Никита Петров
14
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Непрозрачное золото

Золото – самый непонятный актив последних лет. В условиях глобальной политической нестабильности, кризиса перепроизводства большинства сырьевых товаров оно отказывается расти, хотя вроде должно бы. Не знаю, что скажут сторонники теханализа, а фундаменталу золото, как мне кажется, не особо поддается. Впрочем, в своей неспособности объяснить происходящее с главным драгметаллом всех времен и народов не так давно признался и Бен Бернанке. Подробнее об этом в публикации из Bloomberg от 2013 года «Золото сбило с толку Бернанке».

Председатель самого главного в мире центробанка Бен Бернанке заявил, что не может объяснить поведение цен на золото. Если бы остальные центральные банки были повнимательнее, то прекратили бы увеличивать золотые резервы, которые потеряли в стоимости 545 миллиардов долларов после того как в 2011 году цена желтого металла достигла своего пика.

Бернанке, который получил ученую степень по экономике в Гарварде и Массачусетском технологическом институте, а также стоял у руля ФРС во времена крупнейшей со времен Великой депрессии финансовой катастрофы, заявил в июле Комитету Сената по банковской деятельности о том, что “никто в действительности не понимает поведения цены на золото, поэтому я тоже не претендую на то, чтобы ее понять”.

По оценкам экспертов Всемирного совета по золоту (Лондон), в нынешнем году центральные банки, на долю которых приходится 18% всех мировых запасов из всего когда-либо добытого золота, увеличат свои золотые резервы на 350 тонн (т.е. почти на 15 млрд. долларов). В 2012 году центробанки уже приобрели 535 тонн желтого металла (рекордный показатель, начиная с 1964 года). Крупнейшим покупателем является Россия, увеличившая свои золотые резервы на 20% после того, как в сентябре 2011 года цены достигли рекордной цены 1921,15 доллара за унцию. Однако с тех пор цены на желтый металл, как известно, упали на 31%.

В то время как крупные игроки покупают золото, инвесторы наоборот теряют веру в желтый металл как средство сбережения. По информации агентства Bloomberg, в текущем году стоимость биржевых продуктов упала на 60,4 млрд. долларов (т.е. на 43%), и в результате менеджер хедж-фонда Джон Полсон оказался в убытке. В этом же году миллиардер Джордж Сорос продал свою долю в крупнейших золотых ETF-фондах, а горнодобывающие компании показали уменьшение стоимости своих активов по меньшей мере на 26 млрд. долларов.

Наихудшее падение

Золото, которое с апреля нынешнего года стало падать, уже 4 октября в Лондоне снизилось на 21% до отметки 1316,28 доллара, достигнув минимальной точки падения начиная с 1981 года. За последние двенадцать лет (т.е. по 2012 год включительно) цена желтого металла возросла шестикратно, причем, индекс глобального состояния рынка акций MSCI увеличился на 17%, а товарный индекс GSCI Standard&Poor’s – более чем вдвое. Золото занимает третье место (после кукурузы и серебра) среди биржевых товаров, показавших наихудшие результаты роста в этом году, закрепившись на сегодняшний день на уровне 1323,23 доллара за унцию.

Ключевые игроки, которые отвечают за защиту своей экономики от инфляции, зачастую не вовремя начинают покупать золото – покупают дорого, а продают дешево. Например, когда в 1999 году цена достигла 20-летнего минимума, они снижали свои запасы. Однако, как раз перед самым пиком цен на золото, зафиксированным в 2011 году, Центральные банки стали чистыми покупателями.

“Центральные банки, как правило, покупают золото, когда надо продавать, и продают, когда надо покупать, – заявил главный инвестиционный аналитик и ведущий экономист Commonfund Group из Уилтона, штат Коннектикут, Майкл Штраус. – Ситуация на рынке будет сложной. Иногда цена на золото обуславливается, скорее, рыночными ожиданиями, чем фундаментальными факторами. Центральные банки плохо торговали золотом”.

Ключевые игроки

В период с начала 2008 по начало 2009 года величина резервов изменилась незначительно. Но затем, как свидетельствует статистика МВФ, как только цены увеличились в два раза, ключевые игроки в лице центробанков стали увеличивать свои золотовалютные резервы. Так, после ценового пика, достигнутого в 2011 году, они приобрели 884 тонны. Россия была крупнейшим покупателем, она приобрела около 171 тонны, Казахстан – 67,2 тонн, Южная Корея – 65 тонн. В течение последних двух лет (после того, как у коммерческих банков золото было приобретено в счет резервирования), золотые запасы Турции увеличились примерно на 371 тонн.

