardist,

Записки ленивого спекулянта

 

О том, как дружба с «динозавром» привела на срочный рынок, где не получилось «ручками», но получается у дурака Роберта, который работает два часа в день, а остальное время отдыхает

Мысль попробовать свои силы на фондовой бирже посещала меня давно, года с 1999-го. По складу ума я аналитик, и образование у меня соответствующее — экономическое. Мне нравится ковыряться в цифрах и вытаскивать из кучи, казалось бы, бессвязных данных нужную информацию. Но одно дело — хотеть, другое — суметь.

В конце 1990-х я работал, как говорится, на дядю. Времени ни на что не хватало, поэтому мысли о торговле на бирже оставались просто мыслями. В 2002 году по воле судьбы я оказался в свободном плавании и стал совладельцем информационно-коммерческого бизнеса. Пара-тройка лет ушла на постановку дел таким образом, чтобы не требовалось постоянного личного участия. Появилось свободное время, вместе с этим вернулись и мысли о бирже. Начал я с ПИФов. Зимой 2006 года энная сумма была заброшена в три ПИФа, и я превратился в инвестора. Пребывал я в этом качестве год, параллельно ходил на курсы по техническому анализу, изучал индикаторы и т. п. Через год вывел деньги из ПИФов с прибылью около 20% и начал карьеру самостоятельного участника фондового рынка.
Самостоятельная торговля не сложилась. Я торговал акциями, в череде удач и поражений прошли два года. В то время были амбиции, стремление быстро заработать и вообще шапкозакидательские настроения, но не было, как я сейчас понимаю, главного — ее величества системы.

К СИСТЕМНЫМ СПЕКУЛЯЦИЯМ

Есть у меня, не побоюсь этого слова, друг. Зовут его Андреем, но в широких кругах трейдеров-спекулянтов уважительно величают Ханом (см. интервью с Андреем Хлопиным «Хитрая простота Ишимоку», D' №4 от 1 марта 2010 года. — Прим. ред.). Познакомились мы на еженедельных встречах между «динозаврами» и «чайниками» в офисе нашего общего брокера. Хан, естественно, представлял лагерь «динозавров», ну а ваш покорный слуга — сами понимаете. Андрей мне и предложил однажды: давай, мол, лучше на срочном рынке торговать, там веселее и вообще ништяков разных много. Я же, как человек исключительно ленивый, согласился, что быстрый, связанный с риском успех — это лучше, чем медленный и нудный. Разговор этот случился весной 2009 года, тогда и началась моя эпопея спекулянта-срочника.

Наскоком, естественно, ничегошеньки не вышло — маялся я месяца три-четыре, торгуя фьючерсы руками. После очередной неудачи я решил, что если успешно торговать руками в силу моей неусидчивости мне не дано, то пусть за меня торгует робот, которому я буду давать ценные указания, важно надувая щеки. В чем мне виделось преимущество такого подмастерья? Главное и основное в том, что робот — дурак: делает все, что ему велено, невзирая ни на что. Например, если он должен все продать, то он продаст, не обращая внимания на охвативший всех вокруг позитив. В отличие от такого дурака человек, к сожалению, существо слабое и чужому влиянию исключительно поддающееся.
Месяца три идея робота «созревала»: я следил за движениями на рынке, искал закономерности, на которые с определенной степенью вероятности можно было бы положиться. Когда же идея созрела и внутреннее ощущение ее жизнеспособности окрепло, начались первые робкие попытки ее торговать, так сказать, «ручками». Однако системности действий вручную добиться не удалось. Тогда я пришел к выводу, что надо бросать заниматься ерундой и начать собирать статистику по сигналам. Собирать, анализировать, устранять «шумы» и прочее. Этим я и занимался с июня по середину сентября 2009 года. Даже в августе, находясь на отдыхе и катаясь на машине между пляжами Азовского и Черного морей в районе Анапы. Прикольно, к слову сказать, было: с утра загораешь на Азовском, а после обеда — на Черном море. Там всего-то 70 км езды.

