ПЕТР I
7
All posts from ПЕТР I
ПЕТР I in Петр I,

О глобальных тенденциях изменения мира (2015)

На базе Центра мир-системных исследований [1] мы занимаемся изучением и мониторингом динамики ключевых тенденций современности, влияющих на человека и мировое развитие. Здесь мы представим краткий векторный анализ-прогноз разрабатываемой нами современной мир-системы. Однако, принимая в расчет всю сложность и многообразность наблюдаемых потоков (информационных и метафизических), можно говорить только о представлении некоторых направлений, более-менее попадающих в т.н. информационный мейнстрим. Можно также предположить, что из года в год наш анализ будет расширяться и углубляться, захватывать новые сферы жизни.

Так, в полной мере должна сформироваться устойчивая информационно-мировоззренческая матрица, позволяющая знающему ее человеку, выходить на целостное и структурное понимание практически любой сферы жизни, конечно, преимущественно гуманитарного характера.

Подобные исследования актуальны в силу того, что 2014 год открывает новые горизонты для развития всего мира. Эскалация геополитического противостояния, как правило, дает импульс развитию многих областей жизни – XX век в этом плане очень показателен. К тому же все больше появляется т.н. предчувствий новой глобальной войны.

В текущем 2015 году мы представим свой первый анализ происходящих тенденций и изменений. Мы будем стараться проводить подобное исследование каждый год, дополняя и корректируя предыдущие наблюдения.

Сейчас мы сосредоточимся на следующих разделах знания:

I. Кризисогенность мирового развития

II. Геоэкономические изменения

III. Геофинансовая плоскость

IV. Развитие технологий

V. Информационный хаос

VI. Геополитика

VII. Философские войны/геофилософия

VIII. Измельчание языка

I. Кризисогенность мирового развития.

Согласно исследованию экспертов Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования «Политическое измерение мировых финансовых кризисов. Феноменология, теория, устранение» (2012) [2, с.55], финансово-экономические кризисы стали происходить все чаще.

 
  
Рисунок 1. Гребенка значимых финансово-экономических кризисов.
 
  
Рисунок 2. Единый на протяжении истории кризисов убывающий тренд межкризисных интервалов (мировая экономика) [2, с.56]Отметим, что главным провокатором кризисов в мире на сегодняшний день выступают США. Так, с момента принятия Конституции 1789 г. и до конца ХХ века не было почти ни одного года, чтобы США не предпринимали военных акций за рубежом. Из 235 таких событий (включая мелкие, в том числе приграничные, конфликты) 25-30 можно отнести к полномасштабным войнам.
 
  
Рисунок 3. Ежегодное количество войн и военных конфликтов [2, с.93].Однако на рисунках представлены только финансово-экономические кризисы и войны.

На Западе, помимо всего прочего, в настоящее время наблюдается совокупность большого количества других кризисов разного рода.

Речь идет не только о глобальном финансово-экономическом кризисе, но и о политическом (“арабская весна”, войны, революции и протестные движения – Сирия, Иран, Афганистан, Ливия, Украина),информационном (перенасыщение данными и громадное количество информационного мусора),морально-этическом и духовном (давление либерализма, как “свободы от”, вседозволенность, извращение веры и искажение религиозных учений и т.д.), религиозном (“смерть Бога” устами Ницше и его последователей), а главное – кризисе западного человека, который воплощает в себе все вышеперечисленное.

 
  
Рисунок 4. Совокупность западных кризисов – расширение кризисов на весь мир за счет фактора глобализации.Посредством процессов глобализации указанные кризисы, происходящие на Западе и с западным человеком – расширяются на все человечество.

Сегодня мы можем говорить про появление гибридного кризиса, когда вышеприведенные кризисы накладываются друг на друга, врастают в нашу жизнь, становясь ее неотъемлемым элементом. Под его влиянием меняется сам человек.

II. Геоэкономические изменения.

Происходит внедрение в жизнь института санкций. Зафиксирована попытка создать в рамках Совета безопасности ООН специализированное подразделение, занимающееся введением ограничений против целых государств.

Усиление поляризации – с одной стороны усиление институтов и их роли в рамках глобальной финансово-экономической архитектуры (МФЭА), с другой – т.н. развивающихся стран, в первую очередь группы БРИКС.

Здесь характерно повышение роли МВФ на фоне оказания помощи Украине, Греции и др.

Продолжение эволюции международных организаций:

– в первую очередь Совета по финансовой стабильности (FSB) расположенного в Базеле на базе Банка международных расчетов. FSB – это центр глобальных финансовых реформ, который занимается переустройством всей мировой финансовой системы.

– претворение в жизнь прозападных зон свободной торговли, например, США-ЕС (Transatlantic Trade and Investment Partnership, TTIP). Эти автаркии (Ф.Лист) в перспективе будут подстраивать под себя развитие международных организации, таких как ВТО, Всемирный Банк, МВФ и др.

