Никита Петров
2
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

Веселый Роджерс

Наверное, его можно назвать самым узнаваемым в России инвестором. Колоритную физиономию легенды инвестиционного бизнеса в последнее время любят показывать по государственным каналам. Оно и неудивительно, ведь он хвалит Россию. Правда, в специфических формулировках в стиле «Россию все ненавидят, но, на мой взгляд, они ошибаются». И дело не в том, что он принципиальный русофил. Просто Джим Роджерс прославился своими контртрендовыми стратегиями. Подробнее о нем – в сегодняшней старости (первоисточник – сайт k2kapital.com).Отдельные тезисы в тексте устарели, но образ мышления все-таки раскрывают. 

Джиму Роджерсу  - одному из опытнейших инвесторов, который ранее был партнером знаменитого финансиста Джорджа Сороса, нередко приходится отвечать на вопросы инвесторов о практике долгосрочного вложения средств на мировых финансовых и товарных рынках. Очевидно, что никто не сможет сделать это лучше, чем человек, добившийся в течение 10 лет совокупной доходности портфеля в размере примерно 4000%, - против 50-процентного роста индекса Standard&Poor’s 500, - и покинувший бизнес хеджевых фондов в возрасте 37 лет.

Следует отметить, что Джим Роджерс довольно хорошо известен тем, кто интересуется вопросами экономики, финансов и инвестиций. Методы его деятельности рассматривались в книгах “Денежных дел мастера нашего времени” (“Money Masters of Our Time”) Джона Трейна, “Волшебники рынка” (“Market Wizards”) Джека Швагера и др. О Роджерсе нередко упоминали такие влиятельные издания как Washington Post, New York Times, Barron's, Forbes, Fortune, Wall Street Journal, Financial Times и другие. "Индиана Джонс от финансов" – так назвал Роджерса известный журнал Time.

Джим Роджерс, родившийся в 1942 году, учился в Йельском университете, а затем в Оксфорде, где изучал политику, философию и экономику. Летом 1964 года, работая в фирме Dominick & Dominick, Роджерс по-настоящему увлекся происходящим на Wall Street и “с головой окунулся” в жизнь финансового мира. Именно сюда он вернулся после окончания Оксфорда и службы в армии. В начале 1970-х гг., получив опыт в фирме Arnhold and S. Bleichroeder, он стал одним из основателей Quantum Fund - партнерства в сфере глобальных инвестиций. В течение следующих 10 лет стоимость портфеля Quantum Fund увеличилась более чем на 4000%, тогда как рост индекса Standard&Poor’s 500 за этот период составил менее 50%. В возрасте 37 лет Роджерс решил покинуть фонд. В настоящее время он управляет собственным портфелем, преподает финансы в Graduate School of Business при Колумбийском университете и является постоянным комментатором и ведущим рубрик в различных средствах массовой информации.

В сентябре 2003 г. Роджерс дал интервью TradingMarkets.com, в котором прежде всего отметил, что процесс принятия им инвестиционных решений является весьма сложным. Исходным пунктом, как правило, оказывается обнаружение некоего потенциального объекта для инвестиций – будь то страна, отрасль, компания или валюта, - который привлекает внимание финансиста в силу своей дешевизны или, наоборот, дороговизны (поскольку большие деньги можно сделать, играя как на повышение, так и на понижение). Роджерс всегда проводит тщательные исследования с целью проверки точности своих инвестиционных решений. Он старается не покупать ничего, что не являлось бы “очень, очень дешевым”, поскольку тогда даже в случае ошибки его потери не должны оказаться существенными.

Подобным образом, Роджерс, как правило, решается на проведение операций "без покрытия", только если продаваемые активы являются “невероятно дорогими”. По его словам, за свою жизнь он много раз продавал “нечто дорогое, только чтобы увидеть, как оно подорожало еще больше”; поэтому теперь, прежде чем начинать игру на понижение, он всегда старается убедиться, что ее объекты уже значительно переоценены.

