Minzaet
11
All posts from Minzaet
  Minzaet in Minzaet - Мои Блоги,

Полковник экономических наук


 
 
Фото: Сергей Шахиджанян / Коммерсантъ
Вся галерея  2
 
"Who is Mr Putin?" — этот вопрос опять актуален. У нового президента нет ясной экономической программы, его подчиненные уверяют, что он настоящий либерал, эксперты не знают, с какими предложениями он согласится, а с какими — нет. Но ход дискуссий о будущей стратегии власти заставляет предположить: полковник ФСБ опять победит в нем кандидата экономических наук.

МАКСИМ КВАША

Спецоперация-2020

Если бы избиратели Владимира Путина обращали внимание на такие мелочи, как экономическая политика и стратегия развития, большинство из них было бы уверено в том, что будущий президент страны четко понимает, что и как делать дальше. Даже если они и не дочитали его предвыборные статьи до конца, даже если пропустили выступления на митингах, даже если не обратили внимания на то, что почти год практически все лучшие экономисты страны (около тысячи человек) были задействованы в подготовке "Стратегии-2020", все равно было бы логично предположить, что за 12 лет у власти у Путина было достаточно времени и ресурсов, чтобы сформулировать внятную программу.
 
Тем удивительнее окажется для них открытие, что ее попросту нет. Что правительственные эксперты — тайком или в открытую, с участием тандема или без Путина и Медведева — обсуждают меры и сценарии, которые могут радикально изменить жизнь в стране. Причем в предвыборный год и сами дискуссии, и особенно их выход в публичную плоскость осознанно сдерживались.
 
Крайне показательна в этом смысле история, случившаяся в начале прошлой недели. Агентство "Финмаркет" опубликовало конспекты двух закрытых совещаний у Дмитрия Медведева, посвященных налоговой и пенсионной реформам, состоявшихся 29 февраля и 6 марта. Один из участников (его имя по понятным соображениям агентство держит в тайне) передал СМИ подробные записи весьма откровенных дискуссий с участием президента, премьера, ключевых министров и известных экспертов.
 
По меркам последних лет это само по себе беспрецедентно, уже много лет журналисты правительственного пула живут на жесточайшей информационной диете. Любая, даже самая безобидная утечка из Белого дома давно повод для скандала. А здесь не последовало даже попыток опровержения.
 
Собственно, то, что правительство проводит закрытые совещания, не новость. Как не новость и то, что там случаются довольно откровенные споры. Ничего удивительного и в том, что подготовленная огромным коллективом экспертов "Стратегия-2020" (900-страничный документ) нуждается в обсуждении. Да и ее разработчики не раз говорили, в том числе и "Деньгам", что нельзя ее рассматривать как программу, скорее это карта, описание возможностей и рисков. Что одна из задач, которую они перед собой ставили,— описание неизбежных компромиссов: ведь для того, чтобы направить, например, дополнительные ресурсы в социальную сферу, необходимо, чтобы кто-то поступился частью своих доходов. Будь то сырьевая рента, коррупционные доходы, налоги пресловутого среднего класса или будущие поколения (за счет наращивания госдолга и низких темпов роста ВВП).
 
Для кого-то не новость и то, что, несмотря на кажущуюся публичность подготовки "Стратегии-2020", ее участников удерживали от публичных выступлений на острые темы. А некоторые экономисты даже сравнивают саму затею по ее написанию со спецоперацией, главной целью которой было обезвредить потенциальных возмутителей спокойствия. Занять их, казалось бы, конструктивной работой на правительство, а то, что результатом будет противоречивый, заведомо почти нечитаемый документ — ну кто ж виноват? В конспектах "Финмаркета" есть пара эпизодов, убедительно свидетельствующих в пользу этой версии.
 
Завершая совещание по пенсионной реформе 29 февраля, Медведев говорит: "Мы не можем отделаться ничего не значащими фразами, что мы будем действовать аккуратно, ничего не разбалансируем,— то, что мы очень любим говорить в разных ситуациях. Время на то, чтобы так изъясняться с народом, ушло... Все можно говорить в нынешних условиях, не рискуя быть разорванным собственным народом".
 
