Financial One
0
All posts from Financial One
Financial One in Журнал о финансовых рынках, инвестициях и биржевой торговле,

«Биржа РТС была уникальным шансом вместе с единомышленниками воплотить свою мечту»

По случаю 20-летия с момента образования РТС Financial One собрал ее отцов-основателей, чтобы они рассказали, с чего началась история одного из самых успешных проектов российского финансового рынка. В беседе приняли участие Дмитрий Пономарев (первый президент биржи), Дмитрий Васильев (глава ФКЦБ, курировавший развитие РТС), Алексей Телятников (руководил техцентром биржи), Олег Ячник (глава компании «ОЛМА») и Роман Горюнов (президент НП РТС). Модерировала беседу корреспондент журнала Татьяна Ломская. Фотограф: Ника Морозова.

Модератор: Коллеги, мы знаем, что днем рождения РТС считается 5 июля 1995 года. Однако компания создавалась до этого на протяжении некоторого времени. Как все начиналось? Может быть, вы вспомните, кому пришла в голову идея о создании биржи?

Васильев: Насколько я помню, эти события относятся еще к 1993 году. Шла приватизация. Брокеры скупали акции российских компаний, иностранные инвесторы тоже хотели их приобрести, однако в стране на тот момент не было прозрачной системы покупки, продажи и перепродажи бумаг. Я тогда был зампредом Госкомимущества, отвечал за добавочные аукционы и стратегию приватизации. Правительство было очень обеспокоено тем, как идет процесс концентрации собственности.

Все понимали, что ваучерная приватизация скоро закончится — она и закончилась 1 июня 1994 года. Соответственно, было необходимо, чтобы появились эффективные собственники и прозрачная система оценки стоимости бизнеса. В 1993–1994 годах эта тема будоражила умы и работников правительства, и наших экспертов. С другой стороны, был подобный же запрос со стороны самих участников рынка. В итоге мы начали заниматься этим вопросом с двух сторон.

И тогда было принято решение создать Федеральную комиссию по ценным бумагам (ФКЦБ). Одной из ее задач было содействие в создании торговой системы. Тем не менее сама идея организации новой биржи изначально шла от рынка.

Ячник: Это действительно так.

Васильев: Рынок говорил, какая форма ему необходима. У нас была просто идея, что нужно торговать. А как торговать?.. Обсуждения шли, но реальных шагов предпринято не было. К июлю 1994 года правительство дозрело до того, что надо создавать комиссию по ценным бумагам в качестве регулятора. В его плане действий было описано много задач, например, политическая задача «обманутые вкладчики». Однако там были и очень важные задачи, связанные с рынком. Все понимали, что необходимо навести порядок с регистрацией, сделать биржевую торговую систему, запустить какие‑то инструменты.

Модератор: Понятно, какая инициатива шла от власти. А в каком состоянии пребывал российский рынок ценных бумаг?

Ячник: Приватизация началась в конце 1992 года с двух показательных чековых аукционов, после которых у населения вместо приватизационных чеков оказались первые акции. А в 1993 году уже каждую неделю в Москве выходили на чековые аукционы три — пять компаний. Акции приватизированных предприятий начали хождение на рынке к осени 1993 года. Одновременно появились первые реестры акционеров.

Дмитрий Васильев, Дмитрий Пономарев, Олег Ячник

Брокеры уже в конце 1993 — начале 1994 года собирались в небольшие ассоциации, но когда они осознавали, что создание торговой площадки требует огромного количества времени и средств и что этим надо заниматься, забыв про свою компанию, которая сама продолжает работу по организации процесса приватизации, то в конечном итоге эти объединения тихо распадались и умирали. Поэтому до конца приватизации, которая фактически закончилась 30 июня 1994 года, конкретной работы по созданию торговой площадки проведено не было.

Васильев: Тогда мы провели большую конференцию и сделали доклад. Присутствовали все участники рынка. По-моему, это было в гостинице «Славянская» в Москве. В ходе встречи прозвучало предложение создать торговую систему, похожую на NASDAQ. У нее еще не было названия, было неясно, кто будет учредителем. Но задача была поставлена и вошла в план действий ФКЦБ.

Ячник: В результате этой конференции 15 инвестиционных компаний учредили Профессиональную ассоциацию участников фондового рынка (ПАУФОР). На первом же заседании учредителей ПАУФОР приняла шестнадцатую компанию. В общем, все начиналось с нуля. У ПАУФОР не было ни помещения, ни штата. Адрес: Садовая Каретная, дом 20, где располагалась инвестиционная фирма «ОЛМА», стал лет на 10 юридическим адресом ПАУФОР, а затем и РТС. Адрес сменили только когда РТС купила здание на Долгоруковской.

Месяца два руководитель ассоциации Дмитрий Пономарев был ее единственным сотрудником. Но брокеры делегировали своих работников. Первые полгода существования ПАУФОР готовились документы, регламентирующие деятельность Ассоциации, и, конечно, разрабатывались правила торговли.