Как известно, на фондовом рынке чрезвычайно важно вовремя выйти из игры – как в случае прибыльных торгов, так и при проигрыше. В ответ на вопрос о том, как он определяет момент выхода, Роджерс заявил, что в любом случае ориентируется на фундаментальные показатели и сохраняет позиции, пока не происходит существенных долгосрочных изменений. Скажем, он будет склонен продать активы, которыми владел в течение нескольких лет, если вдруг окажется, что качество отраслевого менеджмента ухудшилось, или в отрасли накопились избыточные мощности. Другой пример: в стране меняется правительство, и вместо прокапиталистического устанавливается антикапиталистический режим. В то же время Роджерс признает, что время от времени он, как и другие игроки, бывает неправ, поддаваясь панике и закрывая позиции в неудачный момент. Иногда его короткие продажи оказываются убыточными, и ему приходится покрывать короткие позиции, которые “работают” против него. В случае длинных позиций это происходит не так часто.

Говоря о конкретных торговых операциях, которые могли бы дать инвесторам представление о процессе принятия им инвестиционных решений, Роджерс привел в пример ценные бумаги африканского государства Ботсвана, заявив, что все акции ботсванских компаний, купленные им до сих пор, продолжают находиться в его портфеле. По словам Роджерса, проехав по этой стране на мотоцикле в 1991 году, он осознал, что дела в ней идут как положено, и она представляет невероятный потенциал роста. Он отправился в столицу страны и купил акции всех компаний, торговавшихся на Ботсванской фондовой бирже. Впоследствии Роджерс приобретал акции всех ботсванских компаний, проводивших первичные размещения, и, реинвестируя свои дивиденды, направлял все большее количество денег в Ботсвану. По мнению финансиста, эта страна является одним из наиболее хорошо управляемых, демократических и устойчиво развивающихся государств мира, а ее фондовый рынок многократно вырос за тот период, в течение которого Роджерс вкладывает в него деньги.

Что касается неудачно проведенных операций, Роджерс припомнил случай с короткой продажей фьючерсов на сырую нефть в 1980 году, непосредственно перед вторжением Ирака в Иран. По его словам, это был неудачный момент для игры на понижение по нефтяным контрактам. Когда началась война, цены на нефть резко взлетели, и Роджерс спешно покрыл короткие позиции, - чего не следовало делать, поскольку фундаментальные показатели нефтяного рынка все еще оставались слабыми. По его признанию, он “был шокирован и впал в панику, как и все остальные”.

Впрочем, как правило, панические настроения, возникающие на рынках, как раз привлекают повышенный интерес Роджерса, который старается использовать их к своей выгоде. Так, когда прошлым летом начался панический сброс акций на американском и европейском фондовых рынках, Роджерс впервые за много лет покрыл все свои короткие позиции. Он отмечает, что дело было не только в мощном сбросе, подогревшем его “аппетит”, но и в том, что в этот период американский центральный банк чрезвычайно активно печатал деньги, а администрация Буша чрезвычайно быстро их тратила. Из этого напрашивался вывод, что акции неизбежно пойдут вверх. По этой причине Роджерс, который, по его словам, не любит отсутствия коротких позиций, не имел их с июля прошлого года вплоть до июня нынешнего года, когда он снова включился в игру на понижение.

В июне финансист осуществил серию коротких продаж на рынке облигаций, где наблюдалась настоящая истерия: весь мир, казалось, играл на повышение долгосрочных обязательств. Когда на рынке казначейских обязательств начался сброс, Роджерс покрыл свои короткие позиции, сочтя, что в условиях, когда процентные ставки снизились на 100 базисных пунктов в течение двух-трех недель, паника может выйти из-под контроля. Правда, по его словам, возможно, он сделал это слишком поспешно.

Относительно того, завершился ли подъем на рынке облигаций, продолжавшийся 22 года, Роджерс выразил мнение, что “бычьего” рынка, начало которому было положено в 1981 году, в настоящее время больше нет. Несомненно, ралли будут иметь место, и причина, по которой Роджерс покрыл свои короткие позиции, заключается в ожидании такого ралли, возможно, достаточно сильного и продолжительного. Однако он рассчитывает в ходе этого ралли сыграть на понижение облигаций, поскольку полагает, что оно так или иначе завершится падением.

