Владимир Шумилов
-11
All posts from Владимир Шумилов
Владимир Шумилов in Владимир Шумилов,

Morgan Stanley: из-за дешевой нефти правительство России может повысить налоги

Выбор непрост: остаться без резервов или обрушить экономику

Только при возвращении нефти на среднегодовой уровень $60/барр. Россия в 2016 г. может выйти из рецессии, полагает Morgan Stanley

Текущее снижение цен на нефть уже означает, что как минимум в I квартале 2016 г. доходы бюджета будут ниже плана и, скорее всего, годовой дефицит бюджета в 2016 г. составит 3,5% ВВП, прогнозирует в обзоре российской экономики Алина Слюсарчук из Morgan Stanley. На 2016 г. она рассмотрела три возможных сценария развития ситуации, исходя из цены нефти $60, $50 и $40/барр. соответственно.

По прогнозу МЭА, предложение нефти будет превышать спрос весь 2016 год

Цена нефти Brent упала ниже $37, WTI дешевле $35 Курс доллара превысил отметку 71 рубль

Восстановление цены до $50/барр. ближе всего к текущему прогнозу Morgan Stanley. Однако текущее падение цены нефти – на 15% с саммита ОПЕК 4 декабря до $36/барр. – уже сократило доходы бюджета в I квартале 2016 г., поскольку налоги выплачиваются с лагом: бюджету придется отказаться от некоторых расходов при одновременном увеличении дефицита с 3% до 3,5% ВВП, считает Слюсарчук. Ужесточение бюджетной политики продлит спад экономики: еще на 0,8% в 2016 г.

Бюджетный дефицит при среднегодовых $50/барр. будет профинансирован в основном средствами резервного фонда, которых в таком случае хватит до середины 2017 г. Снижение инфляции замедлится – до 8,5% в среднем за год и до 7,7% в декабре; ЦБ возобновит снижение ставки не ранее II квартала, до 9% к концу 2016 г., ожидает Morgan Stanley.

Нефть по $40: спад экономики, рост налогов

Сохранение низкой цены нефти создает большие бюджетные риски. Рублевая цена барреля в среднем с начала 2015 г. составила 2680 руб., на 12% ниже, чем в 2014 г., более того – сейчас сдвинулась до 2518 руб., на 20% ниже бюджетного плана, посчитали в Morgan Stanley: рубль слабеет вслед за нефтью, однако остается переоцененным относительно ее текущего уровня.

Минфин уже предупредил правительство о риске более крепкого курса рубля: по его расчетам, при нефти $50/барр. доллар будет стоить 58,5 руб., а не 63,3 руб., как прогнозировало Минэкономразвития, а при нефти $40/барр. – 65,75 руб., а не 72,6 руб. Компании начинают получать рефинансирование за рубежом, в течение 2016 г. доля тех, кто рефинансироваться не может, будет сокращаться, кроме того, идет небольшой приток капитала, в том числе в ОФЗ, на что еще полгода назад не рассчитывали, объяснял федеральный чиновник. В сентябре - ноябре риск-премии на Россию и доходности российских еврооблигаций быстро снижались вопреки общемировому сокращению спроса на рисковые активы, отмечает ЦБ в докладе: разрыв в премиях по CDS между Россией и другими нефтеэкпортерами практически закрылся. ЦБ объясняет это некоторым улучшением геополитической ситуации: стабилизацией на Украине, появившейся надеждой у участников рынка на прогресс в процессе снятия международных санкций с России после ее вмешательства в события в Сирии. Это оказало поддержку рублю на фоне снижения цены нефти: к ноябрю недооцененность российской валюты относительно фундаментально обоснованных значений почти исчезла, заключает ЦБ.

При нефти по $40 бюджет недосчитается 1,6 трлн руб., или 2% ВВП, доходов, дефицит может превысить 5%, резервный фонд будет фактически исчерпан за год, просчитал Минфин. Однако его предложения по оптимизации бюджета, в т. ч. 5%-е сокращение расходов, правительство не одобрило.

До сих пор правительство отвергало идею о повышении налогов до 2018 г., однако это может стать одной из опций наряду с дальнейшим сокращением социальных расходов, если сценарий низкой цены нефти материализуется, полагает Morgan Stanley. Расширение приватизации для финансирования дефицита бюджета – Минфин предлагал увеличить ее до 1 трлн руб., – вызывает скепсис, признает Слюсарчук: скорее, правительство может пойти на больший выпуск ОФЗ и внешние займы. Электоральный цикл не способствует проведению реформ, в том числе повышению пенсионного возраста, отмечает она: однако это вероятно уже в 2017 г., если нефть останется на уровне $40-50/барр.

Но снижение нефти до $40 и тем более до $30 представляется довольно сильным шоком, реакцию правительства на который предсказать трудно, признает Слюсарчук. Оно столкнется с непростым выбором: может резко сократить расходы, что отправит экономику в более глубокую рецессию; или же может пойти на более высокий бюджетный дефицит и исчерпание резервов в надежде на скорое восстановление нефтяных цен.

В зависимости от бюджетной политики – более или менее жесткой – спад ВВП при $40/барр. достигнет 2–3%, прогнозирует Morgan Stanley. Несмотря на рецессию, инфляция останется двузначной – 10–12%. Пауза в снижении ставок ЦБ продлится весь 2016 год при наличии риска их повышения, который тем не менее оценивается как минимальный.

Только при возвращении нефти на среднегодовой уровень $60/барр. Россия в 2016 г. может выйти из рецессии, полагает Morgan Stanley. Дефицит бюджета снизится до 1% ВВП, инфляция – до 6%, ЦБ снизит ставку в течение года на 4 п. п. до 7%.

Минфин намеревается за 2–3 года ограничить дефицит уровнем 1–1,5% ВВП, который можно профинансировать займами, поэтому лимит дефицита в 3% ВВП может быть сокращен в 2017 г., чтобы резервного фонда хватило и на 2017 г., считает Владимир Осаковский из Bank of America – Merrill Lynch. В 2016 г. правительство будет придерживаться дефицита в 3%, несмотря на динамику нефтяных цен, полагает он, и если они останутся низкими, может пойти на сокращение расходов и повышение налогов. Это еще больше ослабит экономику и затруднит ее последующее восстановление.

http://www.vedomosti.ru/economics/articles/2015/12/14/620909...