– выстраивание участниками МФЭА конкурентных преимуществ в инвестиционной сфере посредством учреждения Глобального хаба
инфраструктурных инвестиций (инициатива Австралии в рамках председательства в G20 в 2014 году), и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций со стороны Китая. Здесь упор также делается на распыление государственного суверенитета и усиление позиций транснациональных акторов.

Важно также отметить продолжение глобального процесса слияний и поглощений (M&A), когда гигантские транснациональные игроки становятся еще больше. Здесь важно привести два исследования.

Во-первых, это результаты аудиторской проверки ФРС США в период с 1.12.2007 по 21.07.2010 гг. (острая фаза ГФЭК) [3, с.144]. В 2011 году в США впервые за всю историю существования этого государства Аудиторской палатой США была проведена аудиторская проверка деятельности ФРС. Показательно, что в рамках поддержки в период финансового кризиса Федрезервом было выдано – американским, британским, немецким, французским и швейцарским банкам – 16 трлн долларов. Эта сумма сравнима с годовым размером ВВП США или с 32-х кратным размером (на тот период) российских золотовалютных резервов.

Ниже представлен их список и размер полученной помощи:

 
  
Таблица 1. Получатели финансовой помощи от ФРС США.Помимо этого, в ходе аудиторской проверки установлен факт открытия ФРС США своп линий дружественным центробанкам (ЕЦБ, Банку Англии, Банку Швейцарии, Банку Японии, Банку Дании, Банку Швеции, Банку Австралии, Банку Южной Кореи, Банку Норвегии и Банку Мексики) на сумму свыше 8 трлн долларов [3, с.218].

Интересен также факт, что в ряде случаев деньги выдавались не напрямую от лица ФРС, а с использованием банков, например – крупнейшего американского ТНБ JPMorgan Chase (JPMC). Схема выглядела так: ФРС дает деньги JPMC, а JPMC выдает их другим банкам или прочим участникам финансового рынка под обеспечение их активами. Таким образом, в случае банкротства активы этих заемщиков переходили в собственность не ФРС, а JPMC. Что и произошло в результате острой фазы кризиса. Активы главного американского банка, таким образом, существенно выросли.

Во-вторых, исследование Швейцарского национального технологического института (ETH Zurich), которое показало основных владельцев мировых активов [4]. Из более 30 млн участников базы данных было отобрано 43060 ТНК [4, стр.3-4], из которых только 737 ТНК контролируют 80 процентов мирового капитала. Среди них есть ядро из 147 ТНК, которое управляет 40 процентами всего мирового капитала. В этом списке доминирующее положение занимают все те же американские и европейские банковские группы: Barclays, UBS, JPMorgan Chase, Merrill Lynch, Bank of New York Mellon Corp., Goldman Sachs и др. Анализ был сделан на основании данных за 2007 год, еще до запуска печатного станка ФРС.

III. Геофинансовая плоскость.

На этом фоне показательна монетарная политика главных центробанков мира. В настоящее время благодаря проведению программ «количественного смягчения» ФРС США, Европейским центральным банком, Банком Англии и Банком Японии в международную банковскую систему в среднем ежегодно официально поступает порядка 1 трлн долларов.

Можно предположить, что координатором монетарных вливаний выступает все тот же Банк международных расчетов (BIS).

В мире происходит еще больший отрыв сферы финансов от реального сектора экономики. Наблюдается формирование новой финансовой вселенной. Что позволяет нам это утверждать?

Во-первых, статистика BIS о динамике биржевых деривативов (только фьючерсы и опционы). До глобального кризиса в 2008 году оборот достигал 2,25 квадриллиона долларов при номинальной стоимости базовых активов, покрываемых контрактами, около 100 трлн долларов [5]. Последние данные за 2014 год дают цифры порядка 2 квадриллионов долларов [5]. Касательно внебиржевых деривативов данные их объема по номинальной стоимости варьируются в диапазоне 600 – 700 трлн долларов. И все это притом, что мировой ВВП в 2008 году был равен 61 трлн долларов (в 1999 году ВВП составлял 35 трлн долларов). Сейчас мировой ВВП оценивается в 70-75 трлн долларов.

Во-вторых, приведем прогнозные цифры по росту финансовой глубины мира (то есть степени пронизанности жизни финансовыми операциями).

 
  

Таблица 2. Динамика финансовой глубины мировой экономики. Глобальные финансовые активы, банковские депозиты в целом по миру, суммарная капитализация рынков акций и долговых государственных, муниципальных и корпоративных ценных бумаг рассчитаны по данным: MappingGlobalMcKinseyInstituteAnnualReports 2006 – 2009, стоимость биржевых и внебиржевых деривативов – по BISQuarterlyReviews1995 – 2012 гг., мировой ВВП в текущих ценах – по IMFEconomicOutlookDatabaseOctober 2009.