Главное преимущество робота в том, что он дурак: делает все, что ему велено. Если он должен продать, то он продаст, не обращая внимания на общий позитив

Статистическая работа оказалась несложной и нудной, как раз для такого ленивца, как я. Создал в Excel сводную таблицу, куда просто подгружал данные по каждой новой сессии. Анализировались время входа в сделку и выхода из нее, максимальную прибыль / убыток внутри каждой позиции, общую продолжительность нахождения в позиции и т. д. После того как были собраны данные за несколько месяцев, выборка стала презентабельной, и я получил массу интересных данных. Я их крутил и вертел из стороны в сторону: во внимание принимались самые разные показатели: например, меня интересовало соотношение прибыли и убытков не только в среднем за сессию, но и в каждом конкретном часе торгов. Красноречивой оказалась и статистика по дням недели. Но самое главное, что я увидел, — система может зарабатывать.

НЕМНОГО О «РОБЕРТЕ»

Когда слышат о торговых роботах, почему-то сразу представляют программы, которые торгуют очень много и очень быстро. В случае моего робота, за которым закрепилось пришедшее на ум по созвучию имя «Роберт», это не так. Система выдает в среднем 10–12 сигналов за торговую сессию и использует достаточно широкие «стопы» по прибылям и убыткам. Кроме того, в процессе бэк-тестинга я сократил время торговли до двух часов, запуская робота с 12.00 до 14.00 мск. В неспешной торговле помимо всех прочих я вижу и такой плюс: моей системе не обязательно быть первой в «стакане» заявок, проскальзывание в 30–50 пунктов совершенно некритично, поэтому нет необходимости в быстром канале интернета и тяжелом «железе». Расходы на подобную инфраструктуру, насколько я знаю, составляют порой весьма нескромные суммы.
«Роберт» торгует фьючерсом на индекс РТС на минутном таймфрейме. Вход в позицию происходит целиком на весь рабочий объем на открытии следующей минутной свечи после закрытия свечи, в которой возник сигнал. А вот с выходом все хитрее: чтобы разработать его принцип, мне понадобилось несколько месяцев. В итоге я пришел к тому, чтобы разделить рабочую позицию на три равные части (отсюда условие рабочего объема — количество контрактов должно быть кратным трем), для каждой из которых разработал отдельное условие выхода. При этом позиция в целом прикрывается как общим стоп-лоссом, так и общим тейк-профитом.
Я отслеживал сигналы не только на минутном графике, но и на больших таймфреймах — три, пять, десять минут. Другие инструменты тоже смотрел — как на срочном рынке, так и на рынке акций, где в расчет принимался не только первый эшелон. Оказалось, что с соответствующими «стопами» и таймфреймом система работает на разных инструментах, поэтому робота я решил сделать с открытыми параметрами, то есть все параметры торговли: инструмент, таймфрейм, рабочий объем, «стопы», настройки индикаторов, периоды торговли — сделать не константами, а переменными. Кроме того, я решил добавить в систему функцию «Тест», чтобы проводить бэк-тестинг в случае изменения настроек. В общем, я решил сделать шаблон, куда «зашит» только принцип формирования сигналов, а все остальные параметры изменяются по моему усмотрению.

ПРАКТИКА АЛГОРИТМИЧЕСКОЙ ТОРГОВЛИ

Когда внутреннее ощущение жизнеспособности системы полностью совпало с данными анализа конкретных сигналов, я стал искать исполнителей-программистов. В итоге написанием кода для алгоритма занялась фирма моего брокера, и в середине сентября 2009 года я получил первую, так сказать, альфа-версию системы. Несколько месяцев прошли за полевыми испытаниями, когда робот работал с виртуальными контрактами на реальных рыночных данных. За это время код был значительно доработан. Совместно с программистом мы добавили в программу уровень тейк-профита на сессию (по его достижении робот прекращает торговлю, даже если находится в рабочем временном диапазоне торгов), придумали, как подтягивать стоп-лосс вслед за рынком, даже «вшили» в программу ICQ-бота для оперативного получения информации о текущей торговле (реестр сделок, уровень маржи и т. п.).

