Эдуард Маркаров
17
All posts from Эдуард Маркаров
Эдуард Маркаров in Mrak-Antonim,

Эпизоды прошедшей Отечественной

Как-то одна из сотрудниц архива провинциального городка в 80-х гг.прошлого века наткнулась на  документы, излагающие скупым канцелярским языком, что в годы ВОВ в городке, находящемся в глубоком тылу на Волге располагалась школа военных переводчиков, поставивших фронту десятки своих выпускников. Не бог весть специалисты, и что же здесь интересного? Но для небольшого городка, далёкого от линии фронта и воинской славы городов-героев, хоть что-то необходимо было отыскать для поддержания какого-то статуса-кво. Потому хватило терпения ознакомиться с материалами поглубже. Первая находка: одним из выпускников школы был популярный в настоящем актёр театра и кино Владимир Абрамович Этуш (а-ахх! какой... шикарный). Его военная дорога, по которой он уверенно шагал в офицерском звании, закончилась в 1943, когда он был комиссован по тяжёлому ранению. В1945 он закончил театральный и - слава богу - имеем любимого актёра во множестве персонажей.

Другой выпускник - личность значительно менее известная широкой публике, но вклад его в копилку Победы более весом, по воле случая или по наследственной линии - как теперь определить? Но ему довелось и по служебной линии во время войны, и по личным отношениям после общаться с воинскими чинами Третьего рейха, от которых во многом зависел ход всей войны. Простите, не назову его имени, поскольку в последний раз, когда мы с ним общались в начале перестройки, он, в ответ на мою просьбу, определил период общественной жизни как "трудное время" и не позволил мне публично этого сделать. Впоследствии более не пришлось контактировать, так что разрешения на это я не имею и сейчас. Но в день Победы имеется соблазн рассказать немного об этом интересном человеке, пусть даже инкогнито.

Он Родился в семье профессионального разведчика, который был репрессирован режимом Сталина, и в дальнейшем тема отцовской судьбы всегда оставалась для него болезненной. 

Первой серьёзной вехой в его собственной карьере стала работа с военнопленным офицером Люфтваффе Генрихом фон Айнзиделем, сбитым в небе Сталинграда в августе 1942 г, - знаменитым в дальнейшем на всю Германию праправнуком германского канцлера Отто фон Бисмарка. Пленный держался гордо, независимо, был переполнен военной героической романтикой и искажёнными представлениями о русском варварстве. Изначально он был готов ко всему и с философским пренебрежением относился к собственной жизни. Слом и переоценка ценностей производились без насилия на интеллектуальном уровне путём логических доказательств. Результатом явилась листовка - обращение к немецким солдатам с напоминанием знаменитой заповеди Бисмарка с запретом походов на Россию, подписанная его праправнуком. Листовку эту массовыми тиражами сбрасывали с самолётов над позициями неприятеля. Впоследствии Генрих фон Айнзидель, как и многие пленённые офицеры высшего состава Вермахта, активно работал в национальном комитете "Свободная Германия" и уже в наше время занимал высокие посты в администрации канцлера.

 Следующим важным этапом военной жизни (буквально через полгода) стала работа по переводу во время допроса Паулюса, после того, как последнему всё-же довелось увидеть разрушенный, но непокорённый Сталинград изнутри. Как сложилась дальше судьба Паулюса, который в конце-концов также пришёл к работе в комитете "Свободная Германия" и выступал свидетелем обвинения на Нюрнбергском процессе, в общем-то всем известно. Кстати, пленённый генерал-фельдмаршал Фридрих Паулюс скрашивал досуг созданием акварельных пейзажей. Одна из этих акварелек в качестве памятного личного сувенира украсила стену московской квартиры его русского переводчика, с которым долгое время впоследствии поддерживались вполне приятельские отношения.

На  этом круг знакомств с легендарными личностями моего героя далеко не завершается: он лично знал Абеля и многих других, сегодня ещё не названных; сам же он после периода активной работы в области, о которой не принято распространяться, работал преподавателем МГУ, где мне и выпала честь напроситься в  его знакомые. К сожалению после перестройки мы не контактировали, пару раз упоминание о нём мне встречалось в прессе и сегодня я даже не знаю, жив ли этот уважаемый мною участник ВОВ и послевоенных действий вообще.

Честь и уважение ветеранам!