Отношение глобальных финансовых активов к мировому ВВП вырастет в 2020-х гг. до 580 – 650 процентов, внебиржевых деривативов – до 3000 – 3500 процентов (циклический максимум), далее произойдет понижение на 10 – 15 процентов [6, стр.321-322].

Это будет происходить за счет:

проникновения сферы финансов в новые «нефинансовые» регионы мира. В качестве отправной точки можно взять термин «финансовая цивилизация», к которой относятся страны Запада – прежде всего США и Великобритания. Посредством финансовой глобализации – установление финансовых центров, расширения финансовых рынков, распространение финансовых продуктов, акторов и финансового инжиниринга – в финансовый мир будут вовлекаться все новые страны.

появления новых финансовых продуктов (инжиниринга) – производных финансовых инструментов, таких как кредитные дефолтные свопы (CDS), деривативы на природные ресурсы, парниковые газы, человеческие возможности – биоинженерию и новые, имеющиеся только в проектах технологии, в отношении которых есть предположение, что их развитие будет приносить прибыль (технологии группы NBIC, о которых мы скажем дальше).

роста активов институциональных инвесторов с 38,651 трлн долларов по стоянию на конец 2013 года – до 46,650 трлн долларов к 2018 году [7, с.59].

резкого расширения индустрии хедж-фондов. Прогноз увеличения отрасли к 2018 году составляет 4,81 трлн долларов с текущих (начало 2014) 2,63 трлн долларов – то есть почти в два раза [7, с.60].

IV. Развитие технологий.

На фоне изменений в международных организациях и финансовых технологиях, происходит постепенное установление конкурентного преимущества развитых западных государств за счет перехода к шестой волне технологического уклада, главным образом путем развития технологий группы NBIC (Nano, Bio, Info, Cogno) [8, стр.15-22]. Здесь происходит соединение разработок в области нанотехнологий, биоинженерии, информационных новшеств и технологий, задействующих человеческое мышление (искусственный интеллект).

Примечательно, но сегодня можно на полном серьезе говорить о формировании на базе всего вышеизложенного настоящего биоробота – киборга. Первым пунктом повестки дня прошедшей в середине июня с.г. встречи Бильдербергского клуба [19] как раз стоял вопрос создания искусственного интеллекта. А в 2014 году японские ученые заявили о создании мышечной ткани, способной реагировать на сигналы, поступающие от нервных волокон. В текущем году созданы образцы искусственных нервных волокон. Процесс идет…

Такое развитие влечет за собой изменение человеческого сознания. В качестве самых скромных примеров можно привести:

установление клиповости или фрагментарности мышления за счет использования технологий twitter-общения, предусматривающего короткие отрывочные сообщения.

концентрация системы образования на узкопрофильности. «Штамповка» узких специалистов в результате ведет к тому, что для того, чтобы увидеть за деревьями лес, решают провести спектральный анализ листьев.

уход разума человека в социальные сети – формирование новой плоскости реальности ­– реальности виртуальной. За счет поддержания этого процесса удается забирать огромное количество человеческой энергии, потенциала, по сути, превращая ее в пустоту, тогда как эта энергия могла бы либо принести большую созидательную работу, либо пойти в другое русло, подразумевающее борьбу за справедливость.

Здесь же примечательна огромная капитализация этих продуктов, притом, что они ничего кроме информации собой не представляют.

оповерхностновление восприятия информации за счет установления экраноцентричности получения сведений (экраны – компьютера, телевизора, телефона, планшета и т.п.). В результате такой техногенной глобализации и увеличения количества информации человек меньше старается проникнуть в суть вещей, замещая это поверхностным скольжением по тематике того или иного вопроса [9]. Получается, что мы все больше осведомлены обо всем, однако по сути вопроса знаем все меньше (многознание ума не прибавляет).

V. Информационный хаос.

Информационные войны с 2014 года – переходят в новую сильную стадию. Если их вспышка фиксировалась в 2008 году, вокруг эскалации ситуации нападения Грузии на Абхазию и Южную Осетию при обвинении во всем Россию, то теперь Россию принято обвинять чуть ли не во всех смертных грехах. В информационном поле западных стран формируется негативный образ России.

При этом, как ни стараются политикоформирующие круги западных стран, которые ввели санкции против России, рейтинг В.Путина среди их населения выше рейтинга их собственных руководителей. Об этом свидетельствует тот факт, что наш президент занял первое место в рейтинге журнала Time среди самых влиятельных людей планеты [10].

Не снимается, а только усиливается фактор управляемости информационными потоками (BBC, CNBC, CNN и т.п.). В поле внимания преобладает кризисная тематика.

На этом фоне происходит изменение семантики английского языка. В устной и письменной речи появляется больше слов, связанных со страданиями, бедствиями, войнами.