В последнее время некоторые эксперты указывают на сходство между текущим рынком и рынком 1970-х гг., участники которого предпочитали физические активы ценным бумагам. По этому поводу Роджерс утверждает – и это отражено в его многочисленных публикациях и выступлениях за последние пять лет, включая книгу “Приключения капиталиста” (“Adventure Capitalist”), - что рынок акций вступил в “медвежью” фазу, а товарный рынок – в “бычью”. Это мнение послужило причиной основания года товарного индексного фонда, стоимость активов которого с тех пор увеличилась на 95%, в противоположность печальной судьбе акций. Таким образом, происходящее действительно напоминает ситуацию, сложившуюся в 1970-х гг., но подобное случалось в истории неоднократно. В начале XX столетия товарный рынок находился на взлете около 20 лет, тогда как с акциями не происходило абсолютно ничего вплоть до середины 1920-х гг., несмотря на то, что Америка из государства-должника превратилась в государство-кредитора и стала самой экономически успешной страной в мире.

В настоящее время, по мнению Роджерса, начался многолетний период, в течение которого акции не будут очень удачным объектом для вложений: они будут колебаться, двигаясь то вверх, то вниз, причем вниз, вероятно, в большей степени, чем вверх. С другой стороны, товарный рынок будет переживать “бум”, начало которому уже положено. Этот бум будет продолжаться еще пять-десять лет, и именно к данному рынку следует обратиться тем, кто хочет разбогатеть.

На вопрос о том, какие секторы рынка, помимо облигаций, в настоящее время представляются наиболее подходящими объектами для игры на понижение, Роджерс заметил, что сигналом к коротким продажам всегда является наличие на финансовых рынках “перегибов”, или излишеств, выходящих за пределы разумного. Так, в 1980 году на нефтяные компании приходилось около 30% индекса S&P 500, они были чрезвычайно сильными и влиятельными, но именно тогда следовало играть по ним на понижение. Кстати, пять лет назад около 30% индекса S&P составляли технологические компании, а ныне столько же составляют финансовые, а значит именно в этой сфере наблюдается “перегиб”.

По словам Роджерса, для того чтобы обнаружить его, достаточно внимательно взглянуть на то, что происходит на Wall Street. Несмотря на все проблемы последних лет, там все еще делаются огромные деньги, и количество сотрудников финансовых компаний остается примерно таким же, как несколько лет назад, причем многие из них получают огромные зарплаты и премии. Уровень финансового левериджа, т.е. использования заимствованных средств с целью извлечения прибыли, в настоящее время невообразимо высок. В результате мощнейшего “бума” на рынке ценных бумаг за последние пять-десять лет в мире образовалось столько производных инструментов, что сейчас никто в точности не знает их количества. Можно привести множество других примеров, указывающих на гигантские перекосы в системе финансовых рынков.

Для сравнения Роджерс приводит в пример Японию, где в 1990 г. основной фондовый индекс Nikkei Average приблизился к уровню 40000 пунктов. В настоящее время он находится чуть выше 10000 пунктов, тогда как весной его значение опускалось ниже 8000 пунктов. Индустрия японских взаимных фондов за указанный период времени утратила приблизительно 95% своих активов, что, вне всякого сомнения, свидетельствует о жестоком “медвежьем” рынке. Ясно, что в подобных условиях в финансовой системе должна произойти мощная чистка, в результате которой может сформироваться новый “бычий” рынок акций.

Все это объясняет, почему Роджерс играет на понижение в американском финансовом секторе. Он осуществляет короткие продажи бумаг инвестиционных компаний и, вероятно, вскоре будет делать то же самое с бумагами некоторых брокеров.