Центральные банки покупали золото на растущем рынке, а на падающем продавали, избавившись за два десятилетия (т.е. начиная с 1988 года) от почти 5899 тонн желтого металла, что эквивалентно примерно мировому объему добычи золота за два года. Начиная с июля 1999 года, Великобритания продала около 395 тонн желтого металла, а месяцем ранее цены как раз достигли минимального за два десятилетия значения (с начала 1980-х по март 2002 года включительно).

На момент продажи золота Великобританией, цена желтого металла в среднем составляла около 277 долларов. В настоящее время общий вес слитков и монет в Банке Англии, в том числе слитки, выплавленные в Нью-Йорке в 1916 году, составляет 310,3 тыс. тонн, что составляет 13 процентов от общего объема резервов страны.

Золотой стандарт

Самый успешный инвестор в мире Уоррен Баффет, четвертый в списке самых богатых людей по Индексу миллиардеров Bloomberg, заявил, что золотой металл не обладает полезностью, т.к. оседает в хранилищах. Поскольку в XIX веке США, Великобритания и ряд других стран приняли золотой стандарт, чтобы ограничить инфляцию, ни один центральный банк или государственное учреждение больше не привязывает валюту к желтому металлу (например, ФРС перестала привязывать доллар к золоту четыре десятилетия назад).

Когда Бернанке попросили высказаться по поводу волатильности цен на золото и его долгосрочном воздействии на снижение экономических стимулов, председатель ФРС заявил 18 июля Комитету Сената по банковской деятельности, что, по мнению инвесторов, потребность в “страховании на случай катастрофы” уменьшается. На состоявшихся два года тому назад слушаниях в Конгрессе он охарактеризовал золото в качестве актива, а не денег. По его мнению, тот факт, что центральные банки владеют золотыми резервами, является “многолетней традицией”.

Оказалось, что следование этой традиции надо рассматривать как плохое инвестиционное решение. Так, за последние два года Казахстан увеличил свои резервы почти в два раза, а Южная Корея, начиная с середины 2011 года, – в семь раз. “Бернанке в присущей ему манере намекал на то, что золоту уделяется слишком много внимания, и что желтый металл – это слишком раздутый актив, – заявил профессор экономики и международного бизнеса Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини. – Золото не является валютой”.

Инструмент хеджирования против инфляции

Начиная с декабря 2008 года по июнь 2011 года, цена драгоценных металлов выросла на 70%, поскольку ФРС понизила курс доллара, закачав более 2 трлн. долларов в свою финансовую систему и тем самым подогрев спрос на инструменты хеджирования против инфляции. Но согласно данным Бюро трудовой статистики, этого делать совсем не требовалось, поскольку потребительские цены в США выросли за последние пять лет в среднем в годовом выражении на 1,7 процента, по сравнению со средним показателем 4,3 процента за четыре декады.

Если учитывать инфляцию, то получится, что золото стоит почти половину своей цены в 1980 году. Цена желтого металла достигла в тот период рекордного значения в 850 долларов после того как американские политические и финансовые потрясения в конце 1970-х годов привели к всплеску потребительских цен. Как показывает калькулятор, установленный на сайте Федерального резервного банка Миннеаполиса, в 1980 году цена металла оценивается в 464 доллара.

Прогнозы цен

По утверждению некоторых аналитиков, “медвежий” рынок продолжится и в будущем. Прогнозы Goldman Sachs Group Inc. и Societe Generale SA на этот год оказались верными. Расположенное в Нью-Йорке подразделение Goldman Sachs сообщает, что цены снизятся до отметки 1110 долларов за унцию в течение следующих 12 месяцев, а аналитики из парижского офиса Societe Generale предсказывают среднюю цену на 2014 год в размере 1125 долларов. Как сообщает агентство Блумберг, опираясь на мнение 12 опрошенных аналитиков, в четвертом квартале средняя цена желтого металла достигнет самого низкого уровня за последние три года – 1300 долларов.

Центральные банки приобрели металла в то время как баланс ФРС увеличился в четыре раза (начиная с 2008 года) и во всем мире наблюдалось понижение процентных ставок до рекордно низкого уровня. С момента начала европейского долгового кризиса четыре года назад, для таких стран, как Греция, Ирландия, Португалия, Испания и Кипр требуется выделение помощи, а это, в свою очередь, вызвало опасения, что перечисленные государства будут вынуждены покинуть зону евро.

“Бытовало широко распространенное убеждение, что евро как валюта перестанет существовать, – сказал Майкл Аронстайн, президент Marketfield Asset Management LLC (Нью-Йорк). – Многие иностранные центральные банки полагали, что не смогут поддержать евро, и не желали увеличивать долларовые запасы. Это был шаг отчаяния и страха, что и привело к резкому увеличению спроса [на золото]”.