И вот 17 декабря 2009 года «Роберт» вышел в эфир, начав торговать мартовский фьючерс на индекс РТС. До Нового года проторговали неплохо, за пару недель получилось 25% к небольшому торговому объему. Ну а с Нового года все по-взрослому. Январь 2010-го был проторгован «на ура», а в феврале и марте рынок показал свой звериный оскал: пошли сплошные «лоси», и торговлю пришлось остановить «вплоть до выяснения».
Месяц я занимался улучшением риск-менеджмента системы. В итоге решение было найдено, бэк-тестинг показал неплохие результаты, и я запустил робота снова в бой. Но тут проблемы начались во внешнем окружении проекта: брокер, под терминал которого был заточен робот, занялся перестройкой своих серверов. На протяжении четырех месяцев практически ежедневно связь с основным сервером брокера пропадала, что приводило к несистемным убыткам. Торговлю пришлось снова остановить. Я продолжал собирать тестовые сигналы робота, сваливал их в одну сводную таблицу и анализировал. Бэк-тестинг на последних рыночных данных показывал стабильный плюс, и от мыслей об упущенной выгоде становилось грустно.

Я обнаружил положительную корреляцию между утренним и дневным периодами торговли. Вхожу в рынок днем, если утренние сигналы оказываются прибыльными

Проблемы у брокера закончились только к июлю 2010 года. Я поставил себе задачу — отработать несколько месяцев строго в системе. Мне нужно было убедиться в том, что параметры системы, рассчитанные на основе исторических данных, окажутся работоспособными. Июль—август были отработаны с прибылью. Правда, в последней декаде августа и первой декаде сентября на рынке образовалась «пила», и робот снова начал ловить «лося». Интуитивно я понимал, что есть какой-то показатель, который может мне помочь определить, торговый сегодня день или нет. Но какой показатель? Как его найти?
И тут мне пришла на помощь замечательная книга — «Математика управления капиталом» Ральфа Винса, которая помогла сделать шаг вперед в ответе на этот вопрос. Я обнаружил, что существует положительная корреляционная зависимость между периодом торговли с 10.00 до 12.00 и моим периодом с 12.00 до 14.00, которую можно использовать. Если сигналы, возникающие на утреннем отрезке, оказываются прибыльными, то я вхожу в рынок днем. Если, напротив, утренний тест система не проходит, то в рынок я не вхожу. Как показывают бэк-тестинг и практика реальной торговли, такой подход иногда подводит, не давая заработать в отдельные сессии, но спасает от значительных убытков и на большом количестве торговых сессий оказывает положительное действие.

СВОД ПРАВИЛ

В увлекательном процессе роботостроительства и бэк-тестинга я сделал некоторые выводы.

1. Невозможно научиться торговать по чужим системам. Чужая система, пусть даже и расписанная от и до, — это чужая психология, чужие ощущения и ожидания. Ее величество система должна быть твоей по духу. Ее надо родить в муках, с ней надо переспать, ее надо чувствовать.
2. Система должна быть простой, не стоит перегружать ее индикаторами. Лично я пользуюсь лишь парой скользящих средних и одним параболиком. Ну и еще визуально отслеживаю объемы.
3. Любой системе необходим не только оптимальный уровень стоп-лосса для ограничения размера убытков, но и оптимальный уровень тейк-профита для достижения максимальной прибыли.
4. Рост риска далеко не всегда связан с ростом доходности. Слишком низкий уровень тейк-профита просто не в состоянии отбить те убытки, которые неизбежно возникают в любой системе, а слишком высокий — срабатывает настолько редко, что опять же не в состоянии отбить убытки.
Сейчас, проведя несколько лет на рынке, я могу сказать: ко мне пришла моя собственная система. Пришло спокойствие, ощущение не зря потраченных сил и времени, укрепилась вера в свои силы. И, что самое интересное, теперь я торгую не только роботом: у меня получается торговать и вручную, а от процесса в целом я получаю огромное удовольствие. И дело даже не в прибыли, дело в том, что я занимаюсь тем, что мне нравится. Ведь это очень важно, чтобы работа, которая приносит деньги, доставляла удовольствие. Ну а прибыль — прибыль уже есть и, надеюсь, будет расти. Да прибудет с нами сила!

Автор: Владимир Созонов, http://blogs.mail.ru/mail/vsozonov/

Опубликовано: журнал "D-Штрих" №19/18 октября 2010 года