Учитывая «размножение» информации в соцсетях можно выделить продолжение роста объема информации. В контексте практикуемых сегодня сетевых войн [11] и погружения населения в эпоху виртуальной реальности важно отметить тот факт, что информация становится реальностью только тогда, когда она попадает в информационное поле СМИ. Если информация не публикуется, о ней никто ничего не знает.

В целом происходит искажение глобального информационного поля. Самостоятельно разобраться, где правда, а где ложь становится практически невозможно.

VI. Геополитика.

Мы не будем здесь вдаваться в хитросплетения геополитических событий, так как почти все они находятся в спектре внимания средств массовой информации. К числу наиболее явных относятся:

– поддержание хаоса на Севере Африки и Ближнем Востоке. Формирование хаосообразующего центра сила в лице Исламского государства.

– включение Украины в зону геополитической нестабильности. При этом с нашей точки зрения, данные события принимают затяжной характер.

– на евразийском пространстве формируется устойчивая зона нестабильности, в том числе как условия для продолжительного противостояния/конкуренции участников и бенефициаров МФЭА с Китаем.

– в Европе продолжается передел сфер влияния. В кризисное поле опять попадает многотысячелетняя цивилизация Греции, которая пытается освободиться от гнета банковского лобби и сил, выступающих за евроинтеграцию [21,22].

VII. Философские войны/геофилософия.

Мир незримо расколот на две части. С одной стороны – философия либерализма, как крайней свободы. С другой стороны – философия цивилизаций многополярного мира, традиционализм, право на культурную идентичность.

При этом либерализм, пребывая на волне глобализации, склонен к доведению тех сфер жизни, которых он касается, до крайности. В результате легализуются однополые браки, вплоть до одобрения их церковью, легкие наркотики, утверждается примат развлечения и потребления.

Такое развитие философии либерализма трансформируется в нечто новое. Одним из ощущений этого служит проведенное недавно профессором, доктором политических и социологических наук А.Г.Дугиным масштабное исследование эволюции философской мысли Западного мира, а затем и всей планеты – результаты которого изложены в книге «В поисках темного логоса» (2012) [12], а также в семитомнике Ноомахии – Войны ума [13,14,15,16,17] служат свидетельством очень беспокойной тенденции в умах западного человека. Основываясь на анализе всех самых значимых философских работ за последние 2500 лет, профессор пишет, что Запад погружается в царство Диониса – бога хаоса и безумия. И что, возможно, помимо поиска Темного Логоса (образ мышления) стоит задуматься о Логосе Черном, к которому склонен западный мир (то есть речь идет на полном серьезе о спуске в царство тьмы).

Опасно то, что посредством процессов глобализации такой образ философского мышления распространяется на весь мир, и поступательно (окна Овертона [18]) меняет национальные философии и образ мышления других народов. Свой вклад вносит политика мультикультурализма. Так устанавливается геофилософия – ощущение практики философских войн.

VIII. Измельчание языка.

Отмечается практика упрощения языков. В Википедии, например, появился раздел Simple English (простой английский), притом, что сам по себе английский язык нельзя назвать языком философов или мыслителей, вот для бизнес-процессов он подходит оптимально.

По поводу немецкого языка ведется дискуссия об исключении из него ряда правил и символов. В русском языке проводятся реформы, сокращающие количество правил, постепенно убирается буква ё – то есть все сводится к упрощению, примитивизации, а значит и уменьшению энергии языка, сокращению силы, которой мыслит народ-носитель этого языка. Сила и глубина языка определяет силу и образ мышления народа.

В отношении французского языка идет такая же тенденция. Мигранты во втором поколении подали петицию в правительство, за упрощение языка – требуют убрать сложные грамматические формы глаголов. Пока им отказали, но они направились в суд. Движение идет…

Некоторые выводы

1. «Деньги превыше всего». Фактор преобладания финансовой стороны вопроса будет оказывать еще больший эффект на развитие жизнеобразующих процессов современности. Правило современной финансово-экономической архитектуры гласит: больше денег (рост финансовой глубины мира) при вовлечении в сферу финансовой цивилизации других стран и народов. При этом главные выгодоприобретатели существующей системы используют финансы в качестве инструмента для достижения своих целей.

2. Изменение сознания человека под воздействием новых технологий. Информация, ее увеличение в объеме и качестве – формирует виртуальную реальность. Развитие технологий будет подстраиваться под такую эволюцию информации.

3. Цивилизация Запада трансформируется в единое целое – в финансово-экономическом плане, культурно-философском и информационном. Происходит внутренняя конвергенция между странами-участницами при включенности гибридного кризиса.

4. Задан вектор на упрощение. Чем проще для масс, тем лучше, так как ими проще управлять. Жестоко, но такова правда жизни.