А через неделю, отвечая на вопрос Аркадия Дворковича "что говорить, что не говорить публично", он же предлагает дозировать: "Все эти направления можно прокомментировать, кроме, может быть, НДС, потому что мы об этом еще не договорились. И платежи с работника по страховым взносам, потому что это очень щепетильная тема. И про "Газпром". Как только мы скажем, что мы придумали изымать 80% или 100% от прироста внутренних цен, это шандарахнет по капитализации. Вы не говорите про "Газпром" сам по себе, говорите про рентную составляющую по всем углеводородам, что это анализируется".
 
Налоговый маневр

"Деньги" не смущает рекомендация не трогать изменение НДС, тем более что в конце 2011 года, обсуждая планы передачи части расходных обязательств на региональный уровень, мы уже предполагали, что это может быть сделано за счет его увеличения или введения в дополнение к нему налога с продаж. Спектр вариантов, обсуждающийся в конспектах "Финмаркета", еще шире, а Путин, подводя итоги всего разговора (не только об НДС), говорит: "Интересные предложения и у Минфина, и у экспертов. Все нуждается в дополнительной проработке".
 
Крайне показательно: ни Путин, ни Медведев не демонстрируют однозначную позицию. Не говорят, что можно, например, пожертвовать часть "газпромовского жирка", чтобы эти дополнительные доходы направить на другие цели. Это, конечно, можно рассматривать как позицию "над схваткой", но куда логичнее — как растерянность, отсутствие четких собственных приоритетов. Для экспертов, включая ключевых министров, это уже однозначно переводится как растерянность: невозможно рассматривать все варианты: чтобы прийти к конкретным результатам, нужны более четкие вводные.
 
Глава Минфина Антон Силуанов считает первоочередной мерой рост НДПИ на газ, предлагает "изымать до 80% увеличения цены газа до европейского уровня в бюджет через повышение НДПИ". По его расчетам, это приведет "к увеличению доходов бюджета примерно на 1% ВВП". Для выполнения предвыборных обещаний Владимира Путина надо, по его словам, 2% ВВП. Путин поправляет — 1,5%, а чуть позже возвращается к этой теме, которую он последовательно торпедировал все последние годы: "Надо посмотреть, как не убить независимых производителей, посмотреть на инвестпрограммы "Газпрома", будут они выполнимы или нет".
 
Если газ — священная корова, деньги надо найти в другом месте. Где? Взять с бизнеса и населения, напрямую и опосредованно. Куча вариантов: поднимать ставку социальных взносов или не поднимать, переносить часть этой нагрузки с предприятий на граждан или нет, отменять возврат НДС экспортерам или нет, вводить ли налог с продаж и налог на сверхприбыль для сырьевых отраслей, отменять ли льготы по налогу на имущество для естественных монополий и как быстро. И так далее. Однозначно лишь то, что придется быстро увеличивать акцизы на алкоголь и табак (вопрос, насколько быстро) и вводить "налог на имущество физлиц" (именно так, не "налог на недвижимость" говорит Путин в конспекте "Финмаркета").
 
Целая армия министров и экспертов не помогла Владимиру Путину определиться с экономической программой
Фото: AFP PHOTO/ RIA-NOVOSTI POOL
Граждане заплатят

Премьер, по-видимому, отдает себе отчет в том, что в конечном итоге поступиться частью доходов придется простым гражданам. Особенно и не скрывает: "Если мы хотим проводить, прямо скажем, серьезные вещи, которые затрагивают какие-то группы населения, нам людям надо сказать, что мы толстосумов тоже прижимаем. Вы понимаете, без этого невозможно. Мы же не в бухгалтерии какой-то работаем, нам же с людьми нужно коммуницировать". Речь идет о налоге на роскошь, эксперты уже успели ему сказать то же самое, что писали "Деньги" в конце 2011 года: особых доходов казне он не принесет, разве что пиар-эффект. Путин, по сути, готов к обману: "Мне нужно, чтобы какая-то часть общества нас значительно поддерживала во всех наших действиях. Поэтому даже если большой фискальной отдачи здесь нет, все равно надо подумать над этим".
 