В отношении американской валюты и национального долга Роджерс заявил, что доллар является чрезвычайно “подпорченной” валютой. Задолженность Америки в настоящее время составляет более $7 трлн., и с этой реальностью инвесторам необходимо считаться, нравится им это или нет. США ныне являются крупнейшим государством-должником, какое когда-либо видел мир; их иностранный долг превышает иностранные долги всех других государств-должников мира вместе взятых. По мнению Роджерса, политика Федеральной резервной системы США в настоящее время состоит в том, чтобы девальвировать доллар и поднять цены. В этой ситуации доллар, очевидно, является ненадежной валютой с шаткими основаниями. По мнению Роджерса, девальвация валюты никогда не является позитивным фактором для страны, поскольку не “срабатывает” в долгосрочной перспективе, лишь ухудшая положение дел, - хотя в краткосрочном периоде она иногда оказывается эффективной.

Проблема состоит в том, что в мире осталось не так уже много устойчивых валют. В портфеле Роджерса находится 12-15 валют различных регионов, и он ежедневно отслеживает состояние валютного рынка, стараясь найти стабильную валюту. Ныне все страны научились девальвировать свои валюты, разоряя соседей. Даже Сингапур, который пытался сохранить сильную валюту, больше не может этого делать, потому что в обстановке повальной девальвации рискует стать неконкурентоспособным. Кстати, обесценивание мировых валют является одним из факторов, объясняющих оптимистичный настрой Роджерса по отношению к перспективам товарных рынков.

На вопрос о том, является ли в данной ситуации предпочтительным вкладывать деньги в золото, Роджерс ответил, что, хотя он владеет определенным количеством этого металла, он не является его фаворитом на товарном рынке. По мнению Роджерса, на товарных рынках имеются более перспективные объекты для вложения средств. Соотношение спроса и предложения на текущий момент резко нарушено почти для всех категорий товаров, и запасы почти всех товаров, за исключением золота, в мире сократились. В последние 20 лет разведка золотых месторождений и добыча золота постоянно разрастались – несмотря на то что цена золота снизилась, а золотые запасы достигли высочайшего уровня в истории. Центральные банки разных стран обладают огромными резервами этого драгоценного металла и намереваются продавать его. Исходя из всего этого, Роджерс менее оптимистично относится к золоту, чем к большинству других товаров. Он шутит, что в течение веков алхимики рассчитывали разбогатеть, найдя способ превращать свинец в золото, а ныне можно было бы, вероятно, сделать гораздо больше денег, научившись превращать золото в свинец, поскольку в течение следующих нескольких лет цены на этот металл в процентном выражении поднимутся значительно сильнее.

Роджерс очень осторожно отнесся к вопросу о том, какие металлы, сельскохозяйственные продукты или промышленное сырье сейчас наиболее выгодно покупать на товарном рынке, заявив, что если назвать лучший товар, он непременно в дальнейшем окажется худшим. По его словам, в настоящее время хорошие перспективы имеют цинк, свинец и алюминий. Среди сельскохозяйственной продукции он рекомендует покупать сахар и кофе. В целом, на данный момент товарный рынок предоставляет массу возможностей для вложения средств на ближайшие пять-десять лет.

Примечательно, что в течение последних нескольких лет Китай превратился в весьма важный фактор для мирового товарного рынка, став гораздо более крупным потребителем металлов и других сырьевых ресурсов. Многие эксперты считают, что роль Китая в глобальной экономике в дальнейшем будет нарастать. Роджерс полагает, что “XIX столетие было веком Великобритании, ХХ столетие – веком США, а XXI будет веком Китая”. Наилучший способ сыграть на продвижении Китая – это приобретать товары, в которых эта страна нуждается и которые она будет покупать. Китайцы, определенно, не станут покупать у США автомобили или телевизоры, но им крайне необходимо сырье, которое им придется импортировать в огромных количествах. Поэтому вложение средств в сырье должно оказаться значительно выгоднее, чем покупка акций на Китайской фондовой бирже. Китай уже стал одной из крупнейших стран-импортеров в мире, и эта тенденция будет только усиливаться. Любого, кто намеревается осуществлять бизнес в Китае, ожидают большие трудности, но тот, кто сможет что-то продавать Китаю, сделает себе состояние.