Покупательная способность

Хотя золото и торгуется ниже максимума 1980-го года (с поправкой на инфляцию), все равно, с точки зрения сохранения покупательной способности, желтый металл до сих пор чувствует себя лучше, чем доллар. Так, в 1970 году – за год до того, как доллар “отвязали” от золота – на один доллар можно было купить примерно три четверти галлона молока, а на унцию золота – 28 галлонов. К концу 2011 года на доллар можно было купить около четверти галлона, а на унцию золота – 420 галлонов.

Как заявил в августе в одном из интервью Натан Шитс, бывший глава международного финансового отдела ФРС, а в настоящее время генеральный руководитель отдела международной экономики в корпорации Citigroup Inc., владение золотом надо признать разумной стратегией, вот именно поэтому центральные банки, вероятно, создают резервы на долгосрочную перспективу – т.е. на одно-два десятилетия, а не один-два года. С начала 1999 года золотые запасы США, Германии и Италии – а этим странам в совокупности принадлежит 44 процента всех золотых запасов, хранящихся в центральных банках, – изменились всего лишь на менее чем 3%.

Форт-Нокс

США обладают крупнейшими в мире золотыми запасами в размере 8133,5 тонн на сумму 344,2 млрд. долларов (72% от общего объема резервов). Как сообщается на сайтах Монетного двора США и ФРС, большая их часть хранится в золотом хранилище США, расположенном в Форт-Нокс, штат Кентукки, и оценивается, начиная с 1973 года, по общей балансовой стоимости 42,22 долл. за унцию. С тех пор величина золотого запаса снизилась примерно на 450 тонн (т.е. на 5%).

Бывший представитель от штата Техас республиканец Рон Пол (который призывал к независимой переоценке золотых запасов США, желая показать, что они не пусты) предложил, чтобы специальная комиссия рассмотрела “металлическую основу американской валюты”. Штат Юта признает драгоценные металлы в качестве денег; кроме того, законодатели из, по крайней мере, шести других государств уже рассмотрели или рассматривают законопроекты, призванные принимать в качестве платежного средства монеты из драгоценного металла.

“По крайней мере, ученые-экономисты, да и, думаю, те люди, кто жил в XIX веке, считали, что золотой стандарт работает неважно, – заявил 23 августа в Джексон Хоуле (штат Вайоминг) президент Федерального резервного банка Сент-Луиса Джеймс Буллард. – Похоже, привязывать доллар к золоту в ситуации, когда золото скачет, как сумасшедшее, очень проблематично”.

Фиксированные суммы

Как заявил Бен Бернанке в марте 2012 года в Университете Джорджа Вашингтона, возвращение к золотому стандарту – т.е. к денежной системе, в которой валюты обмениваются на фиксированные суммы золота, – невозможно, потому что желтого металла не имеется в достаточном количестве, и данная мера не позволит правительствам ослабить денежно-кредитную политику.

На данный момент золотые запасы центральных банков оцениваются в размере 1,35 трлн. долларов, а в сентябре 2011 года – 1,9 трлн. долларов (по ценам на 2011 год). По прогнозу Morgan Stanley, к 2018 году объемы покупки странами желтого металла превысят 500 тонн. Однако, как сообщает агентство Блумберг, их аппетиты противоположны настроениям инвесторов, которые сокращают в этом году свои инвестиции в ETF-фонды на общую сумму 81,4 млрд. долларов (43%).

Самая недавняя покупка золота центробанком произошла менее чем за год до того, как в январе 2010 года Сорос назвал слитки “до предела раздутым пузырем активов”. Во втором квартале 83-летний миллиардер продал всю свою долю в SPDR Gold Trust (GLD), самом большом из золотых ETF-фондов. В это же самое время Полсон сократил долю своей компании на 53 процента.

Развивающиеся рынки

Венесуэла держит в золоте 67% своих резервов (данный показатель – наибольший среди стран с развивающейся экономикой), у России величина этого же показателя на 9% меньше. Однако, как заявил в январе бывший первый заместитель председателя правительства Алексей Улюкаев, поскольку Центральный банк России будет продолжать покупать золото и дальше, то темпы накопления золота могут варьироваться. Как следует из июньского заявления бывшего председателя Центрального банка России Сергея Игнатьева, колебания запасов желтого металла не смогут изменить взглядов банка на роль золота в резервах.

“Мы понимаем, что цены на золото являются капризным индикатором, – заявил Куинси Кросби, рыночный аналитик из Prudential Financial Inc., которая управляет активами на сумму более чем 1 трлн. долларов. – Некоторые центральные банки стали рассматривать золото в качестве альтернативного актива, призванного защитить от потенциального инфляционного давления, которое появилось в результате политики количественного смягчения и низких ставок мировых центробанков”.