К этому времени уже появилась ДКК (Депозитарно-клиринговая компания). Ее учредителями стали тринадцать из тех пятнадцати компаний, которые создали ПАУФОР после встречи в гостинице «Славянская». Компания взяла на себя очень важную вещь — организовала процесс перерегистрации акций по договорам купли-продажи для эмитентов, чьи реестры находились в других городах России.

Когда работа в ПАУФОР пошла, когда появились первые правила, стартовали торги, региональные брокеры — из Екатеринбурга, Новосибирска, Санкт-Петербурга — обиделись: как же так, в Москве есть организация, а у нас нет. И там возникли местные ассоциации, объединившие многих локальных брокеров.

Профессиональная ассоциация участников фондового рынка (ПАУФОР) была образована 15 мая 1994 года. Ее основатели обязались придерживаться взаимных договоренностей, правил информационной открытости и единого документооборота. Кроме этого, компании обязались разработать стандарты торговли ценными бумагами и главное — создать внебиржевую торговую систему, которая была запущена осенью того же года.

Пономарев: На самом деле очень правильно, что создавалась именно инфраструктура — вот эти все организации… Тогда было создано несколько ассоциаций. ПАУФОР была не единственной ассоциацией брокеров, с которой мы тесно взаимодействовали.

Телятников: Подобные организации были в Новосибирске, Екатеринбурге, Питере

Алексей Телятников

Пономарев: Подожди, ты прав абсолютно, было некоторое количество организаций. ПАУФОР на самом деле была московская. А национальной она стала после того, как мы перешли от системы региональных организаций к одной национальной.

Васильев: Тогда был другой рынок. Региональный в значительной мере.

Ячник: В 1995 году поздней осенью состоялся исторический совет директоров четырех ассоциаций из четырех городов, и на нем произошло их объединение. К этому времени ПАУФОР уже существовала больше года, региональные ассоциации — несколько меньше. Состоялось шестичасовое заседание в Комитете советских женщин, в переулке между Дмитровкой и Тверской. Начали мы где‑то в четыре, а заканчивали уже в половине одиннадцатого. Я вел этот совет директоров и поэтому помню, как это было — очень нервно. Три раза прерывались. Почему? Потому что регионы боялись потерять свое влияние. Они требовали, чтобы определенное количество их участников вошло в объединенный совет директоров. И как раз на этом историческом совещании произошло разделение ПАУФОР на две организации — НАУФОР (Национальную ассоциацию участников фондового рынка) и Торговую систему РТС. Это был конец 1995 года.

Телятников: Там была еще часть… Ведь каждая ассоциация должна была потом провести собственное собрание. Они проводили его у себя в городах, и мы ездили к ним смотреть, как это происходит. Самая знаменитая история произошла на Урале. Мы прилетели на собрание. Все московские участники вышли, голосование прошло, после чего выходит председатель ассоциации и говорит: «Ну что, решение принято». Все начинают друг друга поздравлять. И тут один из участников спрашивает: «А какое?» (Все смеются.)

Пономарев: На самом деле, наверное, так и появился первый в стране опыт — сначала де-факто, а потом де-юре — саморегулирования и формализации рынка.

Васильев: Без сомнения, самый успешный опыт.

К моменту разделения в ПАУФОР функционировала торговая система ПОРТАЛ от американской биржи NASDAQ, адаптированная под российские реалии. В ней котировались бумаги РАО ЕЭС, «Ростелекома», «Норильского никеля», «Юганскнефтегаза» и других компаний, однако цены были больше индикативными. Регулярные торги стартовали в мае 1995 года, когда появились первые семь маркетмейкеров, поддерживавших двусторонние заявки по некоторым акциям. В середине 1995 года на смену ПОРТАЛу пришла РТС.

Пономарев: Что забавно: во‑первых, мы все понимали, что РТС расшифровывается как «Российская торговая система». Тем не менее формально в документе мы назывались «Торговая система РТС». Почему? Потому что мы обратились тогда — я уж не помню, какой орган тогда разрешал использование слов «Россия» и «Российская Федерация»,— но нам отказали. Формально — по причине того, что у нас торгуются не все эмитенты страны. Поэтому мы стали называться РТС, без расшифровки.

Телятников: Интересная история была с доменом rts.ru. Он принадлежал компании «Российские телесистемы». Как‑то я летел на конференцию с «телекомщиками». Говорю: «Ребята, вы же не пользуетесь доменом rts.ru. Отдайте его нам!» Они говорят: «Знаете, мы опасались, что конкуренты могут его забрать. Но раз вы не конкуренты, вам можно отдать». Я спрашиваю: «А сколько стоит?» А они мне в ответ: «Да за пиво заплати». Вот так мы получили домен rts.ru. Представляю, сколько бы этот домен стоил сейчас…

Васильев: Вовремя надо покупать все. Инвестировать вовремя.

Читать дальше