Возникает вопрос, предпочтительно ли в этой ситуации вкладывать средства в американские горнодобывающие компании. Роджерс отмечает, что любая страна, имеющая ресурсы на продажу, может получить преимущества, однако Китай традиционно покупает у США сравнительно немного, отчасти по причинам исторического характера. Его значительно более крупными поставщиками являются азиатские и австралийские, а также в определенной степени южноамериканские горнодобывающие компании. Само собой, если Китай будет покупать, например, много меди, американские компании, добывающие этот металл, также получат прибыль, поскольку цена меди поднимется.

Роджерс указывает, что можно инвестировать в компании, занимающиеся добычей сырья, или в страны, владеющие сырьевыми ресурсами, такие как Канада или Австралия, но наилучшим методом ему представляются инвестиции непосредственно в товары. Вкладывая деньги, скажем, в компанию Phelps Dodge (PD), инвестор должен волноваться по поводу состояния американского фондового рынка в целом, по поводу качества менеджмента компании, ее конкурентов, баланса, методов бухгалтерского учета, политики правительства и т.д. Проанализировать перспективы меди или свинца намного проще, чем изучить перспективы компаний, добывающих эти металлы, или стран, в которых ведется их добыча. Кроме того, товарами гораздо проще торговать. Таким образом, Роджерс является в большей степени сторонником “чистой игры” на фьючерсах. Товарный индекс Rogers International Commodities Index, RICI, рассчитывается на основе стоимости 35 товаров, активно торгуемых на международных биржах, и именно к этому индексу привязан основанный Роджерсом фонд, инвестирующий на товарных рынках.

В заключение стоит упомянуть о недавней публикации книги Роджерса "Adventure Capitalist: The Ultimate Road Trip", посвященной трехлетнему путешествию по миру, состоявшемуся в 1999 – 2001 гг. Вместе со своей женой Пейдж Паркер  Роджерс посетил 116 стран, проделав на желтом Mercedes-Benz, сделанном на заказ, 152000 миль пути. Выехав 1 января 1999 г. из Исландии, он пересек Европу, территорию бывшего Советского Союза, Китай, Африку, Ближний Восток и американский континент, посетив при этом страны, редко привлекающие туристов, в том числе Мьянму, Анголу, Судан, Конго, Колумбию, Восточный Тимор и др. "Adventure Capitalist" – это история путешествий и приключений, наполненная глубокими чувствами и тонким юмором, и, кроме того, весьма захватывающий обзор по мировой экономической географии с экскурсами по инвестиционной привлекательности стран и регионов. В книге Роджерс представляет собственное мнение о том, какую страну ожидает рост, а какую – крах, где можно найти миллион, а где – его потерять. Помимо выводов о том, что на товарных рынках формируется "бычья" тенденция, а XXI век принадлежит Китаю, путешествуя по миру, Роджерс сделал еще целый ряд наблюдений и прогнозов. В частности, он полагает, что Пакистан находится на грани распада, Индию ждет разделение на несколько государств, Боливия восстанавливается после десятилетия нестабильности благодаря гигантским запасам природного газа, неправительственные организации – прибежища жуликов, а евро обречен на провал.

Предыдущая книга, вышедшая в 1994 г., называлась “Мотоциклист-инвестор” (“Around the World with Jim Rogers: Investment Biker”) и рассказывала о путешествии на мотоцикле, совершенном десятью годами ранее – в 1990 - 1992 гг. Оба путешествия, между прочим, попали в Книгу рекордов Гиннесса. По словам Роджерса, это совершенно разные книги, повествующие об абсолютно разных маршрутах и абсолютно разных инвестиционных подходах, однако почти все читатели заявляют, что вторая книга нравится им больше.

Роджерс считает, что чрезвычайно много почерпнул из своих поездок. По его мнению, ничто не имеет такого значения, как знание о том, что реально происходит в мире, а это знание можно скорее почерпнуть не из выступления министра финансов, содержание которого можно предсказать заранее, а из слов “парня, торгующего на черном рынке”.