Лицемерие не только в этом. Официальная позиция и Кремля, и Белого дома на протяжении многих лет, не раз подтвержденная в ходе предвыборной кампании и еще раз артикулированная на прошлой неделе пресс-секретарем премьера Дмитрием Песковым в интервью журналу "Итоги": повышения пенсионного возраста не будет. А на закрытом совещании эксперты чуть ли не хором говорят: без этого не обойтись. Если нельзя в открытую, давайте уже в ближайшие годы введем правило, что при выходе на пенсию в нынешние 55-60 лет платить ее лишь частично. И... никакого окрика. Напротив, согласие на вынос дискуссии в публичное поле, пора готовить граждан, прощупывать почву.
 
Большой бюджет

В какой-то момент в конспектах "Финмаркета" возникает явно растерянный вице-премьер Игорь Шувалов с репликой про "огромную разбалансированность бюджетной системы" и упоминанием всуе Алексея Кудрина. Вероятно, он имеет в виду, что дополнительные расходы явно превысят 1,5-2% ВВП (порядка 1 трлн руб. в год): надо же учитывать не только собственно предвыборные обещания, но и обещания, данные до начала кампании,— и по военным расходам, и по инфраструктуре, и по развитию Дальнего Востока.
 
Здесь внимательный читатель вообще должен заподозрить у себя шизофрению. Параллельно обсуждается отказ от избыточного использования нефтегазовых доходов, возврата к формированию за их счет Резервного фонда, балансирования бюджета при цене нефти около $90 за баррель. Сейчас это около $120 за баррель, пишет в Twitter неугомонный опальный Кудрин.
 
В принципе можно обойтись и без раздвоения личности, понять, что это возможно при ускоренном наращивании госдолга. Но это означает, во-первых, перенос нынешних расходов на плечи следующего поколения, а во-вторых, это довольно странный способ управления финансами: вы же не станете держать деньги на депозите под 3%, одновременно залезая в долги под 10%?
 
Силовой вариант

Теневая экономика, уклонение от налогов, обналичка и "серые" схемы почему-то практически выпали из сферы внимания авторов "Стратегии-2020". Между тем силовые структуры, чаще всего МВД, утверждают, что объем сомнительных операций российских компаний и банков достигает астрономических масштабов — нескольких триллионов рублей в год. Впрочем, хотя сами эти данные довольно сомнительны, сообщения о вскрытии очередной схемы по незаконному обналичиванию, по которой прошло несколько десятков, а то и сотня миллиардов рублей, теперь почти перестали привлекать внимание СМИ.
 
В зависимости от специфики таких схем это означает, что мимо казны прошло порядка 20-60% этих сумм. Нижняя граница возникает, если речь идет об оплате контрабанды, а значит, уклонении от НДС при импорте и таможенных пошлин. Верхняя — если речь идет о зарплатах в конверте и коррупции.
 
Впрочем, несмотря на многолетние усилия, побед на этом фронте нет. "Серый" финансовый рынок подобен Змею Горынычу — одну голову отрубаешь, две отрастают. Есть спрос, будет предложение. Да и рубят эти головы своеобразно: вместо того чтобы (что сложно) расследовать и доказывать налоговые преступления, предпринимателям вменяется отмывание доходов (как при наркоторговле, к примеру). При этом сейчас Росфинмониторинг настаивает на гораздо более строгой ответственности за отмывание, понижении планки, на которой начинается контроль за трансакциями. И весьма велики шансы, что предложение ведомства Юрия Чиханчина будет одобрено.
 
Серьезного анализа экономических последствий этого предложения нет, а опыт последних лет свидетельствует: применение антиотмывочного законодательства избирательно, произвольно и, по-видимому, весьма коррупционноемко. Удар по бизнесу и деловому климату может быть колоссальным. Впрочем, пиар-подготовка прошла успешно: на днях Владимир Путин вроде бы благосклонно воспринял доклад вице-премьера Виктора Зубкова о вскрытых нарушениях в 30 крупных компаниях. Похоже, полковник ФСБ в очередной раз победит во Владимире Путине кандидата экономических наук и "настоящего либерала", как утверждает его пресс-секретарь